Для нынешней «блауграны» тезис «молодёжь – это наше будущее», актуален как никогда. Об этом и пойдёт речь в серии статей, которые эксклюзивно для вас подготовила БарсаМания. Мы будем освещать все основные моменты, связанные с Ла Масией и академиями «Барселоны» по всему миру.

«Сине-гранатовые» уже давно славятся воспитанием молодых талантов, а «Центр Ориоля Торта» – современное спортивное сооружение мирового уровня. Однако, так было не всегда. Чего уж там греха таить, лишь в 1978 году «Барселона» озаботилась созданием централизованной резиденции для молодых игроков. Ранее они просто жили в различных платных пансионатах Барселоны в районах Побле Сек, Грасиа, Сантс и Сиутат Велла.

В то время этот вопрос привлёк наше внимание. Это [проживание в пансионатах] было не только неконтролируемым, но и непродуктивным дорогостоящим решением

— Жауме Оливе, бывший координатор массового футбола «Барселоны»

Помимо этого, у такого положения дел был второй недостаток: в семидесятых годах планировалась реорганизация массового футбола и расширение географии вербовки мальчиков по всей Испании. Однако, семье молодого футболиста было трудно согласиться позволить ему жить в чужом городе, тем более таком крупном, как Барселона, без строгого надзора со стороны клуба.

В ситуации некой стагнации массового футбола, в 1978 году президентом Клуба стал Жозеп Луис Нуньес. Он лично был заинтересован в создании резиденции для своих воспитанников. Но необходимо было знать, где её разместить, и тогда как вариант возникла «Ла Масия», из-за своего стратегического положения.

Президент Нуньес демонстрирует макет будущей «Ла Масии»

Вообще, «Ла Масия» – это имя нарицательное, название каталонских фермерских домиков времён Средневековья. Но в данном случае речь шла о вполне конкретном доме, расположенном буквально напротив «Камп Ноу». Это здание было построено ещё в 1702 году, и с 1966 являлось временным офисом для архитекторов стадиона и штаб-квартирой Клуба при президенте Энрике Льоде.

«После его использования как офиса, объект был на некоторое время заброшен. И хотя в то время его планировали превратить в ресторан, давление общественного мнения заставило отказаться от этой идеи», – объясняет Оливе. Таким образом, 20 октября 1979 года состоялось торжественное открытие новой резиденции для молодых игроков.

В Ла Масии, в которой было около пятнадцати кроватей, игроки из-за пределов Барселоны жили вместе как одна семья, делили еду, тренировки, занятия, хорошие и плохие времена. Ставка на контроль за игроками и упрощение скаутинга сработали по полной.

Клуб следил за диетой мальчишек в соответствии с рекомендациями, установленными диетологами, в дополнение к их академической подготовке с учителями, а также управлял их рекреационными привычками.

«Это была наша ответственность, и поэтому нам следовало быть очень осторожными. Опасность того, что мальчики нарушат режим казалась огромной, потому как город предлагал множество отвлекающих факторов, начиная от похода в торговый центр и заканчивая вещами похуже, учитывая район, где находится Ла Масия», – подчеркивал Оливе. Здесь Жауме намекает на то, что вокруг «Камп Ноу», по обыкновению, встречается большое количество девушек лёгкого поведения. Занятный факт, не находите?

Оливе добавляет: «Мы всегда были негибкими в вопросах поведения, даже до Ла Масии. Мы декларировали, что нам нужны серьёзные, ответственные люди, готовые помочь в нашем деле». Как мы с вами понимаем, такой подход был не очень-то и рабочим – любым требованиям должно предшествовать создание соответствующих условий для их выполнения. Теперь у «Барселоны» они были. И это дало серьёзные плоды. Например, именно благодаря новой «Ла Масии», клуб смог подписать Гильермо Амора, будущую звезду команды.

Амор на фоне «Ла Масии». Уже в качестве одного из директоров «Барселоны».

Когда Клуб решил заполучить молодого Амора, первого игрока, не родившегося в Каталонии, он натолкнулся на препятствие в виде его матери, которая считала, что в 12 лет слишком рано покидать дом. Только после того, как семья Амора посетила «Ла Масию» и получила гарантии, что клуб будет внимательно следить за молодым Гильермо, они согласились позволить ему подписать контракт в 1980 году. В итоге Амор провёл в клубе 18 лет и с 17 трофеями, на тот момент, стал самым титулованным игроком «Барселоны» за всю историю.

Проблема «Барсы» на протяжении многих лет заключалась в том, что молодёжь тренировалась по своим методикам, а вот первая команда всегда играла в соответствии с модой и идеями приезжего тренера. Независимо от того, кто был в филиале или молодёжной команде, такие тренеры, как Вайсвалер, Латтек, Менотти и Венейблс, имели своё представление о футболе. Как результат, воспитанники и игроки дубля были на одной волне, а первая команда – совсем на другой.

В семидесятых годах команда претерпела существенные изменения. Приход в Клуб голландского тренера Ринуса Михелса в 1971 году привёл к внедрению ряда новых методов. Оливе объясняет важность этого изменения: «Тренировки молодёжи устарели, и Михелс привнёс новые идеи: технические схемы и физические упражнения, и всегда с наличием мяча. Эта методика, как и расстановка 4-3-3, применялась ко всем командам Клуба, и в конечном итоге было решено, что мы не можем менять нашу методологию каждый раз, когда меняем тренера. Поэтому были приняты эти принципы Михелса, которые с годами совершенствовались, но основа работы осталась прежней».

Первой группой игроков, вышедшей из этой организованной системы тренировок, уже при Кройффе, были Иван де ла Пенья, Альберт Селадес, Рожер Гарсия, Оскар Гарсия, Тони Веламасан и Хуан Карлос Морено. К сожалению, это поколение стало жертвой внутренних проблем в клубе, которые на некоторое время затмили футбольные идеи.

Позже, выпускниками «Ла Масии» становились такие клубные легенды как Пеп Гвардиола, Андрес Иньеста, Карлес Пуйоль и Виктор Вальдес. Однако, вопреки расхожему мнению, не все воспитанники того поколения жили в старом здании Ла Масии: Месси, например, отказался, а Хави и Пике были местными.

Иньеста отмечает своё 17-летие в «Ла Масии»

В 2000-х годах «Ла Масия» уже могла вмещать 45 человек на площади в 600 м2. В здании имелись кухня, столовая, комната отдыха и библиотека, а также гардеробные, ванные комнаты и спальни, но мало что представляло собой то великолепие, которое есть сейчас в «Центре Ориоля Торта», названного в честь того, кто непосредственно занимался созданием Ла Масии в 1979 году. У человека с такой «вкусной» фамилией не могло выйти что-то неудобоваримое.