Для ребенка, который только полюбил футбол, есть огромная разница между «Аяксом» и «Барселоной». «Барса» играет в одной из самых раскрученных лиг мира, укомплектована суперзвездами, в то время как «Аякс» делает ставку на своих воспитанников. У «Барсы» фан-клубы по всему миру, что обеспечивает разницу в доходах от коммерции. «Аякс» уважаем, но контекст современного футбола таков, что необходимо постоянно подтвердать свой класс высокими результатами.

Но, несмотря на всё, армия фанатов старшего поколения понимает, что сине-гранатовый барселонский шёлк неразрывно связан с красно-белым амстердамским бархатом. Эти гиганты мирового футбола сотканы из одного материала. И среди их создателей такие личности, как Ринус Михельс и Йохан Кройфф, среди прочих, чьи ДНК схожи и подходили двум клубам.

Клубы разнятся с точки зрения культуры и идентичности, но у них одинаковое видение мысли и операбельности. «Аякс» поджёг фитиль и осветил путь, по которому проследовала «Барса», оценив общность философии и направление в сторону перфекционизма. «"Барселона" в некотором смысле — ребёнок "Аякса"», — заявил Бартомеу в 2014 году, когда ещё не был президентом «Барсы», — «Многие годы мы смотрели на юношеские команды "Аякса" и восхищались их методиками тренерства и организации. Мы очень многому научились у "Аякса", благодаря Йохану. Но в жизни, иногда сын превосходит отца».

Действительно, эпоха технологий благосклонна к «Барселоне». Их недавний успех совпал с бумом футбольной индустрии и дал возможность экспоненциального роста клуба. И хотя там всё более явно влияние местного, оригинального, нынешнюю «Барсу» без «Аякса» прошлых лет мы бы и не увидели.

«Аякс» всегда играл в развлекательный футбол, но зачастую это был развлекательный футбол в вакууме, безо всякого философского подкрепления. Джека Рейнолдса, англичанина, тренировавшего команду трижды (с 1915 по 1925, с 1928 по 1940 и с 1945 по 1947 годы) многие признают основателем фундамента, который позже привёл «Аякс» и «Барселону» к успеху.

Рейнолдс провоцировал команды выражать себя на поле. Он любил наступательный футбол, который требовал спонтанного креатива, и его подход был также перенесен на юношескую систему клуба. Рейнолдс в первый период работы в 1918 году привёл «Аякс» к первой победе, в то время, когда голландский футбол был еще любительским. Следующие семь чемпионатов также ушли в копилку команды Рейнолдса. Засееные усилия дали всходы в виде могучих дубов...

«Аякс» приостановил свою поступь после ухода Рейнолдса, но австриец Карл Хуменбергер, возглавивший клуб после него, поднял их к новым вершинам на заре профессионализма. «Аякс» завоевал первый титул Эредивизие в 1957 году, а следующий титул пришёл спустя два года. Но, так или иначе, клубу недоставало идеологии. Успех был непостоянен. Нужен был прыжок вперёд, преодоление этого уровня пустоты, и это был очень долгий процесс, учитывая нескольких тренеров, которые внесли лепту в создание фундамента клуба.

Сначала был Вик Бэкингэм, ещё один англичанин. Он был тренером в период между 1959 и 1961 годами и после этого — в сезоне 1964/65. «Аякс» завоевал ещё одно чемпионство под его руководством, но вклад Бэкингэма больше в том, что он опять вернул амбиции эпохи Рейнолдса, дал новый импульс всходам футбольного интеллекта.

Уроженец Гринвича ненавидел футбол в стиле «бей-беги», исповедуемый на его родине. В бытность игроком «Тоттенхэма» он старался создавать нечто эстетическое, что было бы более приятно видеть тренеру. В «Аяксе» он, благодаря возможностям и ресурсам, старался играть в более осмысленный футбол. Под его взором сформировывался футболист Кройфф, а сам дерзкий тренер перешёл в «Барселону», открыв тем самым путь, который впоследвии будет одним из самых популярных в мире футбола, и создав первые звенья связи между Амстердамом и Каталонией.

