30 апреля 1988 года на «Камп Ноу» состоялось одно из самых незабываемых Эль Класико из когда-либо сыгранных между «Барселоной» и мадридским «Реалом». Матч, который прошёл всего через два дня после пресс-конференции в гостинице «Heredia», на которой большинство игроков «Барсы» потребовало, чтобы занимающий в то время пост президента клуба Хосеп Луис Нуньес ушёл в отставку.

Налоговые скандалы, охватившие клуб, заставили испанское правительство вмешаться в ситуацию. Выяснилось, что некоторые игроки «Барселоны» подписывали два контракта с клубом, но только один из них облагался налоговыми обязательствами. Сделано это было, разумеется, чтобы уменьшить сумму выплачиваемых налогов.

Когда власти пришли на «Камп Ноу» для того, чтобы взыскать сумму неуплаченных налогов, ситуация зашла в тупик: Нуньес утверждал, что в этом были замешаны именно игроки, а не клуб, который вообще занимался, по словам президента, благотворительностью (это сокращает налоговые выплаты). Игроки же были не согласны с ним, аргументируя это тем, что именно руководство клуба дало им указание подписывать два контракта. Члены команды настаивали на том, что они не ответственны за убытки. 

Когда в Барселоне настала ночь Эль Класико, болельщики должны были сделать выбор: защитить и поддержать своих игроков или своего президента. Несмотря на то, что поклонников Нуньеса было совсем немного, и многие из фанатов хотели его отставки, идея президента о защите «Барселоны» от самих игроков, нападавших на клуб, была выигрышной.

Игроков «Барсы» беспрецедентно освистали. А игроки мадридского «Реала», только что завоевавшие чемпионство в Примере, были встречены почётным коридором игроков «Барселоны» и неожиданными аплодисментами зрителей, да такими, которые они не всегда слышали на родной арене.

Одним из главных действующих лиц в этой налоговой саге был Бернд Шустер. Тот, кого личные юридические споры с клубом привели в суд, стал первой упавшей костяшкой домино. В тот день он играл за «Барселону», но это было его последнее Эль Класико в сине-гранатовой футболке. Однако это был не последний раз, когда Шустер был освистан тысячами каталонцев на «Камп Ноу» во время Эль Класико — в следующем сезоне он тоже принимал в нём участие, но только уже в сливочной футболке. 

Десятилетием раньше, благодаря отличному выступлению за сборную Западной Германии U-18, 18-летний Шустер добился известности на родине. Из-за своей не по годам зрелой игры и непринуждённого стиля он в 1978 году перебрался из юношеской команды родного города, «Аугсбурга», в футбольный клуб «Кёльн», который в то время был действующим чемпионом Бундеслиги.

«Кёльн» играл под руководством Хеннес Вайсвеллера, человека, благодаря которому и случился стремительный взлёт мёнхенгладбахской «Боруссии». Вайсвеллер покинул Мёнхенгладбах летом 1975 года, когда клуб достиг своего пика, после этого «Хеннес» успел поработать ещё и в «Барселоне», пока в 1976 году на посту главного тренера каталонцев его не сменил Ринус Михелс.

Талант Шустера был слишком велик, чтобы остаться незамеченным Вайсвеллером, и вскоре он оказался в стартовом составе. Шустеру на тот момент было всего 19 лет. Вообще, это такая давняя немецкая традиция: молодые игроки всегда были, что называется, под защитой и покровительством тренера, благодаря чему дорастали до статуса звёзд первой команды. Существовало негласное правило: игроки не делают значительного прорыва до тех пор, пока им не исполнится 20 лет, но Бернд Шустер оказался очень хорош и почти с первых минут в новой команде стал неотъемлемой частью «Кёльна».

Уже в своём дебютном сезоне Шустер был близок к финалу Кубка Европейских Чемпионов. Его команда забила два гостевых мяча в начале первого полуфинального матча против «Ноттингем Форест», но затем хозяева смогли сенсационно отыграться, а «Кёльн» заработать такую, казалось бы, полезную ничью — 3:3. Всё бы ничего, но ответный матч немцы умудрились проиграть со счётом 0:1 — финал в Мюнхене был упущен. 

