Перейти к основному содержанию

Интервью с Жорди Местре

Спортивный директор «Барселоны» отвечает на вопросы
5 Февраля 2018, 8:00
4
Интервью с Жорди Местре

— Зимнее окно закрыто: нынешний состав — тот, который хотели вы или это команда, которую добивался Вальверде?

— Это команда, которую добивалась «Барса». У нас с Вальверде было стремление создать более сбалансированную команду и мы на этом пути. Сезон складывается очень хорошо на всех фронтах, но мы пока еще ничего не выиграли.

— У вас есть чувство, что сейчас вы выполнили обязательства, взятые летом?

— Да, однозначно. Просьба тренерского штаба состояла тогда в том, чтобы приобрести Коутиньо, и мы этого добились, причем, с существенным снижением экономических притязаний, которые были летом.

— Почему Коутиньо купили сейчас, а не прошлым летом?

— Коутиньо был просьбой тренеров. Это звезда мирового масштаба, и «Ливерпуль» выставил огромную цену за его уход. В Англии нет отступных…

— Летом они просили 200 миллионов?

— Да, 200.

— И вы решили, что платить 160 было разумным, а 200 нет?

— На самом деле меньше. Основная сумма гораздо меньше той, летней, но да, есть дополнительные выплаты.

— Команда великолепно идет и без Коутиньо. Почему нельзя было дождаться следующего лета, чтобы он мог играть в Лиге Чемпионов?

— Потому что это была просьба тренера, потому что игрок хотел прийти, и так совпали обстоятельства. Кроме того, следующим летом Чемпионат Мира в России. Его цена снова могла бы вырасти.

 

 

— Это самое дорогое приобретение в истории клуба. «Барса» позволила себе это потому что видит в Коутиньо смену Иньесте или наследника Месси?

— Нет. Мы видим в нем суперзвезду. Коутиньо приехал не для того, чтобы проводить кого-то на пенсию, а чтобы усилить нынешнюю команду.

— Лучше иметь Коутиньо и Дембеле, чем Неймара?

— Они разные. Но чисто арифметически лучше иметь двух больших игроков, чем одного.

— Другой новичок, Йерри Мина. Если бы Маскерано не ушел, вы бы его подписали?

— Мы все равно подписали бы, но рассчитывали сделать это следующим летом.

— И почему 12 за Йерри Мину, который никогда не играл в Европе, а не 32 за Иньиго Мартинеса, который знает Лигу и чей уровень известен?

— Это не моя сфера. Мы оцениваем с экономической точки зрения предложения тренерского штаба. Нужно ли приобрести одного игрока или другого — это решает тренерский штаб.

— Если бы Маскерано объявил летом, что хочет уйти, вы могли бы провести планирование состава лучше?

— Со спортивной и моральной точки зрения вклад Маскерано был такой, что мы должны были ему соответствовать. Он просил нас отпустить его, и мы помогли ему.

— Говоря о центральных защитниках… Умтити с клаусулой в 60 миллионов: у нас не смогут его увести?

— Надеюсь, что нет. Не записали больше 60-ти, потому что это было достаточной суммой, но сейчас понимаем, что это мало, видя, сколько в это окно заплатили за двух центральных защитников. И здесь играет роль желание игрока. Сейчас он доволен, прекрасно играет и у него нет причин уходить.

— Не слишком ли рискованно ждать следующего сезона, чтобы продлить контракт?

— Насколько мне известно, этот вопрос уже обсуждается.

— Это может произойти уже в этом сезоне?

— Если и не в этом, то очень скоро. Важно иметь диалог с игроками и их агентами.

— О летних приобретениях. Поставьте оценку Паулиньо.

— Я бы поставил отлично.

— Вас удивила отдача Паулиньо?

— Нет… Тренерский штаб, когда они говорили нам о Паулиньо, предупреждал, что он будет большим игроком, несмотря на то, что не имел яркой афиши, что он очень ценится в своей сборной и что он привнес бы сбалансированность в команду. И они оказались правы.

— И оценка Семеду?

— Он сыграл меньше и пока его отдача не столь хороша. Я бы поставил ему шесть баллов.

— Почему купили Дембеле, а не Мбаппе?

— Снова игровые вопросы. Это была ставка Роберта [Фернандеса, спортивного директора первой команды] на большого игрока, которого он вел пару лет, и штаб решил, что он был наиболее необходим для команды.

— Ваша оценка Жерару Деулофеу?

— Если он не в клубе, значит он не оправдал надежд, хотя у него были возможности.