В то же время нельзя забывать о том, что, несмотря на его усилия по модернизации амстердамского клуба, его лидерство не было неограниченным. Несмотря на попытки играть в атакующий футбол, команда играла по суровой формации «W-M», которая была популярна на континенте. Один из думающих игроков «Аякса» того времени, Ринус Михельс, признавая роль тренера в модернизации, чувствовал, что должен быть и другой путь, не связанный намертво с такой схемой.

После второго ухода Бэкингэма в 1965 году, Ринус Михельс, имея за плечами 120 голов за карьеру и два титула чемпиона, был готов к переходу на место тренера, где он надеялся создать всё необходимое для прорыва. Он тренировал ЙОС и ДВС, два сравнительно маленьких клуба из Амстердама, перед тем как осуществить мечту и встать у руля «Аякса».

Хотя они назывались профессиональными, организация в голландском футболе была на зачаточном уровне. Михелс взялся за руководство. Только ТОП-игроки зарабатывали достаточно, остальные были вынуждены подрабатывать, чтобы сводить концы с концами. Амстердам в те годы еще не был центром космополитизма, каким он является сейчас. Но, всплеск анти-авторитаризма принёс свежую струю всем Нидерландам, а «Аякс» стал её воплощением, её продолжением на футбольном поле.

На самом базовом уровне, Михелс был модернизатором. Он железной рукой наладил дисциплину в «Аяксе», заставив изменить отношение к делу. На первом этапе вероятность понижения в классе была высока, но Михелс изменил игру команды, организовав строгие действия в обороне и подняв командную дисциплину и дух. Когда у команды появился очковый запас прочности, тренер начал менять рисунок игры.

Под его руководстом «Аякс» стал синонимом интенсивного тренировочного процесса, ориентированного на работу с мячом. Вне поля он дошёл до таких мелочей, как организация диеты для всех игроков, а подготовка к матчам стала более кропотливой. И, несмотря на все эти изменения, важнейшим из элементов был Хендрик Йоханнес Кройфф, будущее лицо голландской богемы.

Сложно сформулировать все каноны «тотального футбола», системы, где игроки «Аякса» постоянно менялись местами. В чем-то это походило на голландскую архитектуру: здания в Нидерландах часто принимали экстраординарные формы и контуры. Но каждое из зданий считается со своим окружением. То же самое можно сказать и о «тотальном футболе».

Однако, некоторые считали, что в клубе перестарались с чрезмерной интеллектуализацией философии голландского футбола, приписывая рождение гения лабораториям на «Де Мер». В некоторой степени это можно считать верным, так как сам Михелс и его помощники всячески помогали пестовать эту идею.

Когда «Аякс» начал сталкиваться с плотной защитой соперников в матчах внутреннего первенства, Михелс предложил защитникам и полузащитникам уйти с их постоянной зоны дилокации и начать подключаться к атакам. Как итог, «Аякс» доминировал на поле, постоянно владея мячом, контролируя игру перепасовкой, и имел множество вариантов для передачи. Это не только помогало при атаке, но и облегчало жизнь защите, так как нападющие противника были вынуждены отходить и помогать своим защитникам.

Сами игроки также помогали бескровной победе революции «тотального футбола». Легко говорить об этом постфактум, но такой футбол был очень импровизационным, подходящим на изящное искусство. Возможно, это происходило непреднамеренно. Видишь свободное пространство — займи его на время. Любой игрок на поле может занять любую позицию в любое время, при атакующих или защитных действиях. Это чувство с годами только укреплялось, вместе с опытом совместных игр и тренировок. Также, это шло от Кройффа.

В ранние годы в «Аяксе», он отходил назад, ища мяч и возможности обострения игры. Это была экономичная трата энерегии, пространства и времени. Со временем и другие игроки «Аякса» стали действовать в подобном ключе, думая: «Раз это работает у Йохана, почему не сработает у меня?» Так всё и началось. Красивая игра и результат пришли сами собой. Возможно, максимальным влиянием Михелса нужно считать то, что он дал всё это своим игрокам, несмотря на внешнюю строгость. Результаты были феноменальны.

