Перейти к основному содержанию

Хенрик Ларссон. «Сага о Викинге»

Рассказываем футбольный путь Хенрика
14 Апреля 2024, 18:10
213
Хенрик Ларссон в Барселоне

В статье используются фрагменты из книги «Сага о Фритьофе» Эсайаса Тегнера – песнь 15 «Устав викинга» в переводе Б. Айхенвальда и А. Смирницкого.

Единого мнения о том, откуда пошло слово «викинг» нет. В древненорвежском языке, на котором говорили викинги, есть слово «вик», оно означает «бухта» или «залив». В то же время слово «викингр» означало «пират» или «налётчик». А скандинавское выражение «податься в викинги» имело под собой смысл «отправиться в путешествие в поисках богатства и славы».

 

Молот Тора могуч – рукоять коротка,
и лишь в локоть у Фрея клинок;
Меч не нужен длинней; есть отвага в груди,
от врага ты не будешь далек.

Если шторм налетит, паруса поднимай,
веселись над кипящей волной;
Пусть играет гроза: парус спустит лишь трус, –
лучше гибель в пучине морской.

Пятнадцатый день пятого месяца. Знаменитое судно «Пожиратель ветров» под сине-гранатовым флагом стелилось по морской глади в направлении земли франков. На корме, опёршись на мешки с припасами, в полудрёме сидел темнокожий воин. На ветру слегка подрагивал плащ, заколотый на одном плече. Трепыхались рукава дорогой рубахи. Даже во сне руки воина крепко держали рукоять меча, усыпанную руническими надписями. Всё выдавало в этом человеке богатого ярла, решившего «податься в викинги». Не было только непременного атрибута каждого уважающего себя скандинава – рыжей бороды. Лицо викинга было выбрито, голова лыса, а сам он со своей смуглотой напоминал скорее скраелинга из американских земель, нежели северного берсерка.

Его отец был родом с Острова Зелёного Мыса. Тоже путешественник в своём роде, раз из Атлантического океана добрался до Швеции и поселился там. Как водится, полюбил женщину, женился на ней и стал отцом. Наверное, нелегко приходилось темнокожему островитянину в суровом северном климате с угрюмыми скандинавами. Нелегко пришлось и его сыну – маленькому Хенрику, который всё детство слушал в свой адрес обзывалки и оскорбления. Отец учил сына с юных лет играть в футбол, и Хенрик уже тогда всем сердцем обожал родоначальников этой игры, особенно «Ливерпуль» и «Тоттенхэм». И первый матч на стадионе, на котором побывал «негрила», как дразнили его одногодки, прошёл с участием английской команды – к «Хельсингборгу» приехал «Уотфорд».

Хенрик Ларссон в детстве

Противоречия к противоречиям – темнокожий среди белых в хоккейной стране идёт в футбольную секцию. Шесть лет он как маленький чертёнок, как правнук Локи носился по полю и забивал мячи, показывая язык, словно дразня в ответ всех тех, кто был жесток к нему. Испытания поджидали его с 12-тилетнего возраста. Хенрик вдруг просто физически перестал расти в то время, как ровесники уже вымахали и легко переигрывали своего партнёра по команде. Юноша всё чаще оставался на скамейке запасных, а для него не могло существовать пытки сильнее, чем эта.

Если ты не ссорился со своим ангелом-хранителем, то в самые тяжёлые моменты жизни найдётся человек, который сможет поддержать тебя и подсказать выход из тупиковой ситуации. Ангел-хранитель Ларссона, похоже, задолжал своему подопечному крупную сумму денег, потому что героически справляться с трудностями станет одной из отличительных черт будущего викинга. Тренер детской команды Бент Персон верил в невысокого, но очень талантливого нападающего и всячески убеждал того продолжать усердно работать над собой. И в 15 лет Хенке уже тренируется со взрослой командой, а ещё через два года сыграл в основе от свистка до свистка свою первую игру. «Хёгаборг», третий шведский дивизион, на следующий день после матча – вставать на работу упаковщиком в магазине.

В старину в Скандинавии родители обычно сами подбирали своим детям жён и мужей, и многие браки заключались из материальных и политических соображений, а не по любви. Кабовердийцы были свободны от этих предрассудков, поэтому в девятнадцать лет Хенрику не пришлось платить никакой выкуп за свою будущую жену Магдалену. Одновременно с появлением в его жизни девушки Ларссона наконец-то пригласили в большой футбол. Руководство главного клуба города Хельсингборг расщедрилось на триста фунтов в месяц для будущей футбольной звезды и, должно быть, не пожалело ни об одном фунте после того, как Хенрик помог команде подняться из первого дивизиона в премьер-лигу впервые за 22 года, наколотив при этом 31 гол в 34 матчах.

Хенрик Ларсон Хельсингборг

Это было рождение забивного нападающего. Он ведь уже два года плескался в этом стоячем болоте «Хёгаборга», и были опасения, что загниёт. В наше время клубы подписывают 14-15-тилетних ребятишек, у которых есть хоть что-то, похожее на талант, дабы не упустить, не оставить в футбольном навозе изумруд, который всё равно может оказаться стёклышком. А Хенрика нехотя подписали в 19. Болото вдруг оказалось бурной рекой, по которой игрок с радостью ринулся в открытое море. Едва ты становишься крепким юношей, тебя забирают в армию. Едва ты становишься крепким футболистом, тебя забирают в Европу. Швеция – это всё же просто холодная деревенька с клубной точки зрения.

Поэтому карты на стол первыми выкладывает швейцарский «Грассхоппер». Хорошие поля, кормёжка три раза в день, часы в аренду и перспективы роста. Вроде как до подписания контракта оставались часы, когда в дело вмешался «Фейеноорд». Ларссон отлично понимал, что к синице в руке присоединился и журавль и подписал контракт с голландцами. Разочарованные швейцарцы остались ни с чем, но это ведь как тебе сначала говорят: «Ты будешь водить маршрутку», а потом вдруг: «Слушай, а у нас есть и танк. Хочешь управлять танком?». В Швейцарии танков нет, они – страна нейтралитетов. А Голландия – страна контрастов. И с 1 августа до ноября уже весьма патлатый Хенке помогал отправляющему его в большое плавание «Хельсингборгу» остаться в высшем дивизионе, как и гласил договор с клубом из страны тюльпанов, а затем отправился в первый в своей жизни вояж. Упаковщик в магазине стал футбольным наёмником.

 

Раны викингу честь, украшенье бойцу,
коль на гордом челе иль груди:
Пусть течет из них кровь, если хочешь быть наш – 
через сутки повязку клади.

Но орлом отдохнувшим взлетает могуч
его дух, когда близится бой.
С просветлевшим челом, как сверкающий Тор,
он дружину ведет за собой.

Рядом раздались громкие голоса, и викинг отвлёкся от своих воспоминаний, вынырнув в реальность. Молодые бойцы разговаривали на повышенных тонах – сказывалось волнение перед великой битвой. Воин поднялся со своего места, опёрся о борт «драконьей лодки» и стал смотреть на бурлящую воду. Ему тоже ещё не доводилось участвовать в таком масштабном сражении. Но за свою долгую по меркам наёмника жизнь он успел побывать в самых разных переделках, и теперь крепость духа и хладнокровие – одно из главных его орудий. Покоится в ножнах и ждёт своего часа. Голоса на корабле чуть поутихли, молодая горячая кровь остыла, но теперь доски поскрипывали от тяжёлых шагов. Бойцы не могли найти себе места.

Хенрик тоже не мог найти себе места. Сначала от ощущения рождения карьеры, потом от критики прессы, а в конце концов – ему не нашлось и места в составе. Вряд ли он ожидал этого, когда собирал вещи и готовился к переезду в Нидерланды. Жизнь сразу становится чуть более грубой, более суровой, чёрно-белых оттенков, когда в 22 года ты уезжаешь в чужую страну, где у тебя нет ни друзей, ни родных, а единственный язык, на котором ты можешь общаться с людьми – это язык голов. И своё дружелюбное «привет!» Ларссон сказал в первом же матче за новый клуб. В промозглом поединке с «Витессом» шведу удалось подкараулить мяч, отскочивший от газона и с полулёта отправить его в «девятку».

