Имя: Карлес (Чарли) Решак и Серда 
Дата Рождения: 13 января 1947 года 
Место Рождения: Барселона (Испания)
Позиция на поле: правый нападающий, левый нападающий, центральный полузащитник
Номер: 7
Карьера футболиста: «Барселона» (1965-1981)
Обладатель трофеев: 
Кубок Кубков 1978/79
Чемпион Испании 1973/74
Кубок Короля/Кубок Генералиссимуса (4) 1967/68, 1970/71, 1977/78, 1980/81
Кубок ярмарок (2) 1965/66, 1971/72
Матчи за сборную: 15
Голы за сборную: 2
Карьера тренера: «Барселона» (1988, 1991, 1996, 2001-2002), «Йокогама Флюгелс» (1998)
Обладатель трофеев (как второй тренер «Барселоны»):
Кубок Европейских Чемпионов 1991/92
Чемпион Испании (4) 1990/91, 1991/92, 1992/93, 1993/94
Кубок Короля 1989/90
Суперкубок Испании 1991
Личные трофеи: Пичичи 1970/71
За «Барселону» провел 452 матча, забил 122 гола

 

«…И тогда Дракон, множество лет спускавшийся на город из своего логова с гор выше серых туч, получил наконец отпор. Народ с восхищением смотрел на своих сынов, рыцарей, что м*чом научились сносить чудовищу головы. На смену страху пришла надежда. Мечты о том часе, когда им хватит сил подняться туда, в самое логово Дракона. И покончив с ним, вернуть своему народу солнечный свет»,

— «Сказки для детей и их родителей». Барселона, 195X г.

 

Тяжелые времена... Великие времена... Середина прошлого века была одним из самых сложных периодов в истории Каталонии. Но в то время, когда режимом Франко подавлялось национальное самосознание, запрещались цвета и язык, у народа была отдушина. Футбольный клуб «Барселона», пережив тяжелые сороковые, восстал из пепла двумя чемпионствами конца той декады. А потом… Потом были пятидесятые. Рамальетс, братья Гонсальво, Басора, Сегер… И конечно же Он. Команда имени Великого Венгра… «"Барса" пяти кубков»… Футбол волшебников заставлял забыть о том, что происходило за пределами стадиона, и каждый из множества голов и титулов был как щелчок по носу ненавистному режиму.

Помешательство на сине-гранатовом — болезнь тех времен. Эпидемия была беспощадна к каталонцам, так что легендарный стадион «Лес Кортс» был уже не способен принять всех страждущих. В 1953 году началось строительство новой арены, окончательно овеявшее пятидесятые ореолом легендарности и исторической значимости. Жить в Барселоне в ту эпоху и не попасть под ее влияние было весьма трудно. Что уж говорить о ребенке. А представьте себе парня, что родился и жил в том самом барселонском районе Лес Кортс, где неподалеку от старой арены уже росла громадина «Камп Ноу». В самом очаге всеобщего помешательства! Что в этом случае могло уберечь от него ребенка? Что могло развеять грезы и наставить несформировавшуюся личность на правильный путь? Учиться, получить профессию. Родители? Возможно.

Только родители Карлеса, а так звали одного из таких детей, сами не избежали дыхания эпохи. Мальчик родился в квартале Лес Кортс под названием Педральбес, буквально в нескольких сотнях метров от обоих стадионов. Пересеки Диагональ — и ты уже там. Этот небольшой путь Карлесу придется проделывать несколько десятилетий. Пока же отец водил парня на футбол, а он потом на улице повторял то, что видел в исполнении великих Кубалы или Суареса. Когда-то Карлес будет рассказывать, как ребенком почувствовал в себе футболиста и решил во что бы то ни стало добиться успеха. Наверное, многие из тех детей, которые гоняли тогда мяч рядом с домом, могли сказать то же. Чьи-то мечты осуществились, чьи-то нет, а многим даже не предоставили шанса. Дело в том, что в те годы в клубах еще не существовало привычной структуры детского футбола: подающих надежды игроков брали только с двенадцати лет, а искать их приходилось где угодно, прежде всего — на улицах. Были люди, которые непосредственно этим занимались, и Карлесу повезло: одним из таких скаутов в «Барселоне» был некий сеньор Ботер. Однажды он увидел игру парня и спросил его, не хочет ли тот играть в клубе. Получив очевидный ответ, Ботер пошел договариваться с отцом мальчика. Так началась эта невероятно долгая история преданности двум цветам.

