Мои отношения с еврокубковыми финалами никогда не были простыми. Из четырех, за которые боролась «Барселона» за то время, которое я живу на этом свете, два были проиграны и два выиграны, но я не мог внести в них свою лепту. Очевидно, что тот проигранный финал в Севилье в 1986 против «Стяуы» из Бухареста я смотрел по телевизору, потому что тогда мне едва исполнилось шесть лет. Для меня это был тяжелый удар, так как в тот сезон я в первый раз приехал на «Камп Ноу», на Кубок Жоана Гампера, где меня просто очаровал этот немец с белокурой гривой, который передвигался в центре поля с изысканной элегантностью. В финале против румын, казалось, что Бернд Шустер где-то оставил весь свой класс, и даже его шевелюра не меняла своей формы. Это был первый раз, когда я плакал по окончании футбольного матча.

Шесть лет спустя «Барселона» снова боролась в финале Кубка европейских чемпионов, в этот раз против итальянской «Сампдории». Мне было 12 лет, и у меня была смутная надежда, что мне позволять поехать в Лондон. Я собирался составить компанию своим братьям, Алексу и Оскару, которые ехали на туристическом автобусе как часть фан-группы «Els Almogàvers». Однако они были не особо воодушевлены этой перспективой, так как не были настроены возиться с мальчишкой в течение 24 часов, которые занимал переезд в британскую столицу, не считая еще трех на пароме. Позже, когда «Барса» выиграла свой первый трофей Лиги чемпионов, я сожалел, что не был более настойчивым, хотя битва была абсолютно проиграна, потому что моя мать была главным препятствием, и ее позицию изменить было невозможно. Чтобы меня утешить, говорили, что мои братья едва смогли увидеть гол, который забил Рональд Куман в дополнительное время, потому что на них сверху навалилась куча народу, так как должен был пробиваться штрафной.

Через два года команда снова играла в финале. И тогда соперником был «Милан» Фабио Капелло. Так как игра должна была состояться в Афинах, никто из семьи не собирался на нее ехать. Слишком далеко. Мне было 14 лет, и я был полностью захвачен футболом. Так что я решил притвориться больным и не пойти в школу в день финала, чтобы суметь посмотреть от начала до конца все репортажи, которые показывал TV3 с самого раннего утра. Дуэль обещала быть захватывающей, и атмосфера только подогревалась прессой. Кройфф сказал, что «Милан» показывает роботизированный футбол, лишенный умной игры. Финал ожидался всеми любителями футбола: воображение против строгой организации, умная игра против дисциплины. В матче, однако, едва ли была интрига. Два гола Массаро привели нас в состояние «грогги». А потом пришло и унижение с голами Савичевича и Десайи во второй половине матча. Думаю, что это поражение стало самым большим разочарованием, которое я испытал как болельщик.

А на следующий день в школе еще и пришлось терпеть «благодарности» меренгов. Помню, что какой-то «умник» даже пришел в футболке «Реала Мадрид» и все в таком духе. Вечером я поехал тренироваться на «Камп Ноу». Жоан Вила объяснил нам, что произошло в финале. Он сказал, что «Милан» тактически превосходил «Барселону», что он знал, как перекрыть линии паса, что индивидуализм Гвардиолы сделал свое дело и разъединил команду, что у Ромарио едва ли было место для маневра, что Бакеро столкнулся с неуступчивостью и физической мощью Десайи, и что, в конце концов Лаудруп оказался исключенным из игры, к тому же не оказалось никого, кто бы смог свободно перемещаться между линями.

К четвертому финалу Лиги чемпионов я был игроком первой команды «Барселоны», хотя как я уже упоминал об этом раньше, к сожалению, не смог принять в нем участия из-за разрыва крестообразных связок, который оставил меня вне футбольных баталий почти на шесть месяцев. В любом случае я был на скамейке и смог отпраздновать со своими партнерами вторую выдающуюся еврокубковую победу.

Не было никаких сомнений, что финал был очень напряженным. «Арсенал» вышел вперед благодаря точному удару головой Сола Кэмбелла, затем счет сравнял Самуэль, а еще позже Белетти забил победный гол. Удаление Лемана также сыграло решающую роль, потому что оно позволило нам играть более агрессивно с выходом на поле Ларссона и Иньесты.

Таким образом, я пережил так или иначе уже четыре еврокубковых финала. Каждый раз я был все ближе, поэтому уверен, что уже в следующем я приму непосредственное участие.

Также я был очень близок к тому, чтобы не поехать на Мунидаль. В самом деле из-за травмы я приехал на него не в самой хорошей форме. Мне делали инъекции вольтарена практически каждый день. Я пасовал достаточно плохо, потому что колено не было готово нормально поворачиваться, к тому же у меня самого не было уверенности в ноге. Луис Арагонес очень хорошо ко мне относился. Пока я был травмирован, он звонил мне практически каждую неделю. Также я контактировал с его помощником Хесусом Паредесом и одним из тренеров, ответственных за видеоматериал, Хави Энрикесом, для того, чтобы быть осведомленным о тактических построениях команды. Доверие, которое оказывал мне Луис Арагонес, сыграло важнейшую роль в моем восстановлении. Он всегда говорил, что я необходим команде. Могу вас заверить, что осознание того, что тебя ждут, – это самая большая мотивация.

Арагонес предупредил меня, что если я сыграю два-три матча за «Барселону», то он меня точно вызовет. Сказано – сделано, я принял участие в четырех матчах за клуб, удача была на моей стороне, потому что исход Ла Лиги уже был решен в нашу пользу, и Райкаард давал мне игровое время.

 

В нашей первой игре мы победили Украину 4-0, и я был назван лучшим игроком матча. Кто-то даже причислил нас к претендентам на попадание в финал после той отличной игры. И тем более, после двух следующих побед над Тунисом и Саудовской Аравией. Однако в 1/8 финала мы встретились с безупречной сборной Франции, ведомой великолепным Зиданом.

В любом случае опыт, полученный на Мундиале, был бесценным, но было очевидно, что я приехал на него не в лучшей физической форме. Оглядываясь назад, я понимаю, что не был готов на сто процентов. Также стоит принять в расчет и то, как объяснил доктор Рамон Кугат, что колено, которое перенесло разрыв крестообразных связок, по крайней мере, один год работает на 90% своих возможностей. А ведь я уже играл на Мундиале через шесть месяцев после такой тяжелой травмы. Даже сейчас я иногда замечаю странные ощущения в колене, хотя должен признать, что травма полностью преодолена.

На следующий Мундиаль в Южной Африке надеюсь приехать в хорошей форме и насладиться им по полной, потому что понимаю, что он будет последним. Новый главный тренер национальной сборной Висенте Дель Боске немного похож на Луиса Арагонеса, но он более мягкий и менее импульсивный. Он более спокойный человек, обладающий здравым смыслом, сопереживающий и очень любящий футбол. Кроме того, Висенте играл на моей позиции, когда сам был футболистом, поэтому взаимопонимание просто отличное. Он всегда говорит мне, что сам был медленнее меня, но возмещал это отличной скоростью мысли. Это человек, который достиг всего благодаря серьезному отношению к делу, скромности и уважению. Дель Боске является примером для каждого футболиста, независимо от того, на каком уровне тот играет.

 

< Глава 16  Оглавление  Глава 18 >