Хенрик Ларссон Фейеноорд, с Куманом

А потом 15 игр он не забивал. Взял обет «молчания» на время адаптации. Настоящей поддержкой стал вызов в сборную страны. Это было начало 13-летнего драматичного романа со Швецией. В расположение сборной впервые он прибыл перед матчем, который мог решить судьбу попадания сборной на чемпионат мира в США. Соперником была сборная Финляндии, игра проходила в Хельсинки, и Ларнику Хелльсону удалось забить гол и оставить свои отпечатки пальцев на путёвке в Америку.

На Мундиале не было места более невыносимо жаркого, нежели скамеечка запасных. Форма молодого форварда была далека от идеальной, и в матче с Камеруном он вышел на замену, когда Швеция уже проигрывала. Мощный удар с правого фланга, словно теннисная подача Хорста Геппера, пронзил руки голкипера, попал в перекладину и отскочил к партнёру Хенке по команде Мартину Далину. В матче со сборной России он вышел только под самый занавес встречи, а игру с бразильцами просто провалил, бестолку пробегав по левому флангу около часа. Поэтому жареное футбольное поле ожидало Ларссона уже в четвертьфинале, когда матч с румынами перешёл в дополнительное время, а затем и в серию пенальти. Хенке бил шестым. Мяч полетел в левый угол, голкипер – в правый. Швеция полетела в полуфинал, Румыния – домой. Полуфинал с бразильцами швед наблюдал со скамейки, а в утешительном матче за третье место против Болгарии принял участие в разгроме и забил в ворота Михайлова третий мяч, весьма эффектный, надо сказать.

Ларрсон в сборной Швеции 1994

И постепенно становилось легче дышать – следующий сезон «Фейеноорд» бодается в четвертьфинале Кубка кубков с «Сарагосой», но проигрывает. Хенке показывает язык трибунам 8 раз за сезон, при этом далеко не всегда попадая в основу. Всё идёт к тому, чтобы сказать, что этот вызов он выдержал, справился с трудностями и теперь готов воссиять в небе как одноглазый Один верхом на Слейпнире. И как раз в этот момент на тренерском посту происходит рокировка, и рулевым назначен Ари Хаан. И стабильной игре Ларссона наступает хаана.

Чарли Чаплину говорят – иди на завод, поработай немного на станке. Мэрилин Монро говорят – вот тебе шерсть, свяжи свитер. Чарльзу Мэнсону говорят – вот тебе направление, иди поработай воспитателем в детском саду. Хенрику Ларссону говорят – поиграй в полузащите, поотбирай мяч. На левом краю, на правом краю, в центре. И иногда в защите, самую малость. Если где в составе зияет дыра, туда бросают косматого шведа.

Хенрик Ларссон в Фейеноорде

Хенрик злится и мечтает покинуть клуб. В таких совсем не розовых мечтах незаметно проходят два года. Два года грязи со стороны голландской прессы и холодной войны с главным тренером. Это был новый вызов, такой же колючий, как и все предыдущие. Но если вы в хороших отношениях со своим ангелом-хранителем... Сумма отступных за Хенрика Ларссона – $600 тыс. Звонок из Шотландии в Голландию – 5 долларов. Получить для своей команды настоящего голеадора – бесценно.

 

Так чертил он закон, и росла с каждым днем
его слава в далеком краю;
На волнах голубых ему равного нет, 
и дружина ликует в бою.

Но он мрачно сидел одинок у руля
и смотрел на играющий вал:
Мир, быть может, живет в голубой глубине,
на волнах я его не встречал.

Иисуса Христа звали Вим Янсен. Это он приглашал к себе в «Фейеноорд» молодого «негрилу», это он спас «грешника», вызволив его оттуда. «Селтик», Шотландия. В середине девяностых состав легионеров клуба болельщики характеризовали ёмким словом «утиль». И сказать, что Ларссон с первого дня убедил их в правильности этой характеристики – значит, ничего не сказать. Представьте ситуацию – у вас полно нешотландского шлака. За приличную сумму в $600 тыс. приезжает невысокий негр, у которого на голове явно не католическая причёска. Он приехал из «Фейеноорда», где последние 2 года играл по разу в месяц. И вот выездная игра против «Хайберниана». Второй тайм, счёт 1:1. Выходит Хенрик, занимает место слева в атаке, получает мяч. Делает пас назад и отдаёт его прямо в ноги сопернику! Стремительная контратака, 1:2, фулл тайм. Холи шит.

Викинги всегда были очень логичными людьми. Они понимали, что если отрубить человеку голову – он больше не встанет. Примерно из того же разряда решил Ларссон, если начать хорошо – плохо кончишь. Что если попробовать начать из рук вон плохо? Девять лет подряд чемпионом северной британской страны был «Рейнджерс». Это означает девять лет слёз и ненависти болельщиков «Селтика». Но 9 мая 1998 года ударом с двадцати пяти ярдов Хенрик Ларссон дарит счастье всем болельщикам «кельтов», счастье, которого они так долго ждали. И трибуны в экстазе поют уже полсезона как придуманное: «У него дреды на голове, он ненавидит Джона Нокса*. О, Хенрик Ларссон!». Это был самый важный из 16-ти его голов, забитых в том году.

*Примечание: Джон Нокс – крупнейший шотландский религиозный реформатор XVI века. В конце 1560-го года под его давлением парламент Шотландии запретил католическую доктрину и обряды, приняв протестантский символ веры. Как известно, деление на фанатов «Селтика» и фанатов «Рейнджерс» в Шотландии происходит по религиозному признаку. За «Селтик» болеют католики, за «Рейнджерс» протестанты.

Ларссон - лучший трансфер Селтика

Успех приходит не так стремительно, как несчастье. Английский язык понятней, шотландские болельщики проще, спортивная пресса дружелюбней. И за один удачный сезон начинаются такие сравнения, от которых немного кружится голова. Ларссона ставят в список великих нападающих. Список фигур. Список личностей. Семидесятые – Дикси Динс и Кенни Далглиш. Восьмидесятые – Фрэнк МакГарви и Фрэнк МакАвенни. Девяностые – Хенрик Ларссон и Его Дреды. Они полюбили его за всё, даже за цвет кожи. Он был особенным и его за это ненавидели. Так же ненавидели и болельщиков «Селтика», просто на другой почве – на религиозной. Ненависть плюс ненависть равно любовь.

Он играл, он забивал, с ним была его жена Магдалена, именем обязанная библейской святой, и его годовалый сын Джордан, именем обязанный американскому баскетболисту. У него всё было хорошо, даже если у всей команды всё было так себе. Песня про «ненавидит Джона Нокса» стала самой ротируемой на волне трибун «Селтик Парк», её исполняли 29 раз в сезоне, но, увы, скорострельность «человека-гола» не помогла клубу сохранить титул чемпионов у себя, и вновь на пьедестал взошёл «Рейнджерс». Это было рождение забивного нападающего, у которого теперь было имя. Громкое, складное. Его очень удобно было скандировать. Хен-рик! Ларс-сон! Оно совсем не подходило для ужасающего всхлипа «Хенрик...».

21 октября 1999 года. Маленькое событие для всего человечества и гигантская катастрофа для одного человека. Болельщики, разодетые в зелёно-белые цвета в пабах Глазго смотрят за европейским противостоянием своих любимцев с «Лионом». Камера сосредоточена на фланговой борьбе Ларссона с французским защитником Сержом Бланом. Оба стремятся к мячу, и вдруг у шведа лодыжка просто переламывается пополам. В дрожь бросило всех, кто смотрел на экран в эти минуты. Пару человек, возможно, даже вырвало. Носилки, скорая, побелевшие лица партнёров и тренера. Диагноз – перелом перспектив, растяжение карьерных сухожилий. Новый вызов.

Очень хочется распять этого ангела-хранителя. Где был, когда так нужен? Зачем, выдыхаясь, прыгать через барьеры, если впереди всё время новый, ещё более страшный? Да ещё и время самое неудачное. Сколько уже было таких обозлённых и обиженных историй – впереди чемпионат Европы, а игрок из-за травмы его может пропустить. Но Ларссон недолго задавал вопросы судьбе. Он просто стал ждать, пока нога срастётся и можно будет её потихоньку разрабатывать. У него всё было хорошо, и он не позволит травме лишить его всего, что он приобрёл. Долгие полгода, пока можно будет приступить к щадящим тренировкам. Его поддерживают Магдалена и Джордан. Когда он начинает ходить на костылях – шотландцы на улицах Глазго подбадривают его. Начинается гонка за Евро-2000. Ты успеешь, успеешь, успеешь.

Хенрик Ларссон в Селтике на тренировке с тренером

И он успел. Заскочил в последний вагон отходящего поезда. Приехав в сборную, он сразу заявил, что решение остаться ли в команде зависит полностью от его ноги. Нога сказала «да», и Хенрик остался. Сборная трёх корон не смогла выйти из группы, но Ларссон одержал свою индивидуальную победу – он смог, он победил, он выходил на поле, играл и забивал. И в «Селтик» он вернулся чуть-чуть другим. И никакая смена тренера («кельтов» возглавил Мартин О'Нил) не могла ему помешать. Сезон после Евро-2000 стал лучшим как для викинга, так и для его дружины. «Селтик» взял в Шотландии всё, что только было можно, в чемпионате «Рейнджерс» остались позади на 15 очков. А Хенке жадно хватал одну награду за другой, словно никак не мог насытиться ими – побил клубный и шотландский рекорд по количеству голов за сезон – 53 (из них 35 в чемпионате Шотландии). Какие там Джимми МакГрори и Чарли Николас? Оставьте для них серебро. Вновь Швеция и Шотландия признали его лучшим. Но главное – лучшим голеадором его признал весь мир. Ларссон получил «золотую бутсу». Благодаря той самой ноге.

Трибуны «Селтик Парка» радостно горланили новые хиты: «Хенрик Ларссон – король из королей» и «Великолепная семёрка». Внутренне «король из королей», наверное, готовился к новой катастрофе. Что там осталось в карманах злодейки-судьбы? Звёздная болезнь? Проблемы в семье? Игровой спад? Но, похоже, сама судьба подивилась крепости духа этого человека и отпустила его. Хенке стал хозяином своей судьбы и просто наслаждался футболом, даря наслаждение болельщикам.

Дальше кадры можно крутить чуть быстрее под какую-нибудь одухотворённую музыку. Три последних сезона в чемпионате Шотландии – 29 голов, 28 голов, 30 голов. 87 отрезанных голов за три сезона только в чемпионате! Финал Кубка УЕФА 2002/2003. «Кельтам» противостоит португальский «Порту». Тот, ещё смертоносный «Порту». Шотландцы проигрывают 2:3. Дубль на счету не сдающегося никогда Ларссона. Он бежит к трибунам, целует обручальное кольцо и ищет глазами жену. Скандалы про похождения в ночных клубах, про фотографии с проститутками, про запой – оставьте это для других. «Хенке-гол» предпочитает проводить время в кругу семьи. Место, где он беснуется – футбольное поле.

Хенрик Ларссон обои, арт

Оставаясь честным футболистом, ты, возможно, теряешь несколько возможностей забить ещё один гол. Но получаешь несоизмеримо больше – уважение людей. В 31-й день рождения Хенрика «Селтик» играл матч с «Мазервеллом». В одной из атак хозяев поля уже сбрившего свои знаменитые дреды Ларссона сбивают с ног. Подбежавший арбитр показал шведу «горчичник» за «нырок». Трибуны на несколько секунд онемели, не веря в происходящее, а затем разразились таким свистом, какого на стадионе не слышали очень давно. Ларссон симулировал – это как Чарли Чаплин у станка, как Мэрлин Монро вяжет свитер, как Чарльз Мэнсон воспитывает детей.

После чемпионата мира в Японии и Корее, где «Тре кунур» во главе со своим главным бомбардиром выступили довольно посредственно, Хенрик заявил об уходе из национальной сборной. Кости болят, не мальчик ведь уже – 31 год. Он и представить себе не мог, какая лавина писем обрушится на него. И не только на него – на футбольную федерацию Швеции, на адрес его родителей, даже представителям правительства Швеции. Одна шведская газета собрала более 110,000 подписей за то, чтобы Хенке вернулся в сборную. Среди них были подписи премьер-министра страны и президента УЕФА Ленарта Юханссона. Люди представить себе не могли команду без своего любимца. Решающим голосом стала детская просьба 5-летнего Джордана. «Папа, играй за нас».

Хенрик Ларссон на Евро-2004

Очень трудно отыскать тот день, когда Ларссон вдруг перестал быть дредастым бесом и стал мудрым голеадором. Наверное, это было неизбежно. Как в русских былинах: детина с печи становится богатырём, богатырь со временем становится мудрым старцем. Он был ещё очень силён. Ему было за тридцать, но физически он выдерживал полную нагрузку. Лысый как коленка швед стал ветераном, обладателем порой смертоносного оружия, имя которому – опыт. За три великолепных года он соскучился по самому главному хобби своей жизни – преодолении трудностей. И он решил сам бросить себе вызов. Взойти на ту вершину, на которой ещё не бывал. Ладья викинга направилась в «Барселону».

А тот самый певучий «Селтик Парк» провожал своего идола со слезами. Последний матч Хенке в чемпионате Шотландии. 2:1. Он плакал для них, он сделал для них дубль. Последний официальный матч – в Кубке. Последний трофей, подаренный на прощание им от него. 3:1. Он плакал для них, он сделал для них дубль. Слёз было пролито целое море. Но их всё равно было меньше, чем забитых им голов.

 

Так он плыл по могиле из пенистых волн
от победы к победам иным
И до южного моря, до греческих шхер –
он доплыл, среди волн невредим.

И когда он увидел кругом острова,
зелень рощ и разрушенный храм,
Что он думал, понятно, о вы, кто любил,
только Фрее, и скальду, и вам!

На горизонте показалась земля. Каталонская дружина засуетилась, хотя собираться было ещё рано. Темнокожий викинг проверил, как сидит меч в ножнах и усмехнулся. Это всё обыкновенное волнение. Великая битва в Париже. Да они разоряли этот Париж ещё в 834-м. Для Европы не было тогда хуже напасти, нежели скандинавские берсерки. Везде, где появлялось золото, непременно появлялись викинги. Это была природная взаимосвязь навроде той, когда мухи слетаются на открытую банку мёда. Такого золота в коллекции воина ещё не было. К этому золоту он стремился всю свою жизнь.

Хенрик Ларссон переходит в Барселону, рядом Лапорта и Бегиристайн

В «Барселоне» очень высоко. Сколько бы ни было гор в Шотландии, а в Каталонии всё равно выше. Выше градус накала страстей. Выше ставки. Сами футболисты выше. Хави, Пуйоль, Роналдиньо – познакомьтесь, вы будете играть вместе. На мгновение упаковщик в магазине из Хельсингборга. Потом всё-таки подпишут Это'о, и вроде как великий, но-давайте-не-забывать-что-он-уже-ветеран Ларссон рассматривается как второй форвард. Тот, кто перманентно может усилить атаку, выходя на замену. Однако, медицинский персонал докладывает, что швед функционально готов не хуже камерунца, и Райкаард первое время выпускает на поле обоих попеременно.

Могут меняться партнёры по команде, может меняться герб на твоей футболке, может меняться акцент, с которым болельщики скандируют твоё имя, не меняется только одно – мяч круглый, ворота большие. Для Хенрика никогда совмещение двух этих параметров не было проблемой. «Барселона» так «Барселона». Ларссон гол, Ларссон голассо, Ларссон скамейка. Это объективно, это естественно, обижаться тут не на кого. Разве можно обижаться на ещё один барьер? Это'о набрал потрясающую форму. Он молод, ловок, пластичен. У него ещё не было «Золотой бутсы». Уступите пожилым место на скамейке.

20 ноября состоялось Супер-Класико на «Камп Ноу». Хенрик наслаждался тем, что мог наблюдать праздник и одновременно драму футбола прямо на поле. Его команда вела со счётом 2:0. За 20 минут до конца матча Хенрик валится на землю и корчится от боли. Судьба нашла его в Каталонии и вгрызлась в его ногу бешеным ротвейлером. Носилки, скорая, погрустневшие лица партнёров и тренера. Вы говорите по-французски? Вы знаете выражение «дежа вю»? Утром следующего дня выясняется, что у игрока повреждение хряща. Предварительный диагноз – полтора месяца вне игры. Плохо. В ходе операции выясняется, что повреждены крестовидные связки колена. Окончательный диагноз – шесть месяцев вне игры. Очень плохо.

Травма Ларссона в Барселоне

Вот она, мечта поиграть за европейский топ-клуб. Вот она, раздавленная кирзовым сапогом. Но если вы ещё не забыли, то у Хенрика Ларссона есть знакомый ангел-хранитель, который давно уже корит небеса за то, что ему был дан такой подопечный. В больницу на белом коне скачет президент клуба Жоан Лапорта, в руках его сияет контракт – ещё год в «Барселоне». Продлить на год с игроком, только что получившим травму, которая выбьет его из строя на полгода. Безумие? Знак уважения? Нет. Дикий, ни на что не похожий фарт и дар ясновидца.

Свой первый титул чемпиона Испании Хенке получил как будто за «выслугу лет» или за «восстановление от травмы». Это хлыстом должно было ударить по гордости человека, который привык получать только то, что заслужил усердным трудом. Свой последний сезон в «Барселоне» он начинает с полноценных тренировок и матчей. Однако, дела идут не слишком хорошо – викинг играет неудачно и проигрывает конкуренцию более молодым и мастеровитым товарищам. Только когда Это'о уезжает на Кубок Африки и Ларссон становится основным форвардом команды, он оправдывает доверие тренера – вновь начинает забивать регулярно. Команда взбиралась всё выше и, казалось, уже у всё повидавшего футболиста, заблестели глаза. В середине кампании он заявил, что уедет домой в Швецию по окончании сезона. И теперь ему предстояла последняя битва.

 

Он скитался кругом по пустынным морям, –
вольный сокол не знает застав, –
И бойцам на борту он законы писал –
хочешь викинга слышать устав?

Жить не должно в шатрах, спать не должно в дому:
за дверьми лишь врагов мы найдем.
Викинг спит на щите, и в руке его – меч,
небо синее служит шатром.

Темнокожий викинг вступил в сражение, когда оно было уже в самом разгаре. Он не стал сломя голову бросаться в самую гущу событий. В таком возрасте просто несолидно уже принимать легкомысленные решения. Он внимательно осмотрелся, поправил кольчугу, обнажил клинок и быстрым шагом направился к главному врагу, которого заприметил сразу. К своей судьбе. Она мучила его всю жизнь, выпивала из него все силы и соки, но он назло каждый раз поднимался и шёл в бой. И вот теперь у него был тот единственный шанс встать в один ряд с Олафом Харальдсоном, Бьорном Железнобоким, Рагнаром Лодброком и Вильгельмом Завоевателем. Лезвие меча сверкало лунным светом.

В циничное время нет места героям и справедливости. Когда «Барселона» проигрывает в финале Лиги Чемпионов 0:1 и на поле выходит форвард мирового уровня, который заканчивает карьеру в большом футболе, но никогда ему не покорялся главный клубный трофей, было бы очень справедливо, если бы он забил. Но гол в этом матче он так и не забил. Он не высветил на табло своего имени. Он высветил там куда более важные слова: «''Барселона'' – победитель Лиги Чемпионов».

Хенрик Ларссон выиграл с Барселоной Лигу чемпионов

Спокойствие и точность, с которыми Хенрик Ларссон отдал голевую передачу на Самуэля Это'о, трудно описать словами. Он словно знал, как будет протекать атака, где ему нужно находиться в определённый момент времени, чтобы всё закончилось взятием ворот. Вот Хенрик трусцой бежит по линии штрафной, наблюдая, как Пуйоль отдаёт мяч Иньесте. Андрес отдаёт пас Джио, Ларссон смещается чуть в центр. Голландец на Это'о, Это'о отдаёт обратно на Иньесту, а Хенке вот он, вон стоит в центре штрафной, сейчас сюда последует передача. И одним ловким касанием он выводит партнёра по атаке на рандеву с голкипером «Арсенала». Выход один-на-один заканчивается счётом один-один.

Через пятнадцать минут швед сместится вправо, чтобы поддержать рейд Жулиано Беллетти. Отдаст ему нехитрый пас и будет наблюдать за тем, как бразилец воплощает предначертанное футбольной судьбой. Освещённый лунным светом клинок вонзается в тело ненавистной судьбы, а руки викинга греет то золото, к которому он стремился всю свою жизнь.

 

Я три года не видел родимой страны,
королевского зала бойцов.
В небо высятся ль скалы по-прежнему там,
есть ли зелень в долине отцов?

Что же медлю я доле на чуждых волнах,
дань беру, убиваю людей?
Жалкий золота блеск презирает мой дух,
ну, а славы нет равной моей.

Это не станет концом его карьеры. Впереди будет Мундиаль, на котором он не забьёт пенальти в одной восьмой финала. И лёгкое сожаление – я ведь говорил, что уже слишком стар. Вернётся он после этого домой, в родной «Хельсингборг». Его бы с радостью принял любой клуб Швеции, но он предпочёл безнадёжного «середняка». Там, где он начал свою великую карьеру. Навестить своего первого тренера Бента Персона. Прогуляться по тому месту, где он впервые познакомился со своей женой Магдаленой. Посмотреть, кем стали те, кто называли его «негрилой». На таких лаврах грех не почивать.

Когда ты уходишь из большого футбола, ты словно прожил целую жизнь. Но по человеческим меркам тебе ведь даже меньше сорока. Впереди ещё одна жизнь. Но начинать её Ларссон не поспешит. Его сердце не выдержит, и когда Сэр Алекс Фергюсон позовёт его поиграть три месяца в «Манчестер Юнайтед», Хенрик с радостью согласится. Наверное, последняя несбывшаяся детская мечта – поиграть в чемпионате Англии. Против «Ливерпуля», против «Тоттенхэма». И пока в Швеции перерыв между чемпионатами, Ларссон, вместо того чтобы отдыхать, поедет помогать манкунианцам.

Хенрик Ларссон в МЮ

Он приедет в Англию уже в ранге кавалера Ордена Британской империи. В мае 2006-го королева Елизавета II наградила его этим орденом за вклад в британский футбол. И Ларссон приедет и вновь забьёт несколько нужных голов. В Премьер-лиге он сыграет всего семь матчей, но по окончании турнира руководство «красных дьяволов» специально попросит английскую федерацию футбола наградить шведа чемпионской медалью, хотя ветеран и сыграет меньше положенных 10 матчей. И только потом, он насовсем вернётся домой.

Но это только ещё будет. А сейчас он ходит по корме «Пожирателя ветров» и не может сдержать улыбку. Такую счастливую улыбку сурового викинга. Его всегда просили остаться. Но море всегда зовёт только вперёд. Викинга, его судьбу и его ангела-хранителя. Теперь путь остался только один. Путь домой.

 

Флаг на мачте на Север назад устремлен,
там любимую вижу страну;
Я по воле небесных ветров поплыву,
я на Север мой руль поверну.

Статуя Хенрика Ларссона в Швеции

Впервые опубликовано 15 сентября 2008 года

Фото превью – FC Barcelona ©

В среднем: 4 (4 голоса)