Сезон 2006 -2007 мы начали с огромными ожиданиями. Мы усилились Дзамброттой и Тюрамом, и казалось, что никто не сможет нас остановить. Кроме того мы относительно легко выиграли Суперкубок Испании у «Эспаньола». Но Суперкубок Европы спустил нас с небес на землю. Он стал первым ударом. Мы были обыграны со счетом 3-0. Мы не играли на нашем привычном уровне, и кроме того мы столкнулись с жестко играющей «Севильей», которая задавила нас своей физической мощью и буквально раскатала нас по полю. Мы неправильно отнеслись к этому матчу, возможно с некоторым высокомерием. Предыдущим вечером нам вручили множество наград, и мы возомнили себя королями. Было ясно, что мы не подошли к игре с должной скромностью. Мы приехали полные эйфории и думали, что выиграем все, практически не выходя из автобуса.

В любом случае к Ла Лиге и Лиге Чемпионов мы собирались отнестись более серьезно и начали достаточно хорошо. Однако почти незаметно рабочая атмосфера стала разрушаться, команда расслабилась и начала погрязать в самоудовлетворенности. Главной нашей ошибкой стало то, что заметили мы это слишком поздно. Сегодня, оглядываясь назад, становится очевидным, что Ла Лигу проиграли мы сами из-за своих же ошибок. Когда в спорте теряешь рабочий настрой и готовность идти на жертвы, все что угодно может произойти. Это стало для нас уроком, который мы выучили, к сожалению, когда у нас уже не было возможности что-то исправить. Печально, но правда состоит в том, что все позволили себе расслабиться от тренера до футболистов.

Футбол преподал нам жестокий урок. Мы проиграли Ла Лигу в предпоследнем туре, когда «Эспаньол» сравнял счет на последней минуте. У нас была маленькая надежда, что «Мальорка» обыграет «Реал Мадрид», но в итоге мы оказались побеждены. Очевидно, что в жизни все случается не просто так. Мы проиграли Ла Лигу, потому что не работали на максимуме, не выкладывались на сто процентов, хотя и делали это несознательно.

Но капитаны команды не сдавались. Мы старались исправить ситуацию, сплотиться и поговорить с раздевалкой, но плохое уже случилось. Мы пытались, но было очевидно, что уже слишком поздно. Битва была практически проиграна, и мы были все ближе к пропасти.

Полуфинал Кубка против «Хетафе» и 1/8 финала Лиги Чемпионов против «Ливерпуля» окончательно определили наше состояние. Возможно, мы тогда были в не очень хорошей физической форме, но это плохое извинение. В жизни и в мире футбола очень важны маленькие детали, но мы не уделили им должного внимания, за что и поплатились. Против «красных» мы забили первыми 1-0 и поверили, что можем довести счет до 3-0 или 4-0. В итоге, получилось 1-2. Но самым болезненным стал вылет из Кубка от «Хетафе», потому что мы выигрывали после первого матча 5-2. В очередной раз мы слишком дорого заплатили за чрезмерную эйфорию.

В Ла Лиге, регулярном турнире, мы совершили непростительную ошибку, фактически «оживив мертвеца», «Реал Мадрид», который в декабре практически лишился всяких надежд, отставая от нас на десять очков. Но мы начали играть вничью матчи, которые должны были выигрывать и проигрывать те, которые должны были играть вничью и закончили тем, что «выкинули за борт» еще один титул.

Эта команда принесла настоящее расстройство чувств, да, я настаиваю, это была именно команда, но, к сожалению, в тот год многое не получилось: игроки не были сплочены, и каждый из них был занят собой. Многие показывали пальцем на Самуэля Это’о как на главного виновника произошедшего из-за его заявлений в Вилафранка-дель-Пенедес. Но это не так. Или, по крайней мере, не он один был в ответе. Нужно признать, что Саму совершил ошибку, потому что он говорил о внутренних делах раздевалки. Самуэль высказался в неправильной и некорректной форме, прежде всего это касалось некоторого недопонимания возникшего вслед за заявлениями Роналдиньо, в которых тот указывал на то, что некоторые должны были больше думать о коллективе. Это’о – это игрок, который всегда думает о команде, настоящий профессионал, и поэтому он так отреагировал. Все разрешилось гораздо быстрее, чем многие думали, по крайней мере, этот эпизод, так как капитаны поговорили с Это’о, Мистером и Ронни. Понятно, что Саму открыл двери для полемики о плохих отношениях в раздевалке. Его заявления «подкармливали» дебаты в течение недель, которые были практически оторваны от спортивной тематики. Очевидно, что Это’о, сам того не желая, подбросил «пищу» для тех, кому не нравилась «Барса» и кто хотел посеять раздор в ее рядах.

