Шел ноябрь месяц, и я чувствовал себя превосходно. Физически я был близок к оптимальной форме. Усвоив наставления «Мистера», который настаивал, чтобы я играл ближе к атаке, я получал удовольствие, играя впереди с такими мастерами, как Роналдиньо, Деку и Это’О. Во втором сезоне тренерства Райкарда ощущения были просто потрясающими. Но сейчас на «Камп Ноу» приезжал «Милан» в рамках группового этапа Лиги чемпионов, чтобы проверить нас на прочность. На «Сан-Сиро» мы уступили со счетом 0-1. Подопечные Анчелотти , ведомые Шевченко и Кака, предъявили свои лучшие аргументы.

На стадионе и яблоку негде было упасть. Это был самый подходящий плацдарм для укрепления собственной самооценки и импульс к завоеванию долгожданного чемпионства. Я знал, что в этой игре нам нужно было выстрелить, чтобы показать всему миру – «Барса» готова к решению больших задач.

Встреча началась, и я почувствовал себя очень расковано и свободно. Не знаю, как объяснить, но с самого начала мне удались два обманных действия и три передачи, что придало дополнительной уверенности. Тем не менее, Шевченко вернул нас с небес на землю, открыв счет в этом матче.

При этом, команда и не думала сбавлять обороты. Все шло нормально, без спешки и пожара. И вот, увидев открывающегося Это’О, я делаю передачу в разрез. Саму не ошибается и забивает. Мы сравниваем счет еще в первом тайме.

После перерыва я еще добавил, ведя игру команды. Гаттузо вцепился в меня словно клещ, но в итоге я проверил ему «очко». Все что я не делал, все получалось. Каладзе тоже находился в полном отчаянии и смотрел на скамейку, где Анчелотти, размахивая руками, кричал, чтобы, наконец, был наведен порядок в центре.

В середине второго тайма я вдруг понял, что стадион запел мое имя. Людям нравилась моя игра, и они благодарили. Чувство огромной гордости наполнило меня. Это было настолько естественно, что я даже опешил малец. Просто с доморощенных игроков всегда был больший спрос. И надо признаться, что ни в одном из самых сокровенных желаний, я не мог такого представить. Перед выходом на поле я обычно проигрываю в голове предстоящий матч в мельчайших деталях, но овации на «Камп Ноу» стали для меня полной неожиданностью.

В тот момент я не знал, что делать. Я не привык к таким проявлениям благодарности болельщиков и засомневался, поднять руки трибунам в ответ или нет. Но сейчас меня занимала лишь игра. Я продолжал находиться на поле, а на табло горел ничейный счет.

А затем пришел черед «магии Роналдиньо». В одном из эпизодов он, как фокусник, достал туз из рукава, запустив потрясающий мяч, характерный для Рони, в девятку ворот Диды. «Камп Ноу» рухнул вниз. И в тот же миг они снова начали петь – имя Рони и мое. После окончания матча мы обнялись. Я выходил со стадиона под сотую овацию с ощущением, что это был мой лучший матч в сине-гранатовой футболке. Я обратил внимание, однако, что чувствовал себя намного более комфортно с мячом в ногах, чем наедине со стотысячным стадионом, поющим мое имя, хотя признаться это так круто, когда твоя собственная торсида скандирует твою фамилию.

Мама рассказала, что после матча Жоан Лапорта подошел к ней с поздравлениями: «Можешь быть довольна. Твой сын выдал просто охренительный матч».

Этим же вечером президент спустился в раздевалку и сказал мне два слова: «Ты звезда».

 

< Глава 13  Оглавление  Глава 15 >