До 1929 года, когда был проведен первый национальный чемпионат, испанские клубы играли в региональных турнирах. За десятилетия, в которые существовал Чемпионат Каталонии, не многим местным клубам удалось вмешаться в борьбу «Барселоны» и «Эспаньола». Основанные почти одновременно, они быстро превратились в непримиримых соперников на футбольном поле и вне его. И те далекие годы, когда соперничество было для обоих клубов основным, наложили серьезный отпечаток на историю их отношений.


В начале прошлого века каталонский футбол был в упадке, а клубы, которые всё же смогли выжить, поразил кризис. Товарищество и хорошие отношения, которые царили в первые годы существования местной Ассоциации футбольных клубов, сменились атмосферой постоянного напряжения и борьбы внутри этой федеративной организации. Что привело к ее исчезновению в 1906 году, и рождению на ее месте в конце того же года Каталонской Футбольной Федерации, президентом которой стал Исидро Льорет. Этот персонаж публично демонстрировал свою ненависть к футбольному клубу «Барселона», влиял на остальных членов организации (весь негатив «Барса» в те годы вызывала своим «иностранным» происхождением, в противовес которому, например, был основан тот же «Эспаньол» — прим. переводчика). Это проявлялось в постоянных своевольных решениях, провоцировавших нескончаемые споры и разногласия между клубами. 

Чемпионат Каталонии, где в те годы властвовал «Х Спортинг Клуб», постоянно сопровождался скандалами, и в конце концов президенту пришлось покинуть пост в октябре 1908 года.

Отставка Исидро Льорета немного успокоила ситуацию, но Федерация пребывала в страшном хаосе, а клубы были на грани исчезновения. «Барсу» спасло чудесное вмешательство основателя Жоана Гампера, это совпало по времени со вторым рождением «Эспаньола». Последний практически исчез в 1906 году, а его игроки большей частью присоединились к составу «Х Спортинг Клуба». Два года спустя слились испанская команда по Джиу-Джитсу, в которой были некоторые бывшие футболисты «Эспаньола», и тот самый «Х Спортинг Клуб» с известным уже нам сеньором Льоретом на посту вице-президента.

После воскрешения оба каталонских клуба начали активно развиваться, так что с этого момента соперничество лишь усилилось, но переместилось из офисов федерации на футбольные поля и дешевые места на трибунах. Особенно оно проявилось в сезоне 1911/12. Бывшие футболисты «Барсы», которые нашли пристанище в «Эспаньоле», Мессана, Комамала и братья Уоллес, способствовали разжиганию соперничества, кульминацией которого стали матчи за трофей Сьюдад-Ла Рива, организованный президентом «бело-голубых» 24 и 25 марта 1912 года. Помимо победы «попугаев» в обоих матчах, стоит отметить жесткость, проявленную игроками, которая местами переходила в жестокость и заразила часть болельщиков. В результате матчи были отмечены драками любителей футбола. Произошло так много стычек на поле и трибунах, что руководители обоих клубов спустя несколько дней сообщили через прессу, что разрывают отношения друг с другом и не собираются больше встречаться в Чемпионате Каталонии. У этого инцидента было важное последствие, так как «Барселона» отказалась играть матч чемпионата на поле «Эспаньола», и те были провозглашены чемпионами.

Чуть позже в том же 1912 году произошел раскол среди каталонских клубов. «Барселона» возглавила неофициальную Футбольную Ассоциацию Каталонии, в то время как «Эспаньол» оставался в лоне Каталонской Футбольной Федерации. Поэтому в сезоне 1912/13 два клуба не могли встретиться в чемпионатах под эгидой этих организаций, но они встретились в испано-французском Кубке Восточных Пиренеев. Это произошло 6 апреля на стадии полуфиналов. Это была первая встреча команд после инцидентов, произошедших за год до этого. И она снова оказалась скандальной. Матч был сыгран на поле «Барсы», гости победили 3:1, но победа ничего им не дала, ведь соперник поспешил сообщить в организационный комитет турнира об участии в матче англичан Бэррета, Дэрли и Харрисона. Наличие иностранцев в составе было признано незаконным, так что «сине-гранатовые» прошли в финал, где и одержали победу.

В следующие годы был заключен футбольный мир под эгидой только что рожденной в сентябре 1913 года Испанской Футбольной Федерации. «Эспаньол», получивший статус королевского, и «Барселона» какое-то время соперничали без серьезных происшествий. Однако очень скоро «бело-голубым» был предоставлен шанс отомстить обидчикам и они инициировали так называемое «дело Гарчиторены». Это был футболист баскского происхождения, который присоединился к «Барселоне» в мае 1916 года, чтобы сыграть два товарищеских матча, а затем начал с клубом выступления в Чемпионате Каталонии. Незадолго до рождества «Барса» разгромила «Эспаньол» со счетом 3:0, но по окончанию матча, который был традиционно отмечен многочисленными стычками, «бело-голубые» оспорили его результат из-за незаконного участия в игре Гарчиторены. Согласно предоставленным ими документам, баск имел аргентинское гражданство, а иностранцы не имели право выступать в официальных турнирах. Было известно, что «Барселона» не знала о фальшивых испанских документах игрока, и, поскольку ранее она согласилась на то, чтобы «Эспаньол» заявил двух игроков после окончания срока заявки, казалось, этому случаю не стоит предавать особого значения, а проблема будет решена.

Но, вопреки ожиданиям, «Эспаньол» не стал закрывать на этот факт глаза, а потребовал засчитать очки за победу в матчах с «Барсой» ему, а также «Сабаделю», «Университари» и «Атлетику», проигравшим свои матчи. Это требование было принято Федерацией, так что «Барса» выключилась из борьбы за чемпионство. Его, правда, не добился и «Эспаньол», несмотря на «гениальный» ход. Конечно, «бланкиасулес» знали о национальности Гарчиторены до начала турнира, но объявили об этом только после поражения. Неизвестно, что произошло бы, если бы они выиграли тот матч. Возможно, подождали бы до второго круга.

Хуан Гарчиторена продолжил выступать за «Барсу» в товарищеских матчах до конца сезона, и изредка в следующие годы. Но его жизнь была довольно любопытной: он пил виски, был настоящим «плейбоем» начала века и всегда был одет и ухожен как модель. Доходило до того, что он отказывался бить головой, чтобы не испортить прическу грязным мячом. Неудивительно, что позже он посвятил свою жизнь кино, более подходящему для него виду деятельности. И даже добился некоторых успехов под именем Хуан Торена.

Отношения между клубами вновь стали натянутыми, а на поле властвовали жестокость и всевозможные инциденты. Вне стадионов клубам пришлось противостоять взаимным кампаниям по подрыву авторитета, вроде обвинений «Эспаньола» в антикаталанизме во времена начала движения за автономию. Со своей стороны, «Эспаньол» плел интриги против «Барсы», намекая на ее «германизм» (имеется в виду все тот же стереотип, что «Барса» — клуб, основанный швейцарцами-протестантами — прим. переводчика). Тогда еще были открыты раны, оставленные только что завершившейся Первой Мировой Войной. Дошло до того, что «бело-голубые» организовали пару матчей против команды под названием «Союзники», что-то вроде армейской сборной, за которую играли англичане, французы и бельгийцы. Кроме того, в рядах «сине-гранатовых» в 1919 году дебютировал Рикардо Самора, многообещающий молодой вратарь, который помог «Эспаньолу» завоевать Чемпионат Каталонии в предыдущем сезоне, а теперь нанес бывшему клубу сильный удар, перейдя в стан соперника.

Наступление двадцатых годов ознаменовалось упадком «Эспаньола» и началом золотого века «Барсы» с двумя Кубками Испании за три года. «Сине-гранатовые» использовали удачный момент, чтобы унизить соперника в чемпионате 1921/22, победив на его поле 9:0, а во втором круге выходили на поле своего стадиона «Индустрия» с желанием превзойти этот результат. И им удалось забить десять безответных голов. 

«Эспаньолу» пришлось тогда играть переходные матчи, чтобы не вылететь из высшего дивизиона. Две победы над барселонской «Испанией» и новый президент Хенаро де ла Рива позволили «бело-голубым» преодолеть кризис. Новому руководителю удалось с помощью суммы в 25 тысяч песет убедить Рикардо Самору вернуться в «Эспаньол». Также он был в шаге от подписания друга Саморы Хосепа Самитьера, но тот предпочел остаться в «Барсе».

Возвращение Саморы в «Эспаньол» спровоцировало новое разбирательство между клубами, которое продолжалось весь сезон 1922/23. «Барселона», ссылаясь на двойной контракт Саморы, добилась, чтобы Каталонская Федерация Футбола дисквалифицировала вратаря сборной Испании на год. Дело было направлено в Национальный Комитет, который под угрозами Саморы не участвовать в матче против сборной Португалии, отменил решение Каталонской Федерации и позволил тому играть в чемпионате. Но после апелляции региональной федерации, ее решение в пользу «Барселоны» все же было признано, что вынудило «Эспаньол» переигрывать матчи, в которых они заработали очки при участии Саморы. А сам вратарь не мог играть за новую старую команду до конца сезона даже в товарищеских матчах, если только этого не позволяла сделать «Барселона». Чего почти и не происходило.

Матч, в котором клуб «Европа» сыграл вничью с «Эспаньолом», должен был переигрываться. И парадоксальным образом, это повернулось против «Барсы», так как команда из Грасии выиграла 4:1 и благодаря этим двум очкам добилась права играть с «сине-гранатовыми» дополнительный матч за чемпионство. «Европа» победила 1:0 в Жироне и стала каталонским чемпионом, позже сыграв в финале Чемпионата Испании.

Чтобы закончить этот рассказ о неприязни двух барселонских клубов, ограниченный первыми 25 годами их истории, нужно отметить произошедшее 23 ноября 1924 года на только что достроенном стадионе «Лес Кортс». Матч шестого тура Чемпионата Каталонии вошел в историю как «дерби мелочи». Встречу очень ждали, и она была окружена эмоциональной и враждебной атмосферой, которая воспламенилась на шестой минуте после жесткого фола эспаньольца Саприссы против Паулино Алькантары. Последний вынужден был покинуть поле. С этого момента на поле начались бесконечные фолы и агрессия, которая выплеснулась и на трибуны к и без того агрессивно настроенным болельщикам обеих команд.

Кульминацией стал момент, когда Самитьер грубо оттолкнул также толкнувшего его Кайседо, а затем баскского арбитра Пелайо Серрано, и был удален с поля. Это вызвало бурную реакцию футболистов и болельщиков. Когда через некоторое время матч был возобновлен, а гости подавали угловой, зрители начали кидать монеты и даже камни в арбитра, который предупредил через делегата, что остановит матч, если это продолжится. Поскольку агрессия не прекратилась, а наоборот, только усиливалась, через несколько минут баск отправил команды в раздевалки, и в конце концов матч был отменен.

Это были времена диктатуры, в обществе и, в частности, между болельщиками была серьезная напряженность. В следующие дни управляющие хунты клубов заполнили все газеты множеством заявлений. После нескольких часов совещания Федерация решила, что матч будет переигран, но военные власти это решение не приняли. Несколько недель ушло, чтобы прийти к соглашению сыграть матч при пустых трибунах, чего до тех пор никогда не случалось. 

На матче могли присутствовать только представители федерации, руководители команд и пресса. Любопытно, что Самитьеру позволили сыграть в переигровке, потому что срок его дисквалификации — один месяц — уже истёк к 15 января, когда состоялась та многострадальная встреча.

Могильная тишина трибун помогла «Эспаньолу» увезти с «Лес Кортс» два очка благодаря единственному голу Сабалы, но «Барселона» взяла реванш во втором круге, также 1:0 с голом гениального Самитьера, который позволил ей всё же стать чемпионом.