«Я был простым пацаном из маленькой деревушки в Аликанте»

 

 

Помню то невероятное волнение, что я испытал, когда узнал о желании «Барсы» подписать меня. И когда я попал в систему «сине-гранатовых», то начал понимать, какая громадная возможность была у меня в руках. Разве каждый мальчишка не мечтает стать профессиональным футболистом? И чем дальше вверх ты идёшь по ступеням юношеской системы, тем больше в тебе желание добиться невозможного, ты буквально сражаешься за то, чтобы твоя мечта не просто жила, а стала явью.

Год за годом я поднимался вверх по ступеням Ла Масии и наблюдал вживую игру выдающихся форвардов первой команды: Христо Стоичкова, Луиша Фигу, Роналдо, Ромарио. Я мечтал быть таким же, и я видел, как Райан Гигз и Пол Скоулз пробились в основу «Манчестер Юнайтед» и играли против «Барсы» в Лиге Чемпионов. Это вселяло в меня веру в то, что и мне это под силу — играть рядом с ними на самом высоком уровне.

Главным тренером тогда был Бобби Робсон с Жозе Моуриньо в помощниках. Я провёл предсезонку с первой командой, думал, что попаду в неё в этом сезоне. За это я боролся все эти годы — но всё закончилось игрой за дубль, и к следующему лету стало ясно, что надо уходить в аренду, если я хочу получать игровое время.

Было очень трудно, я провёл шесть лет в Клубе и был так близок к своей мечте, что мог почти что коснуться её. Но Клуб решил иначе, и я ушёл в аренду в «Толедо» во второй дивизион. «Барса» вписала в договор количество минут, который я был обязан сыграть, в противном случае «Толедо» платил бы неустойку. Таким образом «Барса» могла быть уверена, что я получу необходимые минуты для завершения своего обучения.

«Кройфф знал как тебя зовут, здоровался и спрашивал, как твои успехи. Это удивляло нас».

Я многому научился в «Барсе». Но самое главное, чему учишься, проходя все этапы обучения в Ла Масии и под эгидой различных тренеров, это базисный элемент футбола «Барсы»: научиться контролировать мяч и правильно отдавать передачи.

Хотя, возможно, самому важному научил меня Йохан Кройфф, один из великих. И это не касалось технической стороны игры, а касалось человеческой стороны футбола.

Посещая послеобеденные тренировки Ла Масии, Кройфф обязательно играл с нами в рондо. Здоровался с тобой по имени, спрашивал, как твои успехи. Главный тренер первой команды, легенда для нас всех, знал наши имена и по-настоящему интересовался нами. Это удивляло нас.

Это было первой вещью, что я стал делать на посту генерального менеджера «Валенсии». Познакомился с каждым игроком из молодёжки и старался не пропускать их тренировки и матчи. Я верю, что именно такое отношение Кройффа к команде сделало «Барсу» того периода столь успешной. И где бы я не работал, я везде следую принципам Йохана Кройффа.

В 2001 году поступило предложение от «Валенсии», к тому времени у них был багаж двух подряд проигранных финалов Лиги Чемпионов. Я должен был заменить ушедшего в «Лацио» Гаиску Мендьетту, потому знал, с каким давлением мне придётся столкнуться в новом клубе. Но трудно сказать «нет» такому большому клубу, как «Валенсия».

С учётом того, что в команде были финалисты Лиги Чемпионов, мы были командой с большим опытом. Частенько люди видят лишь плохую сторону проигрыша финала, но он учит тебя понимать причины поражения. И когда клуб добавил к битым в двух финалах ветеранам молодёжь (22-26 лет) из небольших клубов, то у нас получился сплав энергичности и уверенности.

Рафа Бенитес пришёл в «Валенсию» в идеальный момент, он был готов подняться на следующую ступень в своей тренерской карьере. При первом разговоре он мне сказал, что я был выбран им и спортивным директором, это придавало мне ощущение причастности к «Валенсии». У меня были хорошие отношения с Бенитесом, и до сих остаются таковыми.

 

«Бенитес помог нам лучше понимать футбол. Понимая лучше, как и почему происходит что-либо на поле, мы росли и индивидуально и как команда»

 

 

Тот сезон мы начали в не быстром темпе, но с каждой новой тренировкой мы уже замечали прогресс. На тренировках задавался высокий уровень интенсивности — на том же уровне мы проводили матчи и могли видеть, как команда растет изо дня в день.

Бенитес из тех тренеров, что любят, чтобы все было хорошо организовано, и это проявилось в том, как мы играли и тренировались. Мы слаженно действовали в обороне и были очень хороши в контратаках, и при этом он помог нам играть в хороший футбол и очень хорошо управлять различными фазами игры.

Если бы мне пришлось выделить главную вещь, которую Бенитес сделал для нас как для команды, то это был бы способ, которым он помог нам лучше понимать футбол. Понимая лучше, как и почему происходит что-либо на поле, мы росли и индивидуально и как команда».

Возможно, ключевым моментом того сезона был выездной матч против «Эспаньола». Мы проигрывали со счетом 2:0 к перерыву, и тренер был под большим давлением, потому что мы были в плохой форме. К счастью, мне удалось забить пару голов, и мы одержали победу со счетом 2:3. После того камбэка мы продолжили борьбу за чемпионство Примеры и добились своего — впервые за более чем 30 лет «Валенсия» стала чемпионом.

Следующий сезон был не так хорош. Мы неплохо шли в еврокубках, но игра в Примере была далека от успеха — мы не смогли пройти квалификацию в Лигу Чемпионов. Это была сложная ситуация, потому что от нас многое ожидалось, но в итоге мы не оправдали высоких стандартов, которые мы установили в предыдущем сезоне.

Бенитес сыграл большую роль в том, чтобы мы оправились от этого разочарования, но  и как команда мы видели очень четкую разницу между тем, что мы чувствовали после победного сезона и тем, что мы чувствовали в конце следующего. Мы предпочитали первое.

К концу сезона 2003/04 годов мы почувствовали, что у нас появился реальный шанс сделать что-то особенное. Мы были в полуфинале Кубка УЕФА и в чемпионской гонке — и, что немаловажно, мы были командой, которая знала, как побеждать. Двумя сезонами ранее завоевывать титул было сложнее, а на этот раз у нас был опыт, уверенность и менталитет победителя, необходимые в трудных ситуациях. Ощущение, что мы могли бы сделать что-то особенное, превратилось в реальность — мы одержали победу в Примере и завоевали Кубок УЕФА.

Я получил свою тренерскую лицензию в 30 лет, но я не вешал на гвоздь свои бутсы до 34 лет. Поэтому в течение последних четырех лет моей карьеры, всякий раз, когда я сидел на скамейке запасных, я наблюдал за игрой в качестве тренера. Я сидел там и анализировал то, что видел, спрашивая себя, что бы я сделал в определенных ситуациях, и развивал свои собственные идеи по поводу игры.

Сейчас мне 41 год, и я считаю, что весь накопленный мною разнообразный опыт дал мне возможность определять различные проблемы в клубе и находить правильные решения.

Я твердо верю, что, как профессионалы, мы встречаем наши самые большие вызовы тогда, когда дела в клубе идут не очень хорошо — когда негативную ситуацию нужно полностью переломить. Это вызов, который мне всегда нравился, в мою бытность игроком, директором академии, спортивным директором или тренером.

 

«Футбол это строение с большим количеством уровней — для профессионала, который привык быть на самом верху, очень важно знать не понаслышке, каково быть в самом низу»

 

 

В недавнем прошлом я взялся за работу главного тренера ФК «Ибица» в испанской низшей лиге. Клуб нуждался в моей помощи, чтобы попытаться изменить ситуацию в конце сезона и достичь своей цели — завоевать продвижение в верхний дивизион через игры плей-офф. Иногда в жизни предоставляется такая возможность, и ты просто пользуешься ею. Я был очень взволнован этим вызовом — и мы почти сделали это, но уступили в финале по пенальти.

Я думаю, что мы проделали хорошую работу и дали клубу хорошую базу для продолжения работы и роста. Но для профессионала, привыкшего быть на самом высоком уровне, важно спуститься вниз и познать жизнь с иного ракурса. Футбол — это строение с большим количеством уровней, и благодаря этому проекту я познал многое из того, через что игрок проходит на этом уровне — живет на меньшую зарплату, борется, чтобы подняться на более высокий уровень. Когда вы спускаетесь на эти уровни, вы познаете много разных вещей, которые вам пригодятся наверху. Вещи, которые делают вас лучше и как профессионала и как человека.

Теперь я занимаю новую для себя должность — должность спортивного директора в одном из моих прежних клубов — «Эспаньоле». Это совсем не то, что быть игроком или даже тренером, но одно никогда не меняется: ты должен жить и дышать этой профессией, ты должен чувствовать её.

Я надеюсь участвовать в проекте с большими целями, где моя работа необходима, потому что это моя самая большая мотивация в жизни. В футболе, как и в жизни, нужно отдавать ему все, что у тебя есть. Я хочу продолжать отдавать себя футболу, потому что я обязан игре, которую люблю.

Источник: