Перейти к основному содержанию

Эдер Сарабия (Бильбао, 1980) уже около полутора лет работает главным тренером. Помощник Кике Сетьена в «Лас-Пальмасе», «Бетисе» и «Барсе», он принял вызов взять бразды правления «Андоррой» по просьбе Жерара Пике. И у баска неплохо получается. Эдер уже вывел команду в Ла Лигу 2. Сын Ману Сарабии, легендарного футболиста «Атлетика», он человек, который дышит футболом, ему нравится говорить и о нём, и о своей работе.

– Как начались ваши отношения с футболом?

Первые воспоминания о футболе у меня связаны с последними матчами моего отца за «Атлетик» в 1988 году. Я помню игру против «Сабаделя», трибьют-матч с «Эвертоном». Это первые вспышки. А потом, когда он перешёл в «Логроньес»*, мы [семья] ходили на каждый домашний поединок. Припоминаю, как смотрел игры на стадионе «Лас Гаунас» из-за ворот. Позже мне рассказывали, что едва умея ходить, я уже пинал мяч, держась за обеденный стол и руку отца. Футбол – это моя страсть.

*Примечание: клуб был расформирован в 2009 году.

todocoleccion.net

– И как сложилась ваша футбольная карьера?

В детстве я начал играть в «Аренасе» (Гечо). Я также провёл год в Хувениле «Атлетика». Я думал, что стану профессиональным футболистом, что буду двигаться поступательно и в конце концов достигну своей цели. Но время шло, и, в итоге, по тем или иным причинам, я не обладал нужными качествами, чтобы стать профи.

– Каким игроком вы были?

Не таким, как все. Баскский футбол всегда отличался силой, игрой на втором этаже, интенсивностью, борьбой, а я был другим. Я был вторым нападающим, левшой, хорошо видел поле, много раз показывал качественный футбол. Но я не хочу оправдываться, я не люблю оправдания, и не позволяю этого делать своим игрокам. Однако, это факт, что я не мог дать тренерам то, чего они от меня требовали, ведь мне не подходила их игровая модель.

– Вы так и не поднялись высоко.

Я был в разных региональных командах, выступал также и в Терсере. Я получил несколько предложений из Сегунды Б, но было слишком поздно для этого. Я уже начал тренировать, в более низких категориях, сосредоточился на этом. Мне все эти 15 лет, с первого дня до нынешнего, навилось тренировать.

– Когда вы закончили с футболом?

Лет в 27-28. За последние годы я сделал тысячу вещей: стал инженером, получил степень магистра по управлению спортивными организациями, ещё работал в супермаркете, проходил тренерские курсы, тренировал, играл... Но всё же сосредоточился на работе тренера.

@edersa10

– Сейчас уже понятно, в чём ваша футбольная философия, но когда вы начинали, какой она была?

Идея всегда была одна и та же. Меня изначально привлекал атакующий футбол, подходы к воротам соперника, талант игроков, свобода... то, чего мне сильно не хватало как футболисту. Смысл в том, чтобы необычные игроки с особым талантом могли проявить себя с лучшей стороны. Это попытка сделать так, чтобы футболист был счастлив, чувствовал себя хорошо и мог показать всё, что у него есть. Это немного похоже на то, о чём я люблю рассказывать: когда мы были маленькими и играли в школе или на улице, мы играли, потому что нам нравилось быть с мячом, нам нравилось атаковать, идти к чужим воротам. Мы не думали о том, чтобы закрыться в защите, тянуть время, притворяться, обманывать... мы просто хотели, чтобы у нас был мяч, нападать, а когда мы его теряли, то вернуть как можно скорее.

– Мяч всегда главный герой.

Это атакующий футбол, полный свободы, в этом его суть... И это то, что мы пытаемся создать, очевидно, гораздо более продуманно, на более высоком уровне [чем в детстве]. Я начинал в «Крукес», и часто вспоминаю об этом, дабы не забывать, откуда я пришёл. Мы тренировались на четверти поля, и в те дни, когда шёл дождь, четыре или пять детей могли не прийти, или вы просто готовились к тренировке с большим энтузиазмом, а потом пара ребят не появилась... Теперь я в сфере профессионального футбола, в контролируемых условиях. На самом деле, тренерский штаб только что пользовался аналитической программой MediaCoach от Ла Лиги, которая измеряет всё: пробег, скорость, делает нарезки... и мы в шутку сказали: «Бразилия 70-х и "Заводной апельсин"* – как они вообще могли играть в футбол без всего этого?».

*Примечание: прозвище сборной Нидерландов в 1970-х годах, отсылающее к одноимённому роману Энтони Бёрджесса.

– Ваша игровая модель не подлежит обсуждению?

Да. Особенно та суть, о которой я говорю. Следует атаковать как можно лучше, во-первых, чтобы создать огромные проблемы сопернику, а во-вторых, чтобы при потере мяча противник доставлял вам меньше всего хлопот и вы были готовы вернуть мяч. Затем есть дополнительные нюансы, зависящие от соперника. Должны быть альтернативные варианты или идеи, основанные на том, что показывает соперник, но суть та же. Футболистам следует понимать концепции пространства, времени и расстояния, правильно взаимодействовать друг с другом, и знать зачем они делают то или иное действие. Мы с игроками тратим на этом много часов. Мы спрашиваем их: «А зачем? Зачем ты занял эту позицию? Зачем ты именно так распорядился свободным пространством? Почему ты промедлил?..». Много анализа, много работы и повторений, чтобы показать игроку эффективность модели, убедить его никогда не сомневаться в ней.

@edersa10

– В последнее время появилось течение, которое утверждает, что футбол изменился, что он стал более ориентированным на физику, и что эта идея работы с мячом не так уж и хороша.

Я не особо разделяю такой подход. Очевидно, что темп игры и требования к физподготовке уже не ровня прежним. Это правда, что игроки всё больше становятся атлетами. Физика важна. Есть показатели, которые оценивают высокоинтенсивные действия, спринты и т.п. Мы часто используем это, особенно для предотвращения травм. Я придаю этому большое значение. К тому же, физические данные позволяют игроку чувствовать себя сильнее, увереннее, защищённее. Но для меня 90% всего – это понимание игры.

– Разумеется.

Конечно, когда ваш нападающий работает с мячом, а защитник соперника его атакует, он должен знать, как выдержать этот натиск; или когда ему необходимо совершить спринт, чтобы прорваться вперёд, он должен понимать, как рассчитывать время, как стартовать и управлять скоростью. Над всем этим работают, но для меня главное – это футбол. Один из самых физически слабых игроков, которых я когда-либо видел, – Хуан Карлос Валерон. Однако, он часто казался самым быстрым и самым сильным, а это потому, что он разбирался в футболе лучше, чем остальные. Он всё делал на полсекунды раньше других, выполнял правильные технические действия, был в нужном месте в нужное время. Всему этому мы придаём гораздо большее значение, чем физике.

– Ла Лига 2 – очень сложный турнир. Чего вы ожидаете?

Также говорили и про Примеру РФЕФ, а мы со всем справились. Мы побывали на многих полях, и там, где трава была не в лучшем состоянии, или её не поливали, или не подстригали. И я думаю, что мы адаптировались и смогли улучшить свой футбол. Теперь мы будем играть на хороших стадионах, на хороших полях, в контролируемых условиях. Главная проблема здесь – время, ведь спешки много. Болельщики, которые нервничают и свистят; пресса, которая критикует; спортивное руководство или совет директоров, которые начинают видеть всё в плохом свете, если команда проигрывает три матча подряд. Нам в «Андорре» повезло, что мы не такие. У нас всё довольно спокойно, много уверенности в себе, очень чёткое представление, что мы должны делать, на всех уровнях, от руководства до футболистов. Нам это нравится и, поскольку это даёт результат, задумка в том, чтобы продолжать идти по тому же пути.

@edersa10

– Когда вы подписали контракт с «Андоррой», то в шутку сказали, что Кике Сетьен будет вашим самым большим критиком. Так ли это?

Да, да (смеётся). Но самым большим критиком всегда был мой отец. На днях он прислал мне сообщение после матча: «Я вижу ещё много вещей, которые нужно исправить». Когда я тренировал Хувениль «Вильярреала», он пришёл посмотреть предсезонные игры, и я сказал ему: «Мы станем чемпионами Лиги», – а он ответил: «Да ты что?». И мы стали чемпионами (смеётся). Мой отец наиболее близкий мне человек, тот, кто анализирует меня больше всего и пытается помочь мне в этом смысле, а затем идёт Кике [Сетьен], который является моим уже футбольным отцом. Я многому у него научился. Когда у меня возникают сомнения или мне нужно принять важное решение, я думаю: «Что бы сделал Кике?». В этом году он видел некоторые наши матчи, а если не видел, то говорил мне: «Парень, я уже понял, что твоя команда играет очень хорошо. Так и должно продолжаться!». Я знаю, что мы близки к этому.

– А как вы вообще познакомились?

Он и мой отец вместе играли в «Логроньесе» с 1988 по 1991 год. Кике, должно быть, его лучший друг в мире футбола. Я был молод, но рос, начал работать в кампусах, что были организованы в Сантандере, затем в Луго, анализировал много матчей, которые они играли. Я посылал ему электронные письма со своими наблюдениями, и когда он увидел меня в Хувениле, ему понравилось, и он мне сказал: «В будущем мы будем работать вместе». И я удостоился этой чести.

– Вы вместе работали в «Лас-Пальмасе» (2015/17), «Бетисе» (2017/19) и «Барсе» (2020).

Мы были в трёх клубах, где футбол – это страсть. «Лас-Пальмас» является клубом с большой историей, огромным футбольным колоритом. Сначала нас очень ценили, но в футболе всё быстро забывается, и когда мы проиграли несколько матчей, нас попросили уйти. Это был первый шаг, потом «Бетис» с его интенсивностью, ежедневным соперничеством с «Севильей», и всем тем, что это порождало внутри обеих команд. И это был ещё один рывок перед переходом в «Барсу».

@edersa10 | EFE

– Там вы провели меньше всего времени, но, возможно, оно было самым напряжённым.

Этот опыт подготовил нас к тому, что мы пережили в «Барсе», ведь мы пришли не в лучшее время, и всё пошло не так, как нам хотелось бы. Но у нас уже был этот бэкграунд, в основном у меня, не имевшего до этого опыта в профессиональном футболе. Это помогло мне увидеть всё в перспективе. Там, в «Барсе», последствия любых действий – огромны, но каким-то образом я уже научился сосредотачиваться на повседневных делах, на том, что я могу контролировать, и не сожалеть о том, чего у меня нет, не отвлекаться на то, что не в моей власти. Это было невероятное время, которое я прожил интенсивно. Это было одно из моих мечтаний, и сегодня я использую этот опыт, чтобы взглянуть на вещи в перспективе. Теперь, когда мы проигрываем матч, который с нетерпением ждали и думали, что выиграем, пропустив при этом три гола, я иногда говорю футболистам, что «однажды в Лиге чемпионов я проиграл со счётом 8:2, и меня выгнали, а ведь я мечтал о такой работе...». Вот почему я говорю, что в жизни мы должны смотреть на вещи в перспективе, учиться, и я думаю, что сделал это, стал лучше как человек и как тренер.

– Что произошло в «Барсе»?

Мы пришли не в лучшее время. Очевидно, что если бы не эти обстоятельства, то, наверное, нас там бы и не было. Но нам никто ничего не дарил. Кике работал в «Расинге», «Логроньесе», потом мы уже вместе тренировали в «Лас-Пальмасе» и «Бетисе». Мы очень хорошо справлялись, и вдобавок ко всему, использовали игровую моделью, которая ассоциируется с «Барсой». Это было время, когда «блауграна» переживала множество проблем, проблем с правлением и недовольными игроками, и это означало, что атмосфера была не самая лучшая. Я смотрю вперёд, ни о чём не жалею, и вернулся бы обратно ещё 100 раз, если бы меня позвали.

– Сетьен тогда тренировал Рики Пуча. На днях он сказал, что в случае необходимости приедет за ним на велосипеде. При вас он был наиболее успешен, так почему же у него не складывается в «Барсе»?

Мы очень старались ему помочь. Он был основополагающим игроком в дубле, но в первой команде большая конкуренция. Я думаю, что у него есть особый талант, он футболист, играющий между линиями, и хорошо видит пространство. В нём есть искра, он может вносить дисбаланс в игру соперника, может маневрировать на маленьком пространстве... но, вероятно, это было не идеальное временя для молодёжи в Клубе. К тому же конкуренция, которая всегда есть, и, конечно же, вещи, находящиеся под его контролем, но которые он, возможно, сделал не совсем хорошо. Для меня он футболист с большим потенциалом. Мы не думаем о нём в «Андорре», потому что он на другом уровне, и если ему придётся покинуть «Барсу», надеюсь, это будет команда того статуса, который он заслуживает, и в которой он может проявить себя.

FC Barcelona

– У него есть все качества для игры в «Барсе», но этого не происходит.

Я не думаю, что это из-за чего-то конкретного. Действительно, он обладает идеальными качествами для игрока «Барселоны». Он футболист, воспитанный на этой модели игры и, безусловно, нуждается в тренере, который, несмотря ни на что, предоставит ему игровое время, придаст уверенность в себе, чтобы он мог показать то, на что способен.

– И ещё один, кто не проявил себя – это Френки де Йонг. Но может позиция на поле ему не подходит?

В качестве опорника выступает Буси, который, безусловно, лучше всех в мире делает то, что хочет «Барса». Я тоже думаю, что Френки очень хорошо подготовлен к тому, чтобы выступать за «блауграну». И это правда, что игра «Барсы» немного более позиционная, чем в «Аяксе», где у него было больше свободы. Иногда приходится вписываться не только в футбол, но и в контекст. Он игрок очень высокого уровня... Посмотрите, теперь он играет в центре защиты, и у него всё хорошо. Например, в нынешней «Барсе», где латерали много играют в середине поля, я бы сделал Френки крайним защитником. Я думаю, что он справится с оборонительными функциями, у него есть скорость, умение атаковать, и возвращаться назад он тоже способен. В фазе созидания он может выступать в роли ещё одного полузащитника. Он тот футболист, которого, без сомнения, хочется иметь в своей команде. Френки ещё очень молод и может играть на разных позициях.

– Вы говорили, что даже и пытаться не будете подписать Рики. А Пике?

Я как-то разозлился на него, ведь он сказал мне, что не придёт в команду, пока у нас не будет газона с натуральной травой. Теперь у него больше нет оправданий (смеётся). Я хотел бы этого в будущем. Пике смог бы играть на хорошем уровне в «Андорре», да и мы сами тоже стали сильнее, и можем соответствовать тому, что ему нужно. Несмотря на это, Жерар, по-прежнему, кажется мне игроком, обладающим теми навыками, которые необходимы «Барсе». Я знаю мало центральных защитников, умеющих так хорошо справляться со всем, что связано с игрой за «Барсу». Кроме того, последние месяцы он усердно тренировался, чтобы восстановиться от травмы и быть готовым снова стать одним из самых важных игроков в грядущем сезоне.

Фото превью – Manel Llado, подложки – @edersa10