 

Эпоха Возрождения

 

В детстве сказки слушали все. Детство проходит, забываются подробности, но от удивительных историй остаются навсегда усвоенные истины. Можно победить дракона. Можно разогнать тучи. Можно стать героем, даже когда успех кажется чудом. Детство проходит, и с этими истинами оказываешься в начале своей собственной большой сказки…
…Самое начало. Когда дракон еще силен, а над головой еще безнадежно серое небо. Детство дарило надежды и мечты. Пришло время их осуществлять. Время нового поколения людей и нового поколения кумиров. Путь ведет наверх, к непознанной точке над темной пеленой.

В 12-летнем возрасте Карлес Решак, а так звали одну из новых надежд кантеры, связал свою жизнь с футбольным клубом «Барселона». Как потом оказалось, связал навсегда. Главными достоинствами молодого футболиста были техника и особенно отличный удар. С детства Карлес старался играть центрального нападающего, где это его качество приносило наибольшую пользу. Однако, он был «двуногим», мог одинаково полезно сыграть на обоих флангах. Поэтому в юношеских командах повелось, что его начали использовать как флангового нападающего. Сначала — левого, поскольку на эту позицию был дефицит исполнителей, а затем преимущественно правого. Порой же он играл и в полузащите. Так будет потом и в главной команде: Карлесу было не важно, где играть и в итоге он все равно станет одним из лучших бомбардиров в истории «Барсы». Лишь сокрушаясь о том, что, играй он в центре нападения, забил бы вдвое больше…

Уже в середине 60-х в Барселоне начали говорить о талантливом парне из Спортивного Клуба «Кондаль», который выполнял тогда функции второй команды «Барселоны». Впрочем, не Чарли единым была знаменита та команда. Скорее, великолепной тройкой нападения Карлес Решак — Льюис Пужоль — Марти Филосия. «Кондаль», игравший тогда в Сегунде, свои матчи проводил на «Камп Ноу» сразу после главной команды. И десятки тысяч зрителей частенько оставались на стадионе, чтобы посмотреть на эту удивительную молодежь, облаченную в не менее удивительное и странное сочетание сине-гранатовых футболок и белых трусов. Рассказывают, что благодаря той троице матчи филиала вызывали порой даже больший интерес, чем игра первой команды. К кантеранос тогда было особое внимание еще и потому, что строительство нового стадиона слишком дорого обошлось клубу, и надеяться на приобретение новых звезд не приходилось. Карлес был воспитан великой «Барсой» пятидесятых, но в следующее десятилетие, когда он оказался в клубе, наступил упадок. С поражения в финале Кубка Европейских Чемпионов, расставания с великими игроками и финансовых проблем «Барселона» начинала тяжелый и долгий путь к новому ренессансу.

Благодаря хорошим выступлениям Карлеса его дебют в первой команде «Барселоны» долго себя ждать на заставил. Уже в сезоне 1964/65, когда Решак проводил свой первый сезон в «Кондале», тренер «Барсы» Винсенс Сасот вызвал его и Пужоля на кубковый матч против «Расинга» в Сантандере. Это произошло в апреле 1965 года: Решак был в Германии, где принимал участие в Чемпионате Мира для Военных, когда из Барселоны пришло приятное известие. Чарли решил было, что это чья-то шутка… Матч состоялся 18 апреля, и первый блин отнюдь не вышел комом. «Барса» выиграла всухую благодаря хет-трику Кайетано Ре и четвертому голу дебютанта. Решак мог бы рассчитывать на доверие и дальше, но проблема была в том, что «Барса» не показывала приемлемых результатов. Дошло даже до того, что руководство оштрафовало футболистов по итогам сезона. Еще до его окончания Сасот был уволен, а на смену ему пришел бывший футболист «Реала», да и просто сложный человек Роке Ольсен. Ольсен в сложном деле вывода команды из кризиса не рисковал полагаться на молодежь, несмотря на то, что на Решака уже начали обращать внимание тренеры испанской молодежки и сборной Каталонии. Следующие два года Карлес продолжал играть за «Кондаль», изредка вызываясь на матчи первой команды ради Кубка Генералиссимуса  или товаров. До тех пор, пока летом 1967 года Ольсена не сменил Сальвадор Артигас.

