«Ты – лучший». Жоан Лапорта превратил это выражение в приветствие, произнося его каждый раз, когда мы встречались. Нет сомнения, что речь идет о не вполне серьезной фразе, и если хотите с некоторым шутливым оттенком, но подобные заявления от твоего президента являются образцом невероятного доверия, благодаря которому ты чувствуешь себя хорошо. Это очень приятно.

Это же самое доверие сполна получило свое подтверждение во время моего последнего обновления контракта. Президент был тем, кто придал ему финальный толчок, хотя нужно признать, что Чики Бегиристайн заложил его основы, а также взял на себя большую часть переговоров с моим агентом Иваном Корретхой. Однако на первой встрече по этому поводу, которая произошла на «Камп Ноу» перед квалификационными матчами Лиги чемпионов против «Вислы» из Кракова, не было моего агента, так как я хотел лично поговорить с Чики, чтобы обсудить мою ситуацию, также как и свои серьезные сомнения относительно моего будущего. Он меня успокоил и дал слово, что поговорит с моим агентом в сентябре. Клуб в то время был связан по рукам и ногам в ожидании событий, который разворачивались на Ассамблее Выборщиков после «активного» лета, включившего в себя критику Лапорты и уход части директоров. Чики – человек, который как и президент доказал мне, что держит слово; что было оговорено на встрече, то и произошло, хотя не было никаких письменных договоренностей.

В сентябре, как и обещал Бегиристайн, были начаты переговоры по определению основных моментов моего нового контракта. Очевидно, что процесс этот был непростым, потому что каждый отстаивал свои интересы, хотя по основным пунктам разногласий не было. Финансовые вопросы никогда не были препятствием, а скорее наоборот; по ним мы пришли к соглашению в первую очередь. Главной проблемой стал вопрос о продолжительности контракта. Клуб предложил мне максимум три года, а я настаивал на четырех, потому что моя главная цель, по крайней мере, сейчас, – это закончить карьеру в 34 года.

К сожалению, Чики пришлось прервать переговоры, потому что у его брата в Японии возникли проблемы со здоровьем. Президент использовал матч, который мы играли в ту неделю в Лиге чемпионов против «Спортинга» в Лиссабоне, чтобы встретиться со мной и по возвращении окончательно решить вопрос с продлением моего контракта. В любом случае, Чики и Иван уже практически составили новое соглашение; Лапорта же сам буквально придал делу последний импульс. На встрече, которая произошла в офисах клуба, помимо президента присутствовали вице-президент Рафаэль Юсте и Рауль Санльеи со стороны «Барселоны», а также мой представитель. Она продолжалась не больше часа, потому что, как я уже говорил, переговоры находились в заключительной стадии. По сути, не хватало только визы президента.

Лапорта бегло просмотрел условия контракта, и я без колебаний выразил свое удовлетворение ими, потому что считал, что клуб приложил много усилий, справедливо оценив меня и пойдя кроме того на уступку в отношении срока соглашения. Мой агент сказал мне, что перед тем как дать окончательное согласие, он хочет прочитать то, что написано мелким шрифтом, но я заявил, что очень доволен новым контрактом и больше не хочу к нему возвращаться. «Подпишем, и да будет так», – были мои слова, затем мы с президентом крепко пожали друг другу руки.

Мы ожидали, что Чики приедет ко дню подписания, хотя это нужно было лишь для протокола. Все было решено и решено хорошо. Так что я сейчас могу сказать громким и полным гордости голосом, что за то что, я определенно повешу бутсы на гвоздь в клубе всей своей жизни, также нужно благодарить Пепа Гвардиолу за его неоценимую поддержку; он внес свою лепту, если не сказать огромный вклад в то, что мой контракт обновили без задержек и в то что, президент и технический директор постоянно демонстрировали мне свое доверие. Я чувствую себя в долгу перед всеми ними.

Не знаю, пристрастен ли я или просто не в теме, но хочу подчеркнуть, что общественная нестабильность вокруг клуба всегда влияет на раздевалку, сколько бы мы ни старались самоустраниться или оставаться глухими к этому. Когда как профессионал ты понимаешь, что нет ни спокойствия, ни единодушия в клубе, самое логичное, если к тому же ты всем сердцем любишь его, это начать волноваться. Учитывая свои одиннадцать лет, проведенных в первой команде, могу заверить, не боясь ошибиться, что когда было очевидные проблемы в общественной ситуации вокруг клуба, у команды никогда не получался хороший результат, она останавливалась где-то на полпути, выкидывая за борт титул за титулом.

Когда началась, например, процедура с вотумом недоверия, единственное, чего хотела команда, – это поскорее пройти через все это, потому что все, что выходит за грань нормального может принести вред и самое худшее, если это происходит в середине сезона. Тот, кто говорит, что на раздевалку не влияет то, что происходит в клубе, тот лжет. На игроков, особенно на тех, кто является кулес и кто впитал барселонизм вместе с молоком матери, на нас это влияет и причем довольно сильно. Говоря честно, если в клубе плохо идут дела, то тебе паршиво.

Очень трудно сконцентрироваться исключительно на работе, когда в самой организации творится хаос. К сожалению, я по своему опыту знаю, что этот клуб – настоящая бомба замедленного действия. Я прошел через белые платочки на «Камп Ноу», обвинения в адрес Нуньеса, Гаспара, Лапорты, крики и свист; меня называли наемником, бездельником и всем остальным, что вы можете себе представить. Когда тебя так оскорбляют, у тебя закипает кровь, и тебе хочется ответить на подобную низость, но дома меня научили, что уважение и воспитанность – это последнее, что ты можешь потерять.

Такова «Барса» и, к сожалению, мы не изменимся с вечера на утро. Пока все идет хорошо, нужно наслаждаться этим, потому что ты знаешь, что многие, начиная с «Мадрида», постараются нас дестабилизировать при любом удобном поводе, включая даже тех, кто называется себя барселонистами, они ожидают, притаившись за углом, чтобы выпустить стрелу критики в подходящий момент.

Я не хочу сказать этим, что нужно подставлять противнику спину, скорее наоборот. Я нахожу логичным и довольно демократичным, что в любой организации пытаются противодействовать разгулу мнений, от этого клуб не становится некой односторонней сущностью, где может существовать только монолог, но в любом случае, я терпеть не могу тех, кто превратил критику, раздор и оскорбления в свой «modus vivendi»*.

Очевидно, что «Барса» обречена на то, чтобы вокруг нее было общественное неспокойствие, потому что она представляет из себя слишком лакомый кусок, от которого каждый хочет откусить и воткнуть в него свою вилку, но за всем этим мы должны больше думать о клубе и меньше о самих себе. Это скромная просьба сосьо № 87557 футбольного клуба «Барселона».

 

* образ жизни (лат.)

 

< Глава 19  Оглавление  Глава 21 >