— Алейш Видаль остался, потому что никто не предложил 12 миллионов, которые вы за него просили?

— Хорошо… Это игрок, который привлекался в сборную, с хорошими качествами, у которого неплохая отдача, и он у нас.

— Ушли четыре игрока (Маскерано, Арда, Рафинья и Деулофеу), но продать удалось лишь Маскерано. «Барса» вновь провалилась в плане продаж?

— Нет… В целом, когда «Барса» собирается покупать игроков, которые находятся в своем лучшем моменте, или о которых мы думаем, что у них хорошие перспективы, их цена высока. Они играют здесь, но с ними приходится расставаться, если у них нет игрового времени или из-за возраста. Их стоимость же не та, которая была, когда их покупали. Тогда, если только игрок не просит нас отпустить его, цена значительно меньше той, за которую покупали.

— Но дело не в том, что они обесценились, дело в том, что за исключением Маскерано никого не продали…

— Смотрите… Есть три стороны: продающая команда, покупатель и игрок. С учетом уровня наших зарплат немногие команды способны осуществить операцию и, кроме того, часто игроки не соглашаются по экономическим или спортивным причинам. Если у него есть контракт, у него нет причин уходить.

— Но в итоге «Барса» вложила €132 миллиона в Коутиньо и Мину и получила 5 миллионов за Маскерано. Со спортивной точки зрения это, возможно, успех, но с экономической кажется провалом.

— Мы — хунта, которая добилась более 180 миллионов прибыли, никто не может упрекнуть нас, что мы не думаем об экономической ситуации в клубе. Это обязанности, которые мы очень хорошо понимаем. Исполнительный директор, казначей и экономическая комиссия следят за цифрами. Мы следим за теми, о ком нас просит тренерский штаб, узнаем, согласен ли игрок и если да, то пытаемся его приобрести.

— Но отдавать в аренду Арду, Деулофеу и Рафинью и экономить лишь на зарплате — достаточно ли этого? Или вы делаете это, чтобы не пересекать красную линию лимита заработной платы команды?

— Нет. Во-первых, была просьба тренеров облегчить состав. И мы это сделали. Во-вторых, ясно, что кто-то должен уходить. И они ушли. Сейчас мы в комфортной ситуации. Мы больше не испытываем проблем.

— Бартомеу и его хунта предпочли бы избавиться от игроков, чтобы облегчить зарплатную ведомость, и рискнуть при этом остаться без титулов?

— Нет. Наши главные интересы в клубе — всегда спортивное превосходство и экономическая дисциплина. В таком порядке. Если выполняются оба, это успех.

— У клуба нет вице-президентов ни экономического, ни институционального. Когда будут изменения в управляющем собрании?

— Об этом должен говорить президент.

— Вы останетесь спортивным вице-президентом?

— Пока это нужно президенту. Я в его распоряжении.

— Но вы хотели бы продолжать руководить в спортивной области?

— Да-да.

— Вы не думали об отставке после «кошмарного» лета, которое пережила «Барса»?

— Нет. Мне известна работа, которая происходит внутри клуба, работа планирования и стратегии, спортивной и экономической. Если и были мнения, согласно которым я должен был уйти, то я их уважаю, как и все. Но я не чувствовал в отношении себя сомнений президента или руководства.

— Но вы знаете, что войдете в историю «Барсы» благодаря фразе…

— Да, знаю, о чем вы…

— Сколько раз вы сожалели о том, что уверили, что Неймар останется на 200%?

— Я не сожалею… Но обстоятельства были таковы, если возвращаться в тот момент, в котором мы находились, когда гул голосов уже говорил, что Неймар уйдет, у нас не было не единого повода считать, что он покинет нас. Более того, мы десять дней находились с ним в турне, много общались, и ни у кого не было мысли, что Неймар уйдет.

— А может быть, вы хотите прикинуться наивным, чтобы обмануть сосьос?

— Моя ошибка была добросовестной. Обманывать? Ни сосьос, никого. Никогда.

— Но Пике сказал, что на свадьбе Месси игроки уже знали об этом…

— Если он это сказал, то по какой-то причине… Но он также сказал знаменитое «Он остается», это тоже из тех исторических фраз, которые не забудутся… Но у нас не было ни единого повода так думать. Это как если бы мне сказали: «Твоя жена хочет развестись, она рассказала об этом лучшей подруге». Замечательно, но об этом она должна говорить мне, я — муж. В той ситуации Неймар должен сказать об этом нам.

— И вы не спросили его: «Ты уходишь?» Прямо?

— Нет, я сказал ему: если уходишь, сначала подумай.

— Вы думаете, он сожалеет о том, что ушел?

— Вы должны спросить об этом у него.

— Что еще требует объяснения — почему летом, в самый разгар трансферного окна, вы поставили Пепа Сегуру над всей структурой, которой руководят Роберт Фернандес и Альберт Солер. Зачем?

— Об этом было сказано много неверного. Сначала, с самой первой минуты, мы хотели объяснить это Роберту. Пеп Сегура не пришел, чтобы заменить Роберта. Я бы сказал больше, с приходом Сегуры Роберт стал заниматься работой, которая ему наиболее подходит и нравится ему больше всего: смотреть матчи и игроков. Ему уже не нужно быть здесь по выходным, чтобы общаться с телевидением, он может видеть больше футбола. И это приносит пользу. Пеп Сегура пришел как футбольный руководитель, потому что мы с президентом пришли к выводу, что в футбольной секции все в разнобой. С футбольной академии до первой команды должна была быть фигура, которая бы «склеивала» эту структуру. Структуру, которая была усилена Бакеро, Амором, Роурой и Альтимирой. И из-за этого мы подумали о Пепе Сегуре.

— Вы удовлетворены результатом?

— Я думаю, у нас все в полном порядке.

— Взаимодействие между Сегурой и Робертом происходит так, как вы ожидали?

— Да-да. И результаты есть.

— Контракт Роберта заканчивается 30 июня, будете его обновлять?

— Мы довольны, но должны говорить с его непосредственным начальником, это Пеп Сегура.

— Но если вы довольны летними и зимними трансферами, вы не гарантируете на 200%?

— Я уже ни в чьем отношении ничего не буду гарантировать. Но было бы логично. Все должны быть довольны. Но также должен быть доволен он.

— И вам кажется, что Роберт доволен?

— Я не знаю, потому что мы это не обсуждали. До настоящего момента он был занят закрытием зимнего трансферного окна.

— Обновление контракта Месси — лучший гол, который вы забили за команду?

— Я думаю, стоит отметить несколько. Очевидно, обновление Месси было вишенкой на торте. Но мы также закрыли вопросы с Иньестой, Пике, скоро свою подпись поставит Серхи Роберто…

— 1 октября, в день референдума и столкновений, вы с президентом спустились в раздевалку. Если бы «Барса» не сыграла ту встречу, думаете, он все-таки была бы лидером?

— Слушайте, я не оракул… Но думаю, что все могло бы пойти по-другому.

— В какую сторону?

— Не думаю, что в лучшую. Не знаю, но мы потеряли бы три очка в матче, плюс как минимум три в качестве штрафа и для команды это могло бы стать мучительным.

— В команде был бы разлад, если бы не сыграли?

— Эта команда очень профессиональная. У них большой опыт и многие из них сталкивались на полях со множеством спортивных конфликтов. И, несмотря на весь этот опыт, мне не можем знать, что произошло бы, если бы мы приняли другое решение. Это был самый тяжелый день с тех пор, как мы пришли в 2010-м.

 

 

— Сегодня дерби (интервью вышло утром в воскресенье — прим. переводчика). Против «Эспаньола» из Корнельи или «Эспаньола» из Барселоны? (имеется в виду скадальное высказывание Жерара Пике, который сказал после победы в Кубке, что «матчи против "Эспаньола" из Корнельи всегда особенные», Корнелья — пригород Барселоны, где расположен стадион «попугаев» — прим. переводчика)

— Сегодня мы играем против «Эспаньола». Это всегда был барселонский «Эспаньол», но я бы не придавал большой значимости тому, что сказал Жерар, потому что, в конце концов, это взаимные уколы игроков. Слова Пике были слишком преувеличены, а еще больше — слова Бускетса.

— Вам нравится настрой Пике?

— Он мне очень нравится.

— Если когда-нибудь он выдвинется в президенты, вы за него проголосуете?

— Сначала ему придется представить кандидатуру. И если он это сделает, его преимущество в том, что мы уже хорошо его знаем. Если он выдвинется в президенты, даже не знаю, рискнет ли кто-нибудь еще…

— Вы — нет, не так ли?

— Нет. Никогда. Этого мне только не хватало…

— Но с Бартомеу до конца?

— С Бартомеу до тех пор, пока я ему нужен.

— Если он останется до 2021-го, вы тоже?

— И если завтра он скажет мне, чтобы я ушел, завтра я уйду в отставку.

— Думаете, Неймар перейдет в «Мадрид»?

— Неймар беспокоит меня только в составе команды, которая играет против нас.

— Спрошу по-другому. Вы боитесь увидеть его в белом?

— Нет.

— А думаете, увидим?

— Этого я не знаю. Он не беспокоит меня и меня не интересует, что делает Неймар с футбольной точки зрения.

— Сейчас Неймар судится с «Барсой», потому что считает, что должен получить бонус за обновление контракта, который он не выполнил. Вы рассчитываете выиграть в суде или лучше договориться раньше?

— У него нет морального права просить бонус за то, что он не выполнил. Мы думаем, что если мы предложили ему условия, то они для того, чтобы он их выполнил. Если он не выполнил их, у него нет причин получать деньги. Это очевидно и пусть судья решит, кто прав.

— Вы разочарованы в Неймаре?

— В этом смысле да.

— Только в этом смысле?

— И с точки зрения позиции, которая у них была во время турне прошлым летом.

— Вам понравился бы финал Лиги Чемпионов против ПСЖ?

— Мне бы понравился финал, в котором «Барса» на поле.

— Вы знаете, что происходило каждый раз, когда в «Барсу» переходил игрок «Ливерпуля»?

— Да, мы выходили в финал Лиги Чемпионов и выигрывали ее.

— Это произошло с Маскерано, Суаресом, посмотрим, что принесет Коутиньо…

— Если традиция продолжится, мы будем покупать игроков «Ливерпуля»… Лишь бы они были более дешевыми, а то нам каждый раз придется разбивать копилку…

— Журнал «Барса» месяц назад напечатал статью под названием «Будущее — дома», и одним из четырех главных героев, о ком рассказали, был Серхио Гомес. Но его уже нет дома. Его подписала «Боруссия». Почему не смогли удержать жемчужину 17-ти лет?

— Послушайте… Наша ставка на Ла Масию не обсуждается. Но для некоторых игроков наступает момент, когда они с учетом их возраста и их ситуации принимают решения. Часто эти парни делают ставку на то, чтобы остаться, как Серхи Роберто, пример стойкости и терпения. Или Карлес Аленья. Или, хотя его сейчас нет с нами, Серхи Сампер. У всех были хорошие предложения, чтобы уйти, но они остались. Они сделали ставку на клуб. Они сказали: «Я хочу играть в "Барсе"».

— Понятно, но за полгода ушли Мбоула, Эрик Гарсия, Серхио Гомес: что у них пошло не так в «Барсе»?

— Мы всегда поступаем одинаково, но есть случаи, когда игроки приходят с принятым решением, как Серхио Гомес, который не оставил нам никакого выбора. Это законно. Но также законно и то, что есть экономические условия, на которые при всем желании мы не можем согласиться. Из-за возраста игрока, из-за его спортивных показателей. Наша политика в отношении академии четкая.

— Не является ли решением сделать отступные больше трех миллионов и платить парням больше?

— Мы уже сделали подобные шаги. Месяцы назад. Мы поднимаем зарплатную ведомость учеников академии обоснованно, но разумно, не бросая денег на ветер, чтобы также иметь возможность поднимать суммы отступных. Но нужно иметь в виду две вещи: есть иностранные команды, которые не делают ставку на свою молодежь, им легче выплачивать клаусулы. И, на секундочку, парни, которые хотят играть в «Барсе», должны оставаться.

— Пять приобретений «Барсы Б» в зимнее трансферное окно кажутся отчаянной операцией «Спасем вторую команду».

— Это политика, принятая некоторое время назад. «Барса Б» должна быть кроме прочего «испытательной колбой» — выражение, которое мне не очень нравится — для молодых игроков, не воспитанных в академии, но перспективных, которые бы могли продемонстрировать, что они могут предложить. Если завтра кто-то из этих игроков вспыхнет, мы получаем их на гораздо более выгодных условиях, чем если бы пришлось покупать их через четыре года.

— Но это не дух Ла Масии…

— Нет конечно. Но мы ищем равновесие. И если мы это ищем, то из-за того, чего нам стоило выйти в Сегунду и поддерживать там вторую команду.

— Остаться в Сегунде — это как завоевать титул?

— В этом году — да. Мы знаем, что второй круг обычно легче, чем первый, потому что молодые игроки должны уже приспособиться к дивизиону. Ритм в Сегунде А и в Сегунде Б сильно различается.

— Вера в Херарда Лопеса от 0 до 100.

— Полная.

 

Нет голосов