Перейти к основному содержанию

У Жоана Лапорты ещё много нерешённых проблем, но вот-вот завершится его первый полный сезон в качестве президента «Барсы» на втором сроке правления. Главная головная боль – мужская футбольная команда, которая обескураживающе закончила кампанию, к тому же ряд игроков и контрактов не могут быть подписаны прямо сейчас по причине разногласий с президентом Ла Лиги Хавьером Тебасом на почве ограничений финансового фэйр-плей. Лапорта рассказывает L’Esportiu не только о преодолении плохой экономической ситуации, но также отвечает и на другие вопросы.

– В последней игре против «Вильярреала» был слышен свист с трибун. Как оцените сезон?

Как только мы сменили тренера, игра команды улучшилась. Хави справился очень хорошо. Нам предстоит пережить последний тяжёлый отрезок сезона (формально, сезон заканчивается 30 июня, – прим. переводчика). Предыдущий уже прошёл, мы укрепили состав новыми трансферами, но конец сезона был плохим. Эта команда всё ещё находится в стадии строительства и её нужно усилить, но у нас не было необходимой глубины состава, чтобы восполнить потерю игроков по причине травм.

Когда казалось, что мы возрождаемся, и мы надеялись, что всё пройдёт хорошо, помимо травм или определённых решений, которые были приняты в матчах с прямыми конкурентами, у нас был ряд других обстоятельств, не позволивших закончить Примеру на той положительной волне, которая была вначале. Это заставляет нас утвердиться в мысли, что нам нужно укреплять команду и принимать важные решения.

– Ваши ощущения от окончания сезона?

Я зол и разочарован. Хотя я знаю, что у нас были травмы игроков, мы не можем проиграть «Кадису», «Райо» и «Вильярреалу» дома. Я крайне недоволен отношением команды к делу. Я страдал не меньше, если не больше, чем Хави, из-за отсутствия характера у футболистов. Я не понимаю почему так случилось. Команде не хватало лидерских качеств, и я был разочарован и зол. Нельзя допустить, чтобы первая команда «Барсы» дома проиграла «Кадису», «Райо» и «Вильярреалу». Как президент, я очень недоволен. И давайте смотреть правде в глаза – мы не победили ни в одном из финалов, которые мы сыграли на прошлой неделе, ни в женском футболе, ни в баскетболе. Стоит ли выходить в «Финал четырёх» Евролиги? Да, но проигрывать неприемлемо, поскольку мы уступили «Мадриду» в полуфинале. Посмотрим, порадует ли нас гандбольный «Финал четырёх» и футзальная команда в Примере. Но в целом я разочарован и зол.

FC Barcelona

– Вы сказали, что «поражение будет иметь последствия». В целях экономии планируются какие-то действия?

Вердикт уже вынесен. Конечно, проигрыш имеет последствия, поэтому мы пригласили нового тренера. Мы проиграли прошлый чемпионат, этот начали тоже не очень хорошо, поэтому всё это закончилось сменой тренера. Самое время сделать команду более сбалансированной и конкурентоспособной. Мы унаследовали [от Бартомеу] контракты [игроков], в которые трудно внести изменения, и нам придётся что-то предпринимать в этом отношении.

Я предполагаю, что это будут либо радикальные решения, либо контракты будут приведены в соответствие с финансовым положением клуба. Наследие, которое мы получили, катастрофично. Это реальность. Чтобы изменить эту экономическую ситуацию, требуется время. У нас есть несколько вариантов, но ни один из них не является оптимальным, потому что все они связаны либо с продажей телевизионных прав, либо доли в наших дочерних компаниях, которые развивают бизнес-проекты клуба.

Кроме того, у нас какие-то извращённые двусторонние отношения с Ла Лигой. Она очень странно относится к ситуациям подобным той, в которую попала «Барса», остро нуждающаяся в доходах. Даже если мы получаем определённый доход, правила Ла Лиги не позволяют нам увеличить фонд заработной платы. Мы уважаем правила, но понимаем, что они излишне строгие по сравнению с другими странами. Мы говорим с Ла Лигой об этих проблемах, но видим очень непростую позицию. Если быть конкретнее, то согласно Ла Лиге, доход в €600 млн не позволит нам увеличить фонд заработной платы. Даже если мы реализуем вышеуказанные варианты увеличения дохода, то у нас всё равно будут проблемы. Таковы последние новости. Трудно жить с подобными ограничениями, установленными Ла Лигой.