В следующем сезоне Шустер ворвался в национальную команду. Юпп Дерваль, сменивший Шёна Хельмута на посту главного тренера после разочаровавшего немецких боссов Чемпионата Мира 1978 года, заменил в составе целый ряд игроков, приглашенных в команду Хельмутом. Западная Германия квалифицировалась на ЕВРО-1980 без особых затруднений.

Вернувшись в «Кёльн», Шустера снова ждало разочарование. На этот раз из-за того, что клуб опять остался без трофеев, хотя они и дошли до финала Кубка Германии.

ЕВРО-1980 в Италии показал, что игра Бернда изменилась. Он принял участие только в двух матчах Западной Германии из четырёх, но был на высоте в каждой из них. Благодаря ему, такие глыбы мирового футбола, как сборные Испании и Италии остались не у дел. Заняв на поле роль «кукловода», Шустер стал одним из ключевых игроков во второй игре группового этапа против сборной Нидерландов. Именно его элегантный стиль игры и прекрасное взаимодействие с игроками позволили случиться неожиданному хет-трику Клауса Аллофса. Заключительную игру Шустер провёл на скамейке запасных, чтобы не получить вторую жёлтую карточку, которая могла лишить его финала.

В финале против сборной Бельгии Шустер снова дергал за верёвочки, на этот раз он вывел на передовую Хорста Хурбеша, забившего в том матче два гола. К двадцати годам Шустер обладал титулом чемпиона Европы, что пророчило ему блестящую международную карьеру. Однако, Германия, перестала выходить в финалы главных международных соревнований и в возрасте 24 лет, Шустер покинул национальную сборную. 

Шустер вернулся в «Кёльн», чтобы приступить к сезону 1980/81, но в его карьере начали появляться первые трещины, причиной стала серьёзная ссора с Карлом Хайнцем Хеддерготтом, который стал преемником Вайсвеллера. «Кёльн» тогда решил поддержать свою темпераментную, но талантливую звезду, создав талантливый атакующий коллектив из Шустера, Пьера Литтбарски и Тони Вудкока.

Уход Шустера из «Кёльна» оказал большое влияние на всё мировое футбольное сообщество. С учётом реальной возможности перехода в «Нью-Йорк Космос», национальный тренер, Дерваль, отказался рассматривать игрока в качестве футболиста национальной команды, пусть переход в Североамериканскую футбольную лигу остался лишь пустой угрозой. Франц Беккенбауэр изо всех сил пытался отговорить Шустера от перехода в «Нью-Йорк», и, в конце концов, Бернд Шустер подписал контракт с «Барселоной».

После переезда в Каталонию Шустер вернулся в национальную команду Дерваля, чтобы готовиться к предстоящим отборочным матчам Чемпионата Мира. Но Бернда снова исключили из состава, потому что он отказался ехать на вечеринку, устроенную своим соотечественником, якобы из-за того, что партнёр по команде ему просто не нравился. Дерваль, желая, как говорят, поспособствовать усилению командного духа, принял решение исключить Шустера из сборной, в ответ на это Бернд позвонил ему и прямо выказал своё недовольство.

Шустер ожидал найти гармонию на «Камп Ноу», но его снова ждало разочарование. Легенда «Барселоны» Ладислао Кубала был человеком прямолинейным, и когда немец перебрался на «Камп Ноу», не скрывал, что ему просто не нужен такой игрок. Кубала заменил тогда Эленио Эрреру на тренерском посту, а «Барселона» заиграла в зрелищной манере и, включившись в гонку за титулы, добравшись до финала Кубка Короля. 

Сократив отрыв от тогдашнего лидера Примеры, «Атлетико» до двух очков и обыграв «Эркулес» со счётом 6:0, колёса каталонской машины начали резко спускать, когда похитили главную ударную силы команды, Кини. Несмотря на то, что через три недели после похищения он был освобождён целым и невредимым, «Барселона» набрала всего лишь одно очко в шести матчах и выбыла из чемпионской гонки.

