Посвящается Людовику Жюли

 

Как же это все мне преодолеть,
Расставанье — маленькая смерть.
Расставанье — долгий путь к началу,
Но смогу я этот путь пройти когда-нибудь.
Где же ты, дай ответ,
Отзовись, мой друг,
Ау, ау, ау, ау, ау...
Но в ответ слышу я
Только сердца стук... 

 

— Жанна Агузарова. «В городе моем».

 

Папа, я сделал это!

Отец Людовика Жюли был выходцем из корсиканской ветви рода, уже несколько поколений живущей на Корсике в деревеньке, которая в зимний период едва насчитывала 50 человек постоянных жителей. Такие места очень хорошо получались у Отара Иоселиани. Тоскливые места. Об отце, которого Людо столь же любит, сколь и побаивается, Жюли говорит свободно, но никогда до конца не дает воли чувствам. «Он хотел сделать карьеру в футболе, но у него не вышло; он многим пожертвовал, чтобы это удалось мне». Он не прибавляет «вместо него», но сути дела это не меняет: учение проходило под требовательным взглядом отца и удостаивалось придирчивых оценок. В 1996 году Стивен Хопкинс снял замечательный фильм «Блеск» про пианиста Дэвида Хелфготта. Там тоже «учение проходило под требовательным взглядом отца».

В комнате Людо висел плакат с изображением Майкла Джордана. Однажды он увидел своего кумира в одном из ресторанов Монако. Все задуманные ранее слова тут же вылетели из головы, впрочем, и простого пожатия руки хватило, чтобы на одного самого счастливого человека на земле стало больше.

Начинал Людовик правым полузащитником, но при необходимости мог сыграть и в атаке. Настырность помогала. Именно тогда, в 1995 году, знаменитый Паскаль Ольмета дал ему прозвище «Super Souris» (Супер Мышь, — прим. автора). Интересно, обижался ли Жюли на это прозвище или гордился им? Наверное, все-таки второе. Пусть лучше дуются в сторонке Эдмундо с Баптистой.

Три с половиной года в «Лионе» убедили руководство монегасков выложить 42 миллиона франков за Жюли. Такие деньги никогда еще не платил ни один французский клуб. В 2000 году «Монако», без сомнения, был сильнейшей командой страны. Бартез, Трезеге, Саньоль, Маркес, Гальярдо. В такой компании приятно расти и учиться. Хотя чему можно научиться у Гальярдо, я, честно говоря, с трудом представляю. Жюли начали вызывать в сборную Франции, но на ЕВРО-2000 Роже Лемерр его брать поостерегся. Слишком уж хороша была слепленная Эмме Жаке команда.

Сезон 2001/02 обернулся настоящей трагедией для Людо. Разрыв связок правого колена, из-за которого он пропустил практически весь чемпионат. От него отвернулись многие знакомые, партнеры по команде и даже друзья. «Обычный вечер, обычный дом». В следующем сезоне Дидье Дешам вручил ему капитанскую повязку. Когда в финале Кубка Лиги «Монако» одолел «Сошо» со счетом 4:2, а Людовик забил два прекрасных гола, он искал глазами на трибунах тех, кто оставил его гнить на операционном столе. Тех, кого когда-то можно было называть «друзьями» и не испытывать при этом чувство стыда. Он кричал им что-то невнятное и тряс руками, а под конец расплакался. Ему полегчало, и огромный трофей Людо получал уже в прекрасном расположении духа.

Сезон 2003/04 стал лучшим в карьере Жюли: 13 голов в чемпионате и четыре в Лиге Чемпионов. Он трижды становился Игроком месяца во Франции, ему улучшили условия контракта. «Я свои деньги не украл — мою футболку после матчей выжимать можно». Мы помним страшную победу на «Депором» со счетом, который лучше не произносить, на ночь глядя. Мы помним эффектный вылет «Реала» с Зиданом, Роналдо и Бекхэмом от ног монегасков. Роналдо, ты мечтал выиграть Лигу Чемпионов? Ну-ну. Мы помним пятку Жюли и покосившегося, словно заброшенная печь, Эльгеру. Мы помним ту чудо-команду с Пршо, Ротеном, Нонда. Где они сейчас? В решающем матче против «Порту» корсиканец получил травму. «Монако» уступил со счётом 0:3, а Жюли вновь пришлось пропустить ЕВРО.