– Поговорим об именах: Дембеле. В чём проблема?

У них [окружения Усмана] есть наше предложение и дедлайн для его принятия, потому как времени больше нет. Мы давным-давно готовимся к следующему сезону, а это проблема, на которой мы застряли, потому что агент не отвечает на наше предложение. Похоже, они готовят встречное предложение. Сейчас наш приоритет в том, чтобы исправить экономическое положение, чтобы соответствовать финансовому фэйр-плей. Есть множество игроков, для которых нужно совершить определённые [финансовые] операции, но Ла Лига не даёт нам этого сделать. Нас ограничивают правила, о которых я уже упомянул раньше.

FC Barcelona

– Что будете делать, если Ла Лига не пойдёт на уступки?

Продолжать диалог и пытаться убедить их [игроков], что мы должны соблюдать фэйр-плей, а иначе мы не сможем никого подписать на следующий сезон. Некоторые операции уже совершены, но Ла Лига очень строга и призывает нас сделать то, что наверняка приведёт к соблюдению минимальных требований фэйр-плей. Но для нас это мало что меняет. Речь идёт о продаже 10% телевизионных прав, и если это неизбежно, мы хотим заключить сделку на своих условиях, а не на тех, что нам неудобны.

– Вы говорите о CVC?

Да.

– В понедельник состоялся разговор с Ла Лигой. Есть ли какой-то прогресс?

Весьма малый. Они, вероятно, уже знают, как поступят... Мы считаем, что если эта сделка будет осуществлена, то интересы «Барсы» должны быть учтены. В противном случае её не стоит заключать. Есть операции, которые мы рассматриваем для улучшения финансового состояния клуба, и Ла Лига, вместо того, чтобы помочь нам, пытается навредить. Я очень этому удивлён.

– Когда будет решена проблема фэйр-плей?

В течение лета, но конкретная дата зависит от того, каким путём мы устраним проблему. Пожалуй, что дедлайн – 30 июня, потому что мы также ждём закрытия счетов по итогам года.

– Зависит ли продление Серджи Роберто от фэйр-плей?

Да, это влияет. О новом контракте будет объявлено, как только мы соблюдём фэйр-плей. Серджи Роберто – игрок, которого хочет тренер. Он считает, что Роберто прекрасно понимает систему, потому что много лет играет у нас, и Хави говорит, что такие игроки помогают воплощению его идей. Серджи всегда был полностью предан клубу. Мы планируем продлить его, но у нас также есть требования фэйр-плей, которые связывают нам руки.

– А продление Гави?

Наше предложение уже давно на рассмотрении у его агента. У нас нет новостей, что он принял его. Мы знаем, что агент рассматривает различные варианты от других клубов, и в какой-то момент ему придётся прервать молчание. Мы уже изложили свои условия, и в настоящее время они не приняты агентом игрока.

FC Barcelona

– Вам неприятно, что всё так складывается?

Да, потому что мы не понимаем такого поведения. Он игрок, который нам всем нравится, ему 17 лет, у него хорошо идут дела и большое будущее в «Барсе», но мы не понимаем, почему его представитель начинает играть в игры и вести торги. Я думаю, что предложение клуба, учитывая наши возможности, более чем приемлемо. Кроме того, мы не будем выходить за установленные рамки, потому что я не хочу, чтобы «Барса» продолжала идти по пути тех, кто предшествовал нам и довёл клуб до краха. Мы должны осуждать такие действия, и мы это делаем. Своим игрокам, у которых оканчиваются контракты, мы предоставляем хорошие предложения о продлении, но оказывается, что их представители сравнивают все варианты и оттягивают решения. Очевидно, что мне не нравятся такие ситуации. Я призываю игроков принять решение как можно скорее, потому что это также помогает нам планировать [бюджет].

– Больше имён: Ферран Торрес. Это была самая крупная покупка в зимнее трансферное окно (55 млн). Как вы оцениваете его выступления?

К его цене нет вопросов. Он игрок, который, помимо прекрасной техники, обладает определённым послужным списком. Мы очень довольны им. Нужно понимать, что адаптация к системе «Барсы» требует времени, и я думаю, что Ферран играет лучше, когда на поле есть Педри. Это очевидно. Когда у команды работает «мозговой центр», это позволяет нападающим убегать в прорыв. Педри – полузащитник, который продвигает мяч, забивает голы и помогает нападающим. И я думаю, что игра Феррана была созвучна игре Педри. Это не отговорки, а ситуации, которые имели место быть. У нас в лазарете оказались очень сильные игроки – Педри и Фати. Сначала Ансу, а теперь и Педри. Феррана ждёт долгая карьера в «Барсе», и мы очень довольны его отношением к игре и талантом.

– Адама Траоре тоже прибыл зимой. У вас есть вариант с его покупкой за €30 млн, и вы как-то сказали, что хотели бы это сделать. Это случится?

Мы и им довольны. Он придал команде новый импульс, его нет причин критиковать. Я возвращаюсь к вопросу о фэйр-плей. Это хороший вариант для покупки, к тому же рынок активизируется, и у нас есть ситуация с Тринкао, которая очень похожа, потому что речь идёт примерно об одной и той же сумме. Посмотрим, что произойдёт. Интерес к этим игрокам есть, и нам придётся принимать в расчёт требования фэйр-плей.

FC Barcelona

– Каково будущее Дани Алвеса?

Решение будет принимать технический секретарь и тренер. Мы в восторге от его игры, созданной атмосферы и того, как он помог молодёжи. Мы благодарны за то, что он сделал для клуба, но теперь возникли обстоятельства спортивного характера, которые должны быть оценены игроком, тренером и техническим секретарём. Цель Дани – сыграть на Чемпионате мира. Если мы не можем гарантировать ему, что дадим определённое игровое время в следующем сезоне, то навредим ему. Этот вопрос должен быть рассмотрен техническим секретариатом.

– Алвес является другом Неймара, и Хави на днях сказал, что он ему нравится. А вам нравится Неймар?

Кто же не любит Неймара? Он исключительный игрок.

– ПСЖ может открыть для него дверь...

У него контракт с ПСЖ, осталось четыре-пять лет. Игроки, подписавшие контракт с такими клубами, как «ПСЖ», почти что согласились на рабство. Всё ради денег.

– И Месси тоже?

С Месси вышло так, как вышло. Мы все хотели бы, чтобы он закончил свою спортивную карьеру здесь, но по определённым причинам это оказалось невозможным. Всё дело в финансовом фэйр-плей Ла Лиги и предложении ПСЖ. Игроки, после того как подписывают подобные контракты, обнаруживают, что не могут уйти добровольно. Такие операции оцениваются в сотни миллионов евро. Вы можете указать мне на ситуацию с Неймаром, но я не знаю, какие правила установлены во Франции. Возможно, у них есть другие варианты, которых нет у нас, но отмена подписанного контракта стоит больших денег. Верно и то, что за ПСЖ стоит государство, у них много денег, и они способны покрыть неустойку за расторжение контракта.

– Неймар должен стать свободным агентом?

Если такие игроки однажды вернуться «Барсу», то только свободными агентами. Мы не в состоянии оплатить их трансферы. Но даже если бы у нас и были деньги, мы бы всё равно этого не сделали. Это нерационально. Речь идёт об исключительных футболистах, чьей игрой мы уже наслаждались ранее. Если они станут свободными агентами, тогда тренеру следует подумать о том, смогут ли они вписаться в новый проект «Барсы». Как игроки, они оба мне очень нравятся.

FC Bayern Munich

– А на трансфер Левандовски можно потратить деньги?

У Левандовски есть ещё один год контракта с «Баварией», и такова ситуация. Больше ничего не могу сказать по этому поводу.

– Но он предпринял некоторые шаги для ухода, например, сказал, что уже сыграл свою последнюю игру...

Мы не будем никому мешать работать. Мы уважаем его контракт с «Баварией». Он очень хороший игрок, нам он очень нравится, но у него есть контракт.

– Одной из первых сделок нового трансферного окна стало продление Мбаппе. Как вы оцениваете этот ход от ПСЖ?

Это искажает рынок. Игроков просто похищают за деньги. Это последствия того, что за клубом стоит государство. Это противоречит всем европейским принципам и показывает насколько неустойчив европейский футбол. Это касается и «Барселоны». Мы бы предпочли, чтобы наш конкурент, который не сильнее нас, не мог бы оставить нас ни с чем, когда дело доходит до прямой конфронтации (намёк на уход Неймара в ПСЖ, – прим. переводчика). Это речь всё о той же неустойчивости футбольной системы. Однако, я думаю, что нам не нужно так уж сильно беспокоиться о сопернике. Мы должны позаботиться о том, чтобы у нас самих была конкурентоспособная команда, что мы и пытаемся сделать. Оказывается, когда мы больше заботились о себе, чем о соперниках, дела шли хорошо.

– Насколько для вас сильные раздражители «Реал Мадрид» и ПСЖ?

Мы должны беспокоиться о «Барсе». Что делают другие – это их проблемы. Мы просто хотим убедиться, что нет никаких незаконных действий и рынок не искажается клубами-государствами, и ведь совершенно ясно кто они: ПСЖ, «Манчестер Сити» и другие. Это затрудняет управление таким клубом, как «Барселона», который принадлежит сосьос.

FC Barcelona

– И как решить эту проблему?

Следить за соблюдением правил, убедиться, что финансовый фэйр-плей работает гармонично. Не должно быть такого, что в некоторых странах действуют поблажки в плане фэйр-плей, когда у нас в Испании такие правила, что мы не можем соблюсти фэйр-плей, даже при увеличении доходов.

Они [Ла Лига] говорят мне: «Вы получили такое наследство, и это не ваша вина». Что ж, наследство [в виде финансовых проблем] – это вина тех, кто ранее руководил клубом, но всё же, если в других странах принимаются более гибкие меры, их следует принимать и у нас. Но это не так. Решение состоит в том, чтобы Ла Лига была гораздо более гибкой в ​​плане фэйр-плей, и чтобы другие клубы не имели привилегий, которые они имеют от УЕФА. Они [УЕФА] позволяют им делать то, что неприемлемо и чего не делают другие [клубы].

– Каковы текущие отношения «Барсы» и УЕФА?

Прохладные. Мы считаем, что Лигу чемпионов можно улучшить с точки зрения ресурсов, которые будут предоставляться клубам, и сделать её более привлекательной. Идея клубов, поддерживающих Суперлигу, состоит в том, чтобы найти решение этой задачи. Реальное решение, а не попытки замаскировать проблему. Ведь у руля должны быть клубы, которые вкладывают деньги в это шоу. Налицо управленческая проблема, и я думаю, что мы можем договориться с УЕФА. Клубы должны управлять этим соревнованием на наивысшем уровне. Разумеется, УЕФА есть что сказать по этому поводу. И давайте не забывать о распределении денег. Оставаться в элите – это бизнес, который стоит больших денег, и если их нет, то клубы, имеющие традиции, сильно пострадают.

– Вас беспокоят возможные санкции, которые могут быть наложены на вас, «Ювентус» и «Реал»?

Честно говоря, я не думаю, что они [УЕФА] будут в состоянии наложить какие-либо санкции. Мы, клубы, защищаем принципы Европейского Союза: свободную конкуренцию и европеизм. Мы хотим, чтобы футбол в Европе был устойчивым, и чтобы не было внешних агентов в виде российских или арабских олигархов, которые искажают этот рынок. Я не думаю, что УЕФА в состоянии наказать клубы, которые защищают эти принципы. Мы уже зарегистрировались участником следующего розыгрыша Лиги чемпионов. Неправильно, если они хотят разрушить свободную конкуренцию. И если они это сделают, то получат эффект бумеранга, потому что в конечном итоге они нарушат принципы ЕС.

– Вы встречались с Александром Чеферином в Турине?

Примечание: Лапорта был недавно в Турине на финале женской Лиги чемпионов, в котором играла «Барселона»

Да, но это был неподходящий случай для обсуждения вопросов. Мы сделали некоторые замечания по этому поводу, но целенаправленно сложившаяся ситуация не рассматривалась. Я думаю, они [УЕФА] знают, что то, что мы предлагаем, имеет смысл. Они хотят сохранить власть, поэтому должны ей делиться. Когда говорят о диалоге, мы хотим его установить. Когда другая сторона не хочет говорить и закрывается в себе, диалога не происходит.

FC Barcelona

– В свете финансовых проблем, вы не думаете о продаже игроков? Имя Френки де Йонга последнее время часто на слуху.

Сейчас рынок начинает активизироваться, и по нашим игрокам тоже есть предложения. Всё потому что они высококлассные футболисты, и мы должны каким-то образом позволить всему идти своим чередом, но быть очень осторожными в том плане, какие решения принимаем и как соблюсти фэйр-плей. Всё возможно. Правда в том, что есть игроки, которых мы продлили, у которых есть настоящее и будущее в клубе, и очевидно, что мы хотим, чтобы они оставались в наших рядах. Однако, есть и другие футболисты, тоже отличные, по которым есть предложения, и в этом случае многое будет зависеть от фэйр-плей.

– Френки де Йонг совершенно точно входит во вторую группу футболистов.

Речь идёт об игроках первой команды «Барсы», и многие из них очень талантливы. Френки великолепен, он знает нашу систему игры, и да, он желанный игрок на рынке, и мы получали предложения по нему, но мы думаем, что он должен остаться в «Барсе».

– Ранее вы говорили о радикальных решениях. Могут ли быть какие-то сюрпризы в плане продажи игроков?

Когда я говорю о радикальных решениях, я имею в виду тему фэйр-плей. У нас очень большой фонд заработной платы, который по-прежнему не соответствует требованиям фэйр-плей. И здесь мы должны принять некоторые решения. Возможно, нам придётся поступить резко и сократить фонд заработной платы не такими средствами, какими нам хотелось бы, даже если это сопряжено с определённым риском. У нас по-прежнему очень высокие зарплаты, доставшиеся от тех, кто руководил клубом раньше, и вернуть их на прежний уровень мирным путём довольно сложно. Может быть, нам нужно пойти по более резкому и противоречивому пути, чтобы соблюсти правила фэйр-плей.

Мы хотим, чтобы команда, которую, по нашему мнению, нужно укреплять, была более конкурентоспособной и имела возможность стремиться к завоеванию всех трофеев. Таким образом, «Барса» должна стараться соблюдать фэйр-плей и снизить зарплаты, которые у нас на 40% выше, чем у остальных команд, и которые, помимо того, что являются катастрофическим наследием, доставшимся нам из-за бесхозяйственности предыдущего правления, мешают нам усилиться [на трансферном рынке]. Радикальные меры, которые, я надеюсь, мне не придётся принимать, могли бы помочь.

Reuters

– Без соблюдения фэйр-плей нет и трансферов. Разве это не похоже на змею, которая кусает свой собственный хвост?

В предыдущем сезоне мы делали, что могли, а теперь идёт уже второй сезон, и мы застряли в этом замкнутом круге. Придётся принимать решения. И если мы будем вынуждены идти в суд, мы пойдём, потому что нам мешают функционировать. Нашу работу блокируют наследие прошлого и правила фэйр-плей. И мы должны действовать. Я надеюсь, что дело не дойдёт до жёстких мер.

– Разве такое наследие не ожидалось ещё до того, как вы присоединились к клубу?

А вы в курсе, как это всё происходит? Пока вы не вникнете в суть вопроса, у вас нет сведений о том, как обстоят дела. Мы ожидали, что всё будет не так плохо. Была отсрочка по зарплатам, но мы говорим не о зарплатах, которые можно легко урезать, это очень большие суммы. Это зарплаты, которые мы больше не даём никому в клубе, и я не думаю, что они кому-то начисляются вообще в европейском футболе. Из соображений конфиденциальности, из уважения к частной жизни, сейчас не время называть конкретные фамилии, но это огромные зарплаты, выше рыночных. К сожалению, это случилось из-за неправильных решений предыдущих руководителей, и мы это сейчас обнаружили, а впереди два года. Как-то мы должны сократить эти зарплаты. И, обычно, это вопрос консенсуса, диалога, но я также понимаю и другую сторону – они говорят, что у них есть подписанный контракт, который нужно выполнять.

– Должны ли операции по получению прибыли быть закрыты до 30 июня?

Мы уже могли бы провести некоторые из них. Но мы должны найти лучшее решение в интересах «Барсы». Ни один из имеющихся вариантов не идеален. Мы ищем тот, который устранит отрицательный капитал, и в то же время позволит нам получить прибыль в этом сезоне, а также обеспечит соблюдение правил фэйр-плей. Чтобы уладить всё это, нам, возможно, придётся действовать поэтапно. Вероятно, не всё можно сделать до 30 июня. Мы работаем над этим.

REUTERS (David Gray)

– Одна из самых обсуждаемых сделок – продажа 30% аудиовизуальных прав Goldman Sachs.

Это не совсем так. Смотрите, есть ряд вариантов, можно назвать их «рычагами». У нас есть возможность продать телеправа. Мы хотели бы, чтобы 10% телеправ стоили как можно дороже. Если сделаем предварительные подсчёты, то увидим, что получили 165 млн за телеправа от Ла Лиги, а с учётом еврокубков и прочих бонусов – это 260 млн. Но именно вот те 165 млн – это и есть гарантированная сумма, и 10% от них – это 16,5 млн. Есть такие варианты, как CVC со сроком сделки в 50 лет, другие варианты – 20 и 10 лет. Что с ними не так? А то, что все эти деньги облагаются налогом, поэтому мы можем потерять до 25% от исходной суммы. В свете этих фактов становится понятно истинное положение вещей.

Остальные 90% телеправ являются залогом для кредита от Goldman Sachs. Суть в том, что это кредит, который должен быть погашен, и это имеет свою цену. Есть несколько факторов, которые необходимо учитывать, и всё не так просто. Кредит Goldman Sachs на 595 млн можно погасить досрочно, но тогда у нас останется очень мало свободных денег.

– А каковы другие варианты?

У нас есть разные варианты, но нам нужно их тщательно оценить. Тот, кто готов заплатить 1 млрд за телеправа, хочет все 100% прав [а не 10%], и, возможно, сразу на десять лет. Но если провести предварительные расчёты, то становится ясно, что такая сделка вредит доходам и расходам клуба на долгие годы. Получается, что в течение этих 10 лет мы будем получать убыток в 165 млн ежегодно, если продадим все 100% телеправ. К тому же нужно оценить размер подорожания телеправ в ближайшие годы, потому как, если Netflix, Amazon, Disney и прочие компании выйдут на спортивный рынок, это приведёт к значительному росту цены. Один из переговорных процессов, который сейчас идёт, направлен именно на то, чтобы попытаться учесть рост цен на телеправа, чтобы эта тенденция не стала для нас негативной, чтобы клуб не потерял эту разницу в цене.

Ещё одна формула, которая даёт явно меньше денег, но и требует продажи меньшего количества телеправ – это 22% телеправ на 20 лет. Мы ещё должны учесть все аспекты такой операции – поможет ли она ликвидировать отрицательный капитал, узнать, какие денежные средства у нас останутся в итоге, и посмотреть, как это повлияет на отчёты о прибыли и убытках в ближайшие годы. Это может быть вариант получше, чем продажа 100% телеправ.

CVC / Carillion Communications

– И, наконец, есть же вариант с CVC.

Да, CVC даёт 270 млн за 10% телевизионных прав на 50 лет. Это предложение появилось давно, и мы должны попытаться оптимизировать эту сделку, чтобы она стала более привлекательной для клуба. Мы не хотим, чтобы продажа 10% телеправ блокировала нам доступ к оставшимся 90%, к потенциальному увеличению их стоимости в будущем. А затем, добиться как можно более выгодных условий для соблюдения фэйр-плей.

Вопросы, которые мы решаем в данный момент – это уменьшение отрицательного капитала, соблюдение фэйр-плей, приобретение денежных средств, которые могут позволить клубу делать необходимые инвестиции, и при этом получить как можно меньше негативного влияния на отчётность о доходах и расходах на ближайшие годы.

– Но сделка с CVC не даёт желаемого?

Мы совершенствуем сделку с CVC. Но мы удивлены, что она мало что нам даёт с точки зрения фэйр-плей. Нам нужно определиться, действительно ли мы хотим продать 10% наших телеправ на 50 лет за 270 млн. Если я раньше говорил, что мы получаем 165 млн в год, то 10% за 50 лет – это 825 млн. Сделка CVC и Ла Лиги великолепна, но если «Барса» не получит того, что нужно для соблюдения фэйр-плей, нам она не нужна.

– Теперь поговорим о женском футболе. Какой вы увидели команду в Турине?

Это был позор. Но я думаю, что сезон в целом мы провели достойно. Я хотел бы, чтобы чемпионат Испании стал более конкурентоспособным. И думаю, что именно в этом кроется причина того, что в финале мы не были так сильны, как «Лион», хотя и показали некоторые технические навыки. Как решить эту проблему? Развивать местную Лигу. В Европе мы смогли конкурировать, мы шли с гордо поднятой головой. Женская команда стала очень важной частью клуба и принесла много радости. Доказательством тому является успех, которого мы добились в матчах с «Мадридом» и «Вольфсбургом» на «Камп Ноу». Мы должны совершенствоваться и быть смиренными. Это даст нам внутреннюю силу быть лучше, ведь мы не верим, что достигли всего, чего могли бы. В прошлом году мы выиграли Лигу чемпионов, а в этом году этого не произошло.

Однако, я приободрил футболисток, потому что они являются гордостью клуба, города и страны, и в этом есть большая их заслуга. Желание быть социальным ориентиром – это тоже хорошо и помогает в самосовершенствовании. Нам всё ещё есть к чему стремиться. Я уверен, что в следующем году мы снова сыграем в финале Лиги чемпионов, и на этот раз выиграем его. Это был отличный сезон. Мы выиграли чемпионат и теперь с нетерпением ждём победы в Кубке Королевы.

EFE

– Есть какой-то конкретный план развития?

Мы оцениваем возможность перемещения женской части Ла Масии в одно из существующих зданий. Сейчас они живут вместе с мальчиками. У нас есть твёрдая приверженность женской «Барсе». Не только для того, чтобы дать ей заслуженное признание в медиа-поле, но и в сфере обучения. Мы также хотим иметь собственную молодёжь, у которой будет шанс попасть в первую команду, и именно поэтому мы работаем с тренерами и другими специалистами, которые позволяют нам быть клубом, который сам воспитывает игроков. Мы уже начали этот процесс.

– Баскетбольный «Финал четырёх» вас разочаровал. Ходили слухи о сокращении зарплаты Миротича.

Мы должны поблагодарить Миротича за то, что он привносит в команду, потому что он провёл отличную игру. Жаль, что мы не смогли победить. Конечно, мы были разочарованы, потому что получилось не так, как мы хотели. Мы вышли в финал, но стали третьими, победив «Олимпиакос». Посмотрим, как пройдёт плей-офф в чемпионате Испании. В баскетболе мы должны быть способны стать чемпионами Европы. В этот раз мы не смогли этого добиться, поэтому сосредоточились на внутреннем чемпионате. Я ожидаю того, чем окончится сезон.

– Рассчитываете, что цель будет достигнута?

Баскетбол – вторая по важности секция в клубе с точки зрения бюджета и статуса. Поэтому мы хотим соответствующих результатов. «Финал четырёх» – это здорово, но он прошёл не так, как мы хотели. Мы должны верить в то, что мы выиграем чемпионат.

– А по остальным секциям как оцениваете сезон в целом?

В гандболе мы выиграли чемпионат и Кубок, а теперь посмотрим, что у нас получится в «Финале четырёх» в Кёльне. Это непросто, потому что, кроме нас есть ещё три сильнейшие в Европе команды. В гандболе мы проводим хороший сезон, а также и в мини-футболе – мы сейчас в плей-офф чемпионата Испании. В хоккее [на роликах], помимо неофициального розыгрыша Кубка Европы, мы выиграли все остальные трофеи, и вскоре планируем усилить команду [трансферами].

Oriol Durant (LEsportiu)

Фото превью – Oriol Durant (LEsportiu), подложки – FC Barcelona

Комментарии