Первым звонком для Европы стала игра, в которой «Аякс» разгромил «Ливерпуль» в декабре 1966 года. С 55722 зрителями в туманнный вечер на Олимпийском стадионе в Амстердаме, команда Михелса наэлектризовала континент изумительной игрой. Сеес де Волф открыл счёт, потом настала очередь 19-летнего Кройффа, который удвоил приемущество. Клас Нанинга увеличил разрыв до трёх голов, на которые «Ливерпуль» ответил голом Лоулера. Но «Аякс» ещё не сказал последнего слова, и Хенк Груут довёл счёт до 5:1. «Противостояние продолжается», — заявил Билл Шенкли. «Мы с легкостью одержим победу. Мы победим с разницей в как минимум семь голов. Это смешно — они играли от защиты на своем поле. У нас никогда не получалось хорошо играть против защищающихся команд».

В действительности, «Аякс» деклассировал соперника, который не мог признать поражения. Но всё это могло сойти на нет, если бы не Михелс и его подготовка к ответной игре. Она закончилась со счетом 2:2, счёт двухраундового противостояния стал 7:3. Это было доказательством того, что метод Михелса может работать.

Но всё равно, у «Аякса» пока не хватало опыта на европейской арене. Они вышли несобранными в матче против пражской «Дуклы» в четвертьфинале, и это разозлило Михелса. Также это укрепило его уверенность в том, что необходимо идти выбранной дорогой и усиливать команду. Например, Велибор Васович, защитник, обладающий прекрасным пасом. Сьяк Сваарт, вингер, который совершенствовался. Кройфф и Пит Кайзер продолжали улучшать свои качества.

«Тотальный футбол», кроме технических и тактических изысканий, был также и метрономом для личностного роста и развития. Михелс крайне заботливо относился к вопросам качественного роста игроков и плавного подведения юношей к главной команде, и это продолжало давать свои плоды. В финале 1969 года «Милан» разгромил «Аякс» со счётом 4:1, но слава была уже на горизонте.

На следующий год «Фейеноорд» стал первым голландским клубом, одержавшим победу в еврокубке. «Аякс» стал победителем в следующем, 1971 году. В финале были обыгран греческий «Панатинаикос» на «Уэмбли». В следующие два года трофей также оставался у них — соответственно, в финалах они одолели «Интер» в Роттердаме и «Ювентус» в Белграде. В 1972 году также был обыгран «Индепендьенте» в финале Межконтинентального Кубка.

В 1973 году, после третьего еврокубка, Кройфф, Неескенс и команда были на пике. Ринус Михелс к тому времени уже ушёл. Подняв голландский футбол с подмостков и завоевав европейский титул на «Уэмбли», в присутствии 83179 зрителей, он посчитал цель выполненной. Его ждал новый вызов — «Барселона».

В «Аяксе» его заменил Стефан Ковач, который был достаточно умён, чтобы не совершать резкий изменений. С минимальными коррективами, амстердамцы одержали победу ещё в двух турнирах. Но, когда Ковач покинул клуб и принял национальную сборную Франции в 1973 году, эра доминирования «Аякса» подошла к концу. Клуб попытался продать Кройффа в мадридский «Реал» и даже согласовал рекордную сделку. Но сам Кройфф предпочёл воссоединится с Михелсом в «Барселоне». Сделка прошла достаточно плавно, и Кройфф стал первым игроком в мире трансфер которого обошёлся в €1 миллион (в пересчёте — прим. редактора).

Пришло время революции «тотального футбола» на каталонской земле.

Когда Кройфф прибыл в «Барселону» в 1973 году, клуб 14 лет не побеждал в Примере. Каталонцев притесняла диктатура Франко. У режима были близкие отношения с мадридским «Реалом», в рамках которых власти негласно поддерживали столичный клуб. Враждебные отношения между клубами стали результатом политической борьбы. Прибытие Кройффа пришлось на важный этап в истории противостояния.

В 1974 году Кройфф привёл «Барселону» к первому с 1960 года титулу. Кульминацией был разгром 5:0, устроенный «Мадриду» на «Сантьяго Бернабеу». Это был матч, подаривший надежду и ставший легендарным для нескольких поколений игроков и фанатов. Они снова обрели мечту. Один из журналистов отметил, что, играя и ведя команду вперёд, Кройфф сделал для поддержки морального настроя каталонцев больше, чем политики за многие годы. Голландец получит ещё всего один трофей в «Барселоне» — Кубок Короля в сезоне 1977/78 году. Однако его влияние на воскрешение надежд в Каталонии не стоит недооценивать. Время в Каталонии помогло ему понять, что значит этот клуб, и как он работает. Эти знания помогут, когда он вернется в роли тренера.

Неескенс присоединился к Кройффу на «Камп Ноу», но связи «Аякса» и «Барселоны» были недостаточно крепки. Михелс ушёл тренировать сборную Голландии, а судьбою было предначертано, чтобы его идеи воплотил на земле Каталонии его лучший ученик и заместитель на поле.

Именно так окрепли узы между «Аяксом» и «Барселоной».

До начала революции в «Барселоне», Кройфф должен был стать тренером. Иметь дерзкие идеи и революционный дух — одно, применять их на деле и воплощать замыслы в жизнь — другое. Кройфф вернулся в «Аякс», чтобы начать тренерскую карьеру. В возрасте 38 лет он заменил Аад де Моса в 1985 году. На протяжении трёх сезонов он возглавлял клуб, но не сумел защитить титул в Эредивизи.

Но два кубка страны заполнили соответствующие полки в трофейном помещении. «Аякс» также победил в Кубке Обладателей Кубков, обыграв «Локомотив» из Лейпцига в непростом финале. Это была первая победа «Аякса» в еврокубках после Суперкубка Европы в 1974 году. Также это подготовило почву для дальнейших достижений.

Как и в бытность игроком «Барселоны», вклад Кройффа нельзя недооценивать или оценивать только титулами. Как тренер «Аякса», он продолжил дело Михелса, модифицировав ещё раз наследие Ринуса. Все команды «Аякса» стали играть по схеме «4-3-3», от самых юных до профессиональных. «Де Тукомст» стал местом роста профессиональных игроков, из коих Кройфф дал дорогу в жизнь Деннису Бергкампу, братьям де Бурам. Другие доморощенные игроки, такие как Марко ван Бастен или Франк Райкаард, также добились прогресса в своей игре.

Работа по активизации клубной самобытности принесёт много дивидендов амстердамскому клубу. Как бы то ни было, Кройфф уже сам не будет пожинать плоды собственных деяний. В 1988 году он получил после ухода Луиса Арагонеса пост тренера «Барселоны», другого клуба его сердца. Именно здесь прекрасная интерпретация футбола от Кройффа будет принята на ура.

Момент прибытия Кройффа в «Барселону» можно сравнить с моментом большого взрыва для клуба. Без этого момента не свершилась бы революция в сознании, и последующие успехи были бы невозможны. На момент его приезда соотношение титулов во внутреннем чемпионате было 10:23 в пользу «Мадрида». Теперь разница 24:32. К моменту его прибытия у «Барселоны» не было побед в главном евротурнире. Сейчас их пять — и каждая одержана игроками, которые прошли подготовку по его системе, в его стиле.

До прихода Кройффа успех «Барселоны» всегда казался несколько скоротечным. Не эфемерным, но и не постоянным. Слава была довольно капризной в Каталонии.

Это мог бы подтвердить Терри Венейблс, который достиг довольно неплохих результатов, но у которого они были несколько сумбурными, хаотичными, без достаточно ясного видения будущего. Михелс старался делать всё от него зависящее, но и у него это не получилось. Ко времени восхождения Кройффа на капитанский мостик у клуба были всего две победы за 28 лет в чемпионате.

Кройфф же решил вопросы с менталитетом игроков, их отношением, тренировками, подписанием новых игроков и игровой философией, которая действует до сих пор. Говоря образно, он применил модернистскую доктрину на развалинах футбольного клуба «Барселона». И так уж сложилось, что большинство его решений были родом из Амстердама. «Нет Кройффа — нет "дрим тим"», — писал Грэм Хантер в книге «"Барса": Как создавалась лучшая команда в мире». «Нет Кройффа — нет координации и нет насаждения во всех возрастных командах системы "4-3-3". Без Кройффа не было бы Жоана Лапорты (наиболее успешного президента клуба), не было бы также Франка Райкаарда и спасения от ситуации, в которую попал клуб из-за собственной глупости. И без Кройффа не было бы Гвардиолы».

Вместе с Карлесом Решаком, стойким помощником, Кройфф начал сине-гранатовую революцию. Они вошли в клуб, чью футбольную культуру следовало привести в соответствие с их идеями. Несмотря на авторитет Кройффа как звезды в «Барселоне», сопротивление было на нескольких уровнях. Фанаты не помогали — свист раздавался каждый раз, когда мяч передавался вратарю. Поэтому одной из задач тренера было посвятить фанатов в азы своей философии владения мячом, учить игроков, как преуспеть в этом, и высматривать новых игроков, которые могут подойти игровой схеме.

Ветераны, например, Чики Бегиристайн, Микаэль Лаудруп и Христо Стоичков, были вовлечены в процесс, а кроме того Кройфф подписал звезду из «Аякса» — Рональда Кумана. Однако ещё со времени работы в Амстердаме Кройфф знал, что самый экономичный способ распространения своей философии —собственная академия. Научив футболистов играть, действовать и жить в определенной манере с младых лет, он заново сформировал культуру. После этого она стала распространяться органично, создавая футбольных суперзвезд. Конечно, приличное количество времени, энергии, усилий и денег требуется для вложения, но основная идея такова.

Ла Масия, старый дом для молодежных команд «Барсы», уже существовала, когда прибыл Кройфф. Ей было семь лет, но именно с момента прибытия Кройффа она повзрослела. Он наделил её структорой и целью работы. Он придал значимость и подчеркнул важность работы с юными игроками, поместив эту цель в качестве краеугольного камня философии «Барселоны».

Как прямой последователь «Библии Михелса», Кройфф сначала уверился в том, что все команды играют по одной и той же схеме с обостряющими передачами и минимальными касаниями одного игрока. «Тики-така», если вам угодно. До того роль каждой команды в кантере, тактика и порядок игры команды определялись каждым тренером индивидуально. Это привело к быстрому успеху для первой команды.

Кройфф также настоял на том, что сильнейшие юные игроки пробовали себя в матчах с соперниками старших возрастных команд, и что всем лучшим давался шанс показать себя в первой команде до того, как совершать дорогостоящие покупки на стороне. Он также убедил клуб начать подписывать игроков в систему клуба с семи и восьми лет, то, что «Аякс» делал уже много лет. В ретроспективе, всё видится знакомым и простым. То, что мы знаем и видим, является способностью Кройффа применять спокойно даже самые экстраординарные решения.

Он надеялся вырастить основу для своей команды в стенах Ла Масии, подкрепляя ее точечными подписаниями тех, кто подходил под новую идею «Барселоны». В этом плане Хосеп Гвардиола был первой суперзвездой, которая замерцала в недрах клуба, и всё благодаря действиям Кройффа.

Попав в основную команду в 1990 году, Пеп начал играть на позиции опорника, зная, когда нагнетать темп, когда взорвать игру, когда её успокоить. Будто бы Кройфф снабдил его наушником, который передавал его команды прямо на поле, как в НФЛ делают тренеры с квотербеками.

После решения некоторых сложностей команда Кройффа начала работать. Отойдя от жёстокой схемы, коллектив стал показывать роскошную игру. Они двигались, менялись позициями, выражали свою мысль на поле, но всё это было как-то дисциплинированно. При владении мячом их стиль можно было охарактеризовать быстротой мысли и ещё большей быстротой действия. Когда мяч был не у них, они приступали к интенсивному прессингу, стремясь быстрее вернуть его.

Поощряя гибкое движение в жёсткой формации, гений Кройффа нашел победный путь. Фанаты начали аплодировать, последовали победы, пошли трофеи. Михелс бы гордился им.

За восемь лет тренерства Кройффа у руля «Барселоны» одержал четыре победы в Примере, один Кубок Короля, один Кубок Обладателей Кубков, один Кубок Европейских Чемпионов и один Суперкубок УЕФА. Его «дрим тим» установила новый стандарт качества игры на «Камп Ноу», с которым сравнивали все последующие команды «Барселоны».

Однако Кройфф был впоследствии уволен из-за разногласий с президентом Хосепом Нуньесом («Императором»), который принял решение избавиться от растущего влияния голландца. У Кройффа было больше независимости, чем обычно бывает у тренера в Испании, и Нуньес хотел устранить эту парадигму. Но даже несмотря на то, что наследие Йохана скорее недооценено, его ДНК плотно вжилось в состав «Барселоны», став его частью, как раньше стало частью «Аякса».

В ранние 90-е в «Аяксе» случился ренессанс под руководством Луи ван Гаала, который брал лучшее из философии Кройффа, соединив со своим видением физического превосходства. Несколько внутренних титулов подкрепили эту уверенность, после чего пришло время продвижения идей на континентальном уровне.

Кубок УЕФА в 1992, четвертый титул КЕЧ/ЛЧ в 1995 году, юные игроки ван дер Сар, Зеедорф, Давидс и Марк Овермарс вместе с ветеранами команды, Данни Блиндом и Райкаардом, создали некую магию. «Аякс» одержал победу и в Суперкубке УЕФА, и стал клубным чемпионом мира. Их стиль игры однозначно был подобен стилю Кройффа, несмотря на не самые радужные отношения между ван Гаалом и Кройффом.

Но именно ван Гаал стал следующим тренером, перешедшим из «Аякса» в «Барселону» в 1997 году, и этим ещё более упрочил связь. Его пребывание вместило в себя два чемпионства. Вместе с тренером несколько игроков «Аякса» оказалось в Каталонии, среди них Клюйверт, Овермарс, Литманен, Райцигер и братья де Буры.

Но, несмотря на это, «Барса» мало-помалу утрачивала свой стиль, из-за роста эго, роста долгов, что привело к изменению планов. Кройфф вновь получил влияние в клубе, пусть и не прямое. В 2003 году Жоан Лапорта, адвокат, решил побороться за титул президента клуба. Он был взбешён тем, каким образом был уволен Кройфф, и всеми силами хотел исправить ситуацию, вернув клуб на путь развития, очерченный Йоханом.

Кампания завершилась победой Лапорты, который очень часто советовался с Кройффом по вопросам изменений. «Барса» пыталась подписать на роль тренера Гуса Хиддинка или Рональда Кумана, но вопрос их приглашения упирался в финансовые проблемы. После этого, по рекомендации Йохана, был приглашен Райкаард.

Во многих отношениях, он был непривычным выбором. Его тренерские возможности вызывали большие сомнения, «Спарта» из Роттердама, старейший профессиональный клуб Нидерландов, вылетел из Эредивизи впервые за всю историю именно под его руководством. Но Лапорта, и, что не менее важно, Кройфф верили, что Райкаард является тем, кем нужно. Он пытался привить футбол, присущий «Аяксу», и «Барселоне». Они решили, что он молод, голоден до титулов и может стать лидером в возрождении команды.

Райкаард играл под руководством Кройффа в «Аяксе» и, несмотря на разногласия в некоторых вопросах, он считал себя учеником великого творца. На пути объявления Гвардиолы гением, роль Франка недооценена. Он провёл огромную работу на пути к возрождению традиций игры в футбол в стиле «Аякса» или «Барселоны». Он оставил большое наследие для Пепа.

Райкаард вернул команду на путь игры, привитой Кройффом — атакующей, доминирующей на поле. «Камп Ноу» опять полюбил игру. Вместе с этим снова пришли трофеи: два титула чемпионов Испании вместе со вторым титулом Лиги Чемпионов. Однако в первые моменты «Барсе» пришлось нелегко. Но Лапорта настоял на продолжении курса (зачастую спрашивая совета у Кройффа), что вылилось в появление бриллиантов внутри стен Ла Масии, самый яркий из которых — Лео Месси.

В то же время, в 2007 году, «Барселона» и «Аякс» вошли в новый этап сотрудничества. Инициатором был технический директор Мартин ван Хеел. Клубы обмениваются идеями и информацией по футбольной философии, со специальным фокусом на тренерскую и медицинскую работу. Сложно оценить, насколько глубоко шло сотрудничество, но то была первая попытка актуализации давнишних связей команд.

Когда дела у Райкаарда пошли не так, в конце работы, из-за дисциплины в команде, «Барса» начала поиски нового тренера. И хотя Кройфф защищал Райкаарда, он в то же время заметил, что Гвардиола, другой его ученик, готов возглавить команду.

И в этом была одна из главных перемен в «Барселоне». До этого с изменением на тренерском мостике, менялся стиль игры и философия команды, подписывались многие новые игроки. Притом, что Кройфф остался влиятельным человеком для клуба, хоть и без официальной должности, на этот раз, несмотря на изменение на посту тренера, принципы игры команды остались теми же.

Гвардиола достиг феноменального успеха на посту тренера «Барселоны». Он завоевал три титула чемпиона Испании, дважды стал победителем Лиги Чемпионов, завоевал два титула Клубного Чемпиона Мира и два Суперкубка Европы. Но самое важное — клуб пришёл к этому успеху с собственными воспитанниками. Месси, Пуйоль, Хави, Иньеста, Виктор Вальдес — все они являлись олицетворением стиля Кройффа.

В 2011 году, когда «Барселона» наслаждалась второй победой в Лиге Чемпионов под руководством Гвардиолы, Кройфф вернулся в «Аякс», надеясь продолжить развития клуба. Он собрал команду единомышленников, вместе с Вимом Йонком и Деннисом Бергкампом, а затем вступил в битву с директорами клуба. После своеобразной войны он получил больше власти: ван дер Сар был назначен на пост бизнес-менеджера, Марк Овермарс стал контролировать скаутские службы, а Франк де Бур стал тренером. Второй этап войны начался, когда Луи ван Гаал был назначен исполнительным директором клуба, что не было согласовано с Кройффом, и он ушёл из клуба в 2012 году. Но его влияние осталось в «Аяксе», оно побуждало команду вернуться к истокам, доверию собственной молодежи и попытке играть в атакующий футбол. «Аякс» завоевал четыре внутренних титула подряд, но успех на европейской арене пока недостижим. В рамках современных условий финансового fair play сложно играть наравне с богатейшими клубами.

Кройфф ушёл из жизни в марте 2016 года, в возрасте 68 лет. Это была огромная потеря для футбола и для переосмысления того, что связывает «Аякс» и «Барселону» сейчас. Амстердамский клуб под управлением Питера Босха, который, судя по всему, разделяет ценности, исповедуемые клубом. Тренер «Барселоны» — Луис Энрике, у которого свой путь и своя философия. «Аякс» же будто закупорен в хрустальном замке, без ресурсов к покорению европейской арены. У «Барселоны» обратная ситуация — много денег, много звёзд, и всё это может поставить под удар идентичность команды и догмы, на которых она была взращена. Но до сих пор оба клуба стараются играть в присущий им футбол. Быть может, это всё ещё наследие Михелса и Кройффа. Нельзя однозначно спрогнозировать, как будут развиваться клубы, но можно быть уверенным, что в случае нужды один из клубов может обратиться к другому, как это нередко случалось за такой долгий срок.