Бурный сезон команда закончила с оптимистичным взглядом в будущее, одержав победу над хихонским «Спортингом» на «Висенте Кальдерон» со счётом 3:1 в финале Кубка Короля. Кини в том матче отметился двумя голами в ворота своей бывшей команды. К сезону 1981/82 Шустер уже играл под руководством нового тренера, своего соотечественника, Удо Латтека, только что присоединившегося к «блаугране».

Но и тот сезон вновь закончится капитуляцией «Барселоны» в чемпионской гонке, но «Барсе» удастся реанимировать себя, выиграв Кубок Обладателей Кубков. В финале на «Камп Ноу» обыгран бельгийский клуб «Стандарт» со счётом 2:1, благодаря виртуозным действиям Аллана Симонсена и победному голу Кини. Но это произошло без участия Шустера, который получил серьёзную травму колена в сумасшедшем поединке против «Атлетика» из Бильбао. Нанёс её печально известный Андони Гойкоэчеа, более известный как «мясник из Бильбао».

Повреждение колена также стоило Шустеру шанса сыграть на Чемпионате Мира 1982 года. Международная карьера Шустера постепенно угасала из-за растущего числа разногласий с высокопоставленными людьми, которые только отдаляли его от сборной. В 1984 году он отказался ехать вместе с национальной сборной в Албанию, а вместо этого решил присутствовать при рождении своего ребёнка. Последствия этого поступка и многочисленные упрёки заставили его объявить об уходе из международного футбола.

В его отсутствие Западная Германия неожиданно вылетела из финальной стадии ЕВРО-1984 ещё на групповом этапе. Дерваль поплатился за это должностью, и, несмотря на то, что Франц Беккенбауэр стал его приемником на посту главного тренера, даже самые легендарные немецкие футболисты не смогли убедить Шустера отменить своё решение об уходе из национальной сборной. 

Вернувшись в Каталонию к началу сезона 1982/83, Шустер оправился от травмы и встретился со своим новым товарищем по команде. Этот трансфер на мгновение остановил весь мир. Диего Марадона, покинув «Бока Хуниорс», подписал контракт с «Барселоной». Казалось, что это был брак, заключенный на небесах, но что-то пошло не так. В тот день, когда Марадона в присутствии более 50000 болельщиков был представлен в футболке «Барселоны» на открытой тренировке, проходившей на «Камп Ноу», имя Шустера слышалось с трибун чаще, чем имя новичка команды.

На протяжении двух сезонов Марадоны в «Барселоне» их связь с Шустером была почти телепатической, но даже этого было недостаточно, чтобы восстановить поток трофеев, который и ожидался от этого трансфера. Задолго до окончания сезона 1982/83 Латтек покинул свой пост. Очередной выбор пал на Сесара Луиса Менотти. Все с нетерпением ждали сезона 1983/84. Однако Андони Гойкоэчеа, тот же игрок, что нанёс серьёзную травму колена Шустеру, снова причинил огромный вред «блаугране». На этот раз травму получил Марадона. 

«Барселона» закончила сезон с отставанием в одно очко от «Атлетика Бильбао» и столкнулась с ним в финале Кубка Короля на «Бернабеу», который закончился победой «Атлетика» со счётом 1:0. Именно в том матче произошла одна из самых жестоких драк на поле. В условиях, близких к беспорядкам, Марадона потребовал возмездия для Гойкоэчеа и его партнёров по команде.

Когда начался сезон 1984/85, Ни Марадоны, ни Менотти уже не было в команде. К ним на замену пришли Стив Арчибальд и Терри Венейблс. Никто не ожидал того, что произойдёт дальше: без лучшего игрока на планете и тренера, одержавшего победу на Чемпионате Мира, «Барса» впервые за 11 лет взяла титул Примеры. Примечательно, что это было всего лишь второе чемпионство с 1960 года. Именно Бернд Шустер был вдохновителем этого успеха.

Шустер уживался с Венейблсом намного лучше, чем он изначально мог себе представить. Но проблемы в отношениях не заставили себя долго ждать. Не обошлось тут без участия жены Бернда — Габи, которая иногда пробиралась в раздевалку, чтобы поругаться с Терри Венейблсом. Сомнительное «развлечение», в конце концов, сменилось логичным раздражением. Терри видел будущее «Барселоны» без Шустера, но Шустер был идолом болельщиков. Борьба Шустера и Венейблса привела к тому, что в 1985 году титул Примеры завоевал принципиальный соперник «блауграны» — мадридский «Реал», для которого этот кубок стал первым за последние шесть лет.

Однако «Барселона» могла получить еще больший приз, чем титул Примеры. В 1986 году они всё еще были клубом, ожидающим своего первого успеха в Кубке Европейских Чемпионов. Они уступили в финале 1961 года «Бенфике» и оступились в полуфинале в 1975 году против «Лидс Юнайтед». Для клуба, который заявлял, что он — самый лучший клуб мира, это было вопиющее упущение. В 1986 году «Барселона» была готова исправить это после громкого камбэка во втором матче против «ИФК Гетеборг», который обыграл каталонцев в первой игре со счётом 3:0. Всё, что оставалось «Барселоне» на пути к абсолютной славе — победа над чемпионом Румынии, клубом «Стяуа» из Бухареста в финале на «Писхуане». 

Мечта каталонцев воплотилась в худший кошмар. В одном из самых блеклых из когда-либо проходивших финалов Кубка Европейских Чемпионов, игра превратилась в 120 минут разочарования «Барселоны». Самым обсуждаемым моментом матча стал уход с поля Шустера. Он в слепой ярости выбежал со стадиона и вернулся в гостиницу, где располагалась команда. Поскольку и за дополнительное время «Барса», нуждающаяся во вдохновении, которое и мог бы привнести Шустер, не смогла придумать ничего для того, чтобы забить победный гол, игра закончилась серией пенальти. «Барселона» не смогла реализовать все четыре удара. Столь желанный трофей был снова упущен.

Тренер, Венейблс, и президент, Нуньес, имели достаточно вопросов, на которые должны были ответить, но у них был шанс отвести от себя гнев: уходящий с поля Шустер был сенсационной новостью. Нуньес посчитал поведение Бернда неприемлемым и потребовал, чтобы Венейблс никогда больше не включал его в состав. В то же время президент отказывал всем клубам, желающим подписать немца. И получилось так, что 26-летний игрок на пике своей формы, подвергшийся давлению со стороны своего же президента, в сезоне 1986/87 потерял место в основе в сезоне.

В отсутствие Шустера, «Барселона» проиграла всего одно очко в борьбе за титул. Его участие в игре вполне могло бы изменить ситуацию, если бы ему разрешили играть. После неудачного старта в следующем сезоне Венейблс ушёл. А Нуньес, почувствовав гнев болельщиков, назначил рулевым Луиса Арагонеса и санкционировал возвращение Шустера. Арагонес даже иногда доверял Шустеру капитанскую повязку. В клубе происходил самый настоящий разлад между игроками и президентом. Но, несмотря на это, Арагонесу удалось привести «Барселону» к победе в Кубке Короля, который стал успехом среди хаоса, окружавшего его и всю команду.

Летом 1988 года, перед тем, как передать бразды правления командой Йохану Кройффу, Нуньес «отбил» «Барселону» у большинства своих «мятежников», одним из которых, как раз, и считался Шустер. Болельщики оплакивали потерю такого значимого игрока. Но всё хорошее скоро забывается. Шустер отклонил предложение вернуться в Западную Германию и отмёл возможность переезда в Серию А и решил вместо этого остаться в Испании, где его молодая семья чувствовала себя комфортно. Шустер перебрался на «Бернабеу» на зло всей Каталонии. 

Ненависть, с которой встретил его при возвращении «Камп Ноу», стала единственным препятствием на его пути к своему второму титулу Примеры и кубковому дублю под руководством Лео Бенхаккера. Часто играя роль талисмана в «Барселоне», Шустер теперь считал, что он является составной частью почти идеального командного механизма в мадридском «Реале». В 1989 году «Реал Мадрид» также вышел в полуфинал Кубка Европы, где они были полностью уничтожены «Миланом» Арриго Сакки.

Шустер снова стал чемпионом Примеры в 1990 году, а Лео Бенхаккера заменил Джон Тошак, который задействовал Шустера в более важной роли, чем в предыдущем сезоне. Титул был завоёван очень убедительно, но «Реал» вновь не смог покорить Европу. Это был пятое по счёту чемпионство «Реала», и в течение этого промежутка времени они три раза выходили в полуфинал Кубка Европейских Чемпионов. К тому моменту прошло почти четверть века с тех пор, когда они в последний раз завоёвывали заветный кубок.

«Бланкос» претерпели небольшие изменения летом 1990 года, из-за ограничения на количество иностранных игроков, имевших право выходить на поле в одном мачте. Шустер был исключён из этого уравнения. По контракту у него оставался еще один год, но, несмотря на два сезона почти безупречной игры, соглашение с ним не стали продлевать, а Бернду объявили, что он может вести переговоры с другими клубами. «Реал» желал покорить европейский трофей и сконцентрировал силы на нём. Этим воспользовалась «дрим тим» Йохана Кройффа и отобрала у «меренгов» пальму первенства в чемпионате. 

На начало сезона 1990/91 Шустер был всё еще без клуба. Его предпочтительным вариантом всё также было остаться в Испании, в конце концов, он принял предложение от мадридского «Атлетико», президентом которого на тот момент являлся Хесус Хиль. Это было очень «по-шустеровски»: отвергнутый «Реалом», он снова ушёл к своим бывшим принципиальным соперникам. Возникало много вопросов о том, было ли сотрудничество Хиля и Шустера каким-то рекламным трюком, учитывая темпераментные личности обоих людей. Однако, «Атлетико» заиграл значительно лучше с приходом немца.

Когда Шустер заиграл с Пауло Футре и Маноло, разрушительный эффект не заставил себя долго ждать. «Атлетико» невероятным занял второе место в Примере. Они также одержали победу в Кубке Короля в 1991 и 1992 годах, примечательно, что успех 1992 года случился именно на «Бернабеу» и именно в матче против мадридского «Реала». Шустер открыл счёт с впечатляющим ударом со штрафного. В тот день немец отыграл один из лучших футбольных матчей своей карьеры в красно-белой футболке «Атлетико». 

Его отношения с Хилем неизбежно испортились в 1993 году. Частые травмы не давали ему играть в основе. Хиль возмущался, что в «Атлетико» был посеян раздор, и даже обвинял Шустера в том, что он недостаточно усердно тренируется, чтобы вернуться к былой форме. Замечательный период в Испании, длинной в 13 лет, подходил к своему концу.

Летом 1993 года Шустер, наконец, принял одну из многочисленных возможностей, которые он получил, чтобы вернуться в Бундеслигу и подписал контракт с леверкузенским «Байером». Он снова был в хорошей форме, ему снова поступали предложения вернуться в сборную, но этот раз уже единой Германии на Чемпионат Мира 1994 года. Но снова Чемпионат Мира прошёл без его участия. Дальнейшие награды ускользнули от Шустера в «Байере», а в 1996 году он снова ушёл из футбольного клуба, с горьким чувством. Заключительные дни своей карьеры он провел в Мексике, настаивая и показывая всем, что он всё еще может делать свою работу лучше, чем кто-либо другой.

Шустер, в конце концов, вернётся в Испанию в качестве тренера, взяв под своё руководство «Леванте», «Хетафе», мадридский «Реал» с которым он снова завоюет титул Примеры, а также «Малагу». Будучи тренером он кочевал гораздо больше, чем в бытность игрока. Но и она временами была не менее взрывной и противоречивой.

Что было бы, если тренер Шустер тренировал Шустера-игрока — мы никогда не узнаем.

Но Шустер-игрок — это тот футболист, который заслуживает, чтобы его ставили в один ряд с идолами своего времени. И это тот случай, когда отсутствие титула чемпиона мира не является показателем величия игрока. Можно сказать абсолютно точно: имя Бернда Шустера навсегда останется в числе лучших.