Сейчас, по прошествии лет, все это можно проанализировать более спокойно и прийти к заключению, что корень всего плохого, что произошло в том сезоне, лежит в проблеме «эго». Каждому из нас нужно было подумать в большей степени о коллективе, чем о себе. Это было нашей самой главной ошибкой, потому что когда кто-то думает только о себе, все становится гораздо сложнее. Когда дела идут плохо, почти не желая этого, каждый думает о спасении собственной задницы, и это почти никогда не срабатывает, по крайней мере, в коллективе. Самым ярким примером была сборная Испании, возглавляемая Луисом Арагонесом. Чем больше мы себя критиковали, чем хуже шли дела, тем больше мы превращались в единый кулак и стали чемпионами. Это чувство команды в «Барселоне» постепенно исчезало из-за столкновения эго различных людей. Твое эго должно функционировать на благо коллектива и потом, если что-то от него останется, можешь подумать и о себе. Если у тебя другое отношение к спорту, ты можешь решить эту проблему довольно просто: займись теннисом, гольфом, тем, где не требуется особого таланта – умения работать в группе. Ты должен думать о команде и о партнерах, даже если не играешь. Никто не обвинит тебя в том, что ты зол из-за того, что остаешься на скамейке или тебя не вызывают на игры, но может произойти так, что ты превратишься в дестабилизирующий элемент. Если ты не играешь, твое единственное оружие – это работать на максимуме на тренировках, чтобы мистер поменял свое мнение. Это философия, которую, нам внушают дома. Или, может быть, Иньеста когда-нибудь жаловался, что он не играет? Или Пуйоль? Нужно быть частью команды.

Райкаард был слишком хорошим человеком, чтобы противостоять такому серьезному конфликту. Он не хотел вмешиваться во многие проблемы, поскольку считал, что игроки – прежде всего профессионалы. Я полагаю, что для того, чтобы управлять командой с таким количеством звезд, тебе нужно быть, откровенно говоря, немного скотиной. Франк был очень сопереживающим человеком, который мог понять весь мир, особенно людей с большим эго, поскольку он сам был в раздевалках «Аякса» и «Милана», и допускал те вещи, которые не должен был допускать. Райкаард совершил много ошибок, но его абсолютно не в чем упрекнуть, потому что он все делал, думая о команде, и пытался сохранить «лицо» своих игроков.

В следующем сезоне, после того, как мы ничего не выиграли, мы пытались вселить в людей уверенность, продемонстрировать, что у нас есть возможности, чтобы завоевывать титулы. Искренне полагаю, что Лапорта и Чики в нужный момент приняли это решение. Демонстрировать уверенность, когда дела идут плохо – это свойство храбрецов. Потом ничего не сработало, и очевидно, что в нас полетели еще более тяжелые камни. В любом случае президент продемонстрировал свой характер, позволив провести вотум недоверия, который закончился для него удачно, несмотря на то, что последний год стал просто катастрофой. В очередной раз он принял решение, потребовавшее смелости и убедительности. К сожалению то, что было сделано не помогло, хотя нужно признать, в этот год раздевалка была более сплоченной, более дисциплинированной, и внутри команды были приняты более решительные меры.

Самым большим разочарованием стал вылет из Лиги Чемпионов в полуфинале против «Манчестера Юнайтед», потому что в основном мы их превосходили, но нам не хватило немного «огня», немного физической подготовки, чтобы быть в наилучшей форме. К сожалению, мы не забили ни одного гола на «Камп Ноу», и, в конце концов, опять маленькие детали стали решающими.

Очевидно, что так не могло больше продолжаться и понятно, что когда дела идут плохо, нужно что-то менять. Клуб не с тал искать виноватых, хотя многие указывали на Ронни и Деку, поскольку они ушли в конце сезона. На самом деле, первым на кого указывали, был мистер. В этом смысле футбол неблагодарная вещь для тренера. Когда все идет плохо, в первую очередь убирают тренера, потому что нельзя обойтись без 25 игроков. И после этого указывают на дверь тем футболистам, для которых, по мнению клуба, закончился их цикл в «Барселоне». Хочу напомнить, что также говорилось и о моем возможном переходе и даже об обмене на Сеска Фабрегаса. И дело в том, что известно: когда что-то не работает, за «разбитую посуду» обычно платят звезды или те, кто провел в клубе больше всего лет.

Люди говорили о конце цикла, но я не верю в циклы. Циклы заканчиваются только, когда проигрываешь. Когда выигрываешь, циклов нет. Понятно, что это был плохой период для барселонизма. У меня осталось ощущение, что эта команда опустила руки слишком рано. Мы остановились где-то на ¾ от реального уровня, которого могла достигнуть эта команда, из-за проблем с эго и индивидуализма.

Прощание с Райкаардом тронуло команду до глубины души, потому что он вел себя образцово. У него не получилось остаться в «Барселоне» на много лет из-за своей чрезмерной доброты. Неправильно говорить, что он не умел заставить себя уважать и брать бразды правления в свои руки, полагаю, что немногие тренеры показали мне, что у них есть такое благородство как у него, и хотя он не причинил вреда команде, он предпочел взять весь груз вины на себя. Райкард прикрывал нас, в большинстве случаев это было несправедливо. Он выступал в защиту своих игроков, хотя знал, что мы ее не заслуживали. В тот день, когда он попрощался с нами, я послал ему сообщение по телефону: «Огромнейшее спасибо за то, что вы сделали для «Барсы» и за то, как вы вели себя с нами. Удачи». Он ответил мне: «Было удовольствием работать с такими футболистами, как вы; я был очень счастлив здесь». Его уход был несправедливым, но он сделал его еще более несправедливым, спасая нас для самих себя.

 

< Глава 17  Оглавление  Глава 19 >