«Я желаю поиграть за границей, потому как во Франции уже все показал, здесь я уже прогрессировать не могу. Я хочу открыть для себя новые стадионы, познать, что значит — играть при аудитории 70 тысяч зрителей. Я провел уже девять сезонов во Франции, и возникает ощущение, что я становлюсь частью интерьера французской лиги», — откровенничал по окончании сезона Людовик в интервью «France Football», — «Влиться в итальянский футбол едва ли удастся, для этого мне не хватит атлетизма, в Англии мне было бы неуютно наблюдать за тем, как мяч то и дело пролетает над моей головой. Моей целью является переход в большой клуб Испании, и "Барса" выглядит наиболее привлекательным вариантом».

Несмотря на желание Дешама оставить капитана у себя и непростые переговоры «Барселоны» с «Монако», Людо переехал-таки в Каталонию и, недолго думая, поселился в доме, который ранее принадлежал Эммануэлю Пети. Бедняге Пети, купленному за астрономическую сумму и едва не простившемуся с жизнью на поле «Сан-Сиро». Дурной знак? Полноте. Это же французы. На них не действуют никакие заклинания и не работают приметы. С ними давно уже все ясно, и удивляться очередному «незаигравшему» как-то глупо и нелепо. «Я буду первым французом, который интегрируется в «Барсе». Обещаю!», — улыбался Жюли на официальной презентации.

«Блауграна» улетела в Токио, и в первом же матче разгромила местный «Касима Антлерс» (5:0). Людовик Жюли отыграл первый тайм, забил два гола и отдал голевую передачу на Ларссона. Француз отличался и в невероятно красочном и содержательном Кубке Гампера с «Миланом», и в первом матче чемпионата с «Расингом». Но уже тогда закралась в голову нехорошая мысль: погодите, а что мы имеем, помимо этих голов? Проигранные единоборства, запоротые моменты, нахождение в тени остальных игроков большую часть матча. Людо и сам понимал, что это не дело: «Мои лучшие игры еще впереди!». Он радовался, что предательские травмы позади, и рвался в бой. А во время благотворительного «Матч против СПИДа» потянул мышцу и выбыл на месяц.

Вернувшись, Жюли забил по голу «Севилье» и «Сарагосе». То были одни из лучших матчей француза в «Барселоне». Но пока об этом никто не догадывался. В матче с «Нумансией» Людо дернул поясницу и вновь слег в лазарет. Это было рядовое повреждение, такое случается, но вместе с тем это была четвертая травма в сезоне. В сезоне, который не так давно перевалил за экватор!

К апрелю 2005 года Жюли отыграл лишь семь полных матчей, еще в шестнадцати он был заменен по ходу игры. Чаще всего, на Иньесту. Франк Райкаард оберегал француза от больших нагрузок. Или уже тогда больше верил в Андреса?

Так или иначе, но Людовик чувствовал дыхание «Смерти» за своей спиной. Оно подгоняло и без того быстрого вингера, оно мотивировало. И вот пять голов в шести матчах! Один из них — «Малаге», когда Жюли перепрыгнул Фернандо Санса (разница в росте составляла 19 сантиметров!) и переправил мяч головой в сетку ворот. После матча футболист признался, что во Франции трижды огорчал вратарей со второго этажа.

Журналисты сразу же вспомнили, что Людо поставил себе цель забить минимум десять голов за сезон. Теперь эта цель не казалась такой уж невыполнимой. Как и чемпионство «сине-гранатовых». Конечно же, Жюли выполнил обещание и даже превзошел ожидания: одиннадцать голлов по итогам сезона скрасили ускользнувший титул Пичичи Самуэля Это'О. Campeones! Campeones!

Затем на дежурство заступил Месси. Опасный человек, еще опаснее, чем Иньеста. Тихим сапом аргентинское дарование уже к марту сравнялся по количеству забитых голов с Жюли — у обоих было по шесть. Дело, пожалуй, не столько даже в Месси, сколько в самом Жюли. Внезапно Людовик понял главное, приоритеты сами заняли свои места на полочках. «Я должен много работать для попадания в состав, но конечное решение всегда за тренером. Команда всегда важнее игрока. Моя точка зрения изменилась», — сказал он в интервью официальному сайту «Барселоны». Что ж, Людо, ты сделал свой выбор. Возможно, это не самый лучший вариант для твоей карьеры. Возможно, он сильно бьет по самолюбию. Но свое место в сердцах «кулес» ты занял прочно и навсегда.

Следующий сезон в «Барселоне» в итоге оказался последним для Жюли. Команда проиграла все, что только можно, а выиграла только то, что нельзя было не выиграть. После поражений в Лондоне и Мадриде разгневанный Райкаард собрал футболистов на внеплановой тренировке и продемонстрировал, что значит жесткий прессинг. Больше остальных, по ногам получил Жюли. «Я очень счастлив здесь, и у меня нет никаких проблем. Мне бы хотелось завершить свою карьеру именно здесь», — уверял Людовик пишущую братию и самого себя.

Он был готов сидеть на скамейке.

Чтобы понять, как сильно изменился Жюли с переходом в «Барсу», нужно обратить внимание на то, как он праздновал голы раньше, во Франции, и как делал это в Каталонии. При всех своих очевидных физических особенностях (маленький рост, короткие ноги, крючковатый нос), Жюли слыл одной из самых фотогеничных и популярных фигур среди французских операторов. Он подкупал своей экспрессией, своей искренностью и страстью. Сжатыми до боли в костяшках кулаками, звериным оскалом и могучим криком. Людовику можно было верить и доверять. Каждый свой гол он отмечал как последний, после очередного его шедевра можно было заканчивать матч и расходиться по домам. Удары с лету, в падении, на опережение, из-за штрафной, с пенальти. И эмоции, эмоции, эмоции!

Жюли ценил своих товарищей по команде, но очевидным авторитетом здесь был лишь он сам. Полновластный хозяин «Луи II», который всегда с трудом собирал приличное количество фанатов, но болел исключительно сердцем.

А в «Барселоне» сразу же оказались Деку, Роналдиньо, Ларссон, Пуйоль. И 98-тысячный «Камп Ноу», со своим обостренным чувством голода. Смущение трансформировалось в стеснение, затем в кротость и обернулось чем-то вроде вины за то, я, знаете ли, человек маленький. Во всех смыслах этого слова.

Франк Райкаард не мог знать, что из всех школьных предметов Людовик больше всего любил математику, но продолжал упорно высчитывать, где и когда должен оказаться Жюли, чтобы из Пункта А успешно добраться до Пункта Б. Людо превратился в заводного петушка. Такие продаются в переходах метрополитена. Ты всегда знаешь, на что они способны и когда у них кончится заряд. Они будут топтаться на месте, пока ты не поднимешь их и не переставишь на другой участок.

Для того чтобы стать заводным апельсином, Жюли был либо недостаточно агрессивен, либо не имел голландского гражданства.

В «Барселоне» он не забил ни одного гола из-за пределов штрафной площади. В то время, как на его презентации давным-давно включали ролик с подборкой его голов за «Монако». И в основном это были потрясающие по исполнению дальние удары.

Вернемся к нашим петушкам. Именно в «Барселоне» ведь Жюли потерял место в сборной. Справедливо или нет — неважно. Можно вспомнить Рибери и второе место на Мундиале в Германии, а можно подумать о тренерских способностях Доменека и игровой форме Жюли в 2006 году. «Бывает, что я не понимаю некоторых вещей в этой жизни. А тут приходит момент, когда я понимаю, что вообще ничего не понимаю», — грустно прокомментировал француз решение Доменека не брать его на Чемпионат Мира. Ранее по этому же пути прошел Беллетти. И нет ведь никаких гарантий, что бразилец начнет этот сезон в сине-гранатовом... Все когда-нибудь заканчивается. И чем лучше все казалось издалека, тем острее все чувствуется, когда дотрагиваешься до пожирающих время песочных часов.

Нас приучили к прямолинейности и незатейливости сине-гранатового Жюли, ругали его и Райкаарда, на чем свет стоит, а француз, словно в насмешку, мстил совершенно невероятными ходами и голами. Он наказал с нулевого угла «Вильярреал», когда потерявший голову в результате гонки за Пичичи Это'О элементарно не попал по мячу. Он забил «Настику», демонстративно долго разворачиваясь и подбирая ногу, когда с трибун ему кричали: «Ну, бей же! Бей!». Он забил «Милану» с нерабочей левой ноги и подарил нам Лигу Чемпионов в той же степени, что это сделали Это'О, Беллетти и Ларссон.

Можно что угодно говорить про Людовика Жюли, но на данный момент это лучший француз в истории «Барселоны».