Сезон 1967/68 стал первым полноценным сезоном Карлеса Решака в «Барселоне». Он вышел на поле уже в гостевом матче первого тура против «Сарагосы» и, как и тогда в Сантандере, забил гол. Помогать парню освоиться в первой команде взялись опытный Фернандо Оливелья и предыдущая гордость барселонской кантеры Жозеп Мария Фусте. Чарли часто играл в основе, забивал, и по итогам сезона стал настоящим его открытием. Достаточно сказать, что «Mundo Deportivo» назвал его лучшим футболистом «Барсы» по итогам сезона. Он уже считался одним из самых талантливых крайних нападающих в Европе. Универсал с хорошей техникой, превосходными ударом и пасом, исполнявший в команде почти все стандарты, быстро становился любимцем публики, которая еще вчера наблюдала за его ростом. Он, конечно, не был идеален. Обладая довольно необычной внешностью, вечной печатью какой-то усталости на лице, долговязый и неуклюжий на вид, Карлес навсегда определил свою футбольную философию, за которую его так много критиковали. Говорили, что он ленив и не борец, часто вместо того, чтобы обострить, отсиживается на фланге. Позже даже появится такая легенда, что Чарли лучше провел второй тайм одного из матчей, потому что в первом ему приходилось бегать на солнце, а во втором в тени трибуны. Конечно, это был журналистский домысел, но дыма без огня не бывает. Решака как футболиста всегда характеризовала фраза, позаимствованная им у легенды «Бетиса» Рохелио. Как-то раз тренер спросил у Рохелио на тренировке, почему тот ленится и мало бегает. «Бегать — это для трусов», — пошутил тот в ответ. Фраза ушла в историю, но Карлес Решак достал ее оттуда, смахнул с нее пыль и отметал этими словами любую критику. Чарли терпеть не мог прикладывать лишние усилия, бежал за мячом только тогда, когда был уверен, что догонит. Он верил в превосходство таланта над трудом и считал, что футбол должен доставлять удовольствие, а не быть пыткой. Рабочей лошадкой его уж точно назвать было нельзя.

Первый сезон Решака «Барса» завершила на мажорной ноте. В июле на «Сантьяго Бернабеу» состоялся знаменитый «финал бутылок». Дряхлеющий Каудильо вручил «сине-гранатовым» кубок имени себя, а разъяренные болельщики поверженного «Реала» закидали поле стеклянными бутылками и прочим мусором. Однако надежды «кулес», что то был конец кризиса 60-х, развеялись довольно быстро, на деле это оказался самый удачный из двух сезонов Артигаса. В 1969 году его сменил временщик Сегер, зато потом «Барсу» принял англичанин Вик Бэкингэм. Человек, которого Решак называет своим лучшим тренером. Работы у нового наставника было много: в шестидесятые «Барселоне» удалось завоевать два Кубка Генералиссимуса и Кубок Ярмарок. И это в то время, когда у главного соперника уже был целый музей евротрофеев. Впрочем, целью номер один, такой вожделенной и такой призрачной, был тогда чемпионат. А здесь совсем не ладилось: менялись тренеры, футболисты, но «Барса» стабильно вертелась где-то на подступах к вершине. Не хватало самоуверенности, мешало негативное отношение к каталонцам на многих гостевых стадионах. Как со стороны болельщиков, так и со стороны судей.

Бэкингэм привнес в раздевалку хорошую атмосферу, научил не бояться соперника, что сказалось на игре команды. На игре, но не на итоговых результатах. Главные события, связанные с именем английского специалиста, происходили по-прежнему в Кубке. В сезоне 1969/70 в историю вошло кубковое противостояние «Реала» и «Барсы». Когда после гола Карлеса Решака баскский судья Гуручета ошибочно назначил пенальти в ворота каталонцев на «Камп Ноу», на поле полетели подушки (после прошлогоднего финала стеклянные бутылки на трибунах были запрещены), и матч пришлось остановить. Дальше прошел «Мадрид», зато через год «Барса» вновь получила кубок из рук Франко на «Бернабеу», обыграв «Валенсию». Ко всем этим событиям Чарли имел непосредственное отношение, да и для успеха в чемпионате сделал тогда все, что смог. Это был один из его лучших сезонов: с семнадцатью голами (тогда в Примере играло 16 команд) Решак поделил Трофео Пичичи с «матрасником» Гарате. К сожалению, этого снова не хватило для чемпионства. Бэкингэм покинул «Барсу», не покончив с кризисом, но заложив первые кирпичики возрождения.

А первый порыв свежего ветерка подул летом 1971 года: в «Барселоне» произошло событие, которое во многом повлияло на историю клуба. Решать игровые проблемы прибыл Ринус Михелс, отец революционного «Аякса», который он только что привел к победе в Кубке Европейских Чемпионов. Тогда же, в начале 70-х, начала формироваться знаменитая атакующая пятерка Решак-Марсиаль-Асенси-Сотиль-Кройфф, которая поможет «Железному Ринусу» покорить наконец чемпионскую вершину. Но до нее, как и до Кройффа было еще далеко, а пока жесткий тренер принялся прививать команде новые порядки. Как на поле, так и в раздевалке. В первые два сезона Михелса новых идей не хватило для достижения цели. Как и в последний год Бэкингэма «Барса» упускала свое буквально на флажке. По-прежнему тяжело давались гостевые поединки. Телетрансляции тогда были редкостью, и защитники пользовались этим, играя столь грубо, что нападающие просто боялись лишний раз соваться в штрафную. Судьи-то, понятное дело, «Барсе» помогать и не думали.

Сезон 1972/73 был помимо очередных спортивных неудач омрачен внутрикомандным скандалом. Был конец сезона и поражение в первом матче финала Кубка от «Севильи» футболисты решили «залить» в отеле. Сам Решак потом рассказывал, что жарким июньским вечером из холодных напитков в отеле оказалось только шампанское, и они заказали в номер несколько бутылок. На их беду официанта на лестнице встретил Михелс. Голландец, узнав, что шампанское заказано в номер Решака и Марти Филосия, отнес его сам. В номере Михелс разбил бутылки и бокалы об стену, а на следующий день было объявлено, что все футболисты оштрафованы на 50000 песет. Дороже всех отделался Мигель Рейна, отец нынешнего голкипера «Ливерпуля». Ему уже не довелось сыграть ни в ответном матче, ни за «Барсу» вообще. Правда, в следующем сезоне он будет защищать ворота «Атлетико» в финале Кубка Европейских Чемпионов и станет соавтором самого знаменитого гола Йохана Кройффа за «Барсу»… Личные проблемы у Решака с Михелсом возникали часто. Он были совершенно разные люди. Михелс — сторонник дисциплины, Решака же и тогда знали таким, каким он остался по сей день: довольно своенравный человек, не лезущий за словом в карман. Это на поле его можно было обвинить в лености и экономии сил. За его пределами он был весьма активен. В Испании Решака даже называли первопроходцем от футбола в желтой прессе. Он всегда хорошо одевался, приходил на «Камп Ноу» в шляпе и длинном пальто, иногда в сопровождении двух огромных псов. Часто его можно было заметить в клубах, и фотографам, которым это удавалось, нередко доставалось на орехи. В 1977 году Решак в компании Неескенса и Марсиаля был заснят на мадридской дискотеке. Пострадали два фотографа, и скандал вышел грандиозный. Так что пришлось вмешиваться даже президенту «Барсы» Агусти Монталю. Михелс назвал этот случай позором для клуба и снова оштрафовал игроков. Будущее всех троих в «Барсе» висело на волоске, но ушел в итоге лишь Марсиаль.

Однако, списывать неудачи на подобные проблемы не стоило. «Барсе» не хватало чего-то, а вернее кого-то… Эпопея с переходом Йохана Кройффа в «Барселону» длилась долго и не очень красиво, и в итоге завершилась осенью 1973 года. Как только в Испании разрешили заявлять иностранцев, и Испанская Федерация Футбола поиздевалась над «Барсой» с помощью бумажной волокиты, Йохан приехал в столицу Каталонии. Тогда-то механизм и заработал. Кройфф как будто разбудил в партнерах скрытые таланты, он взял на себя основные атакующие действия, а от них требовалось вовремя отдать пас, открыться самому или воспользоваться брешью, оставленной отвлеченными голландцем защитниками. Команда полетела и долетела в итоге до долгожданного чемпионства, со счетом 5:0 унизив по пути «Мадрид» в его собственном доме. Карлес же нашел в звезде идеального партнера, в полной мере раскрывшего его талант ассистента. Именно с подачи Решака Кройфф забьет тот самый гол в ворота Рейны. Кроме того, если для «Барсы» и ее футболистов это был триумф, лично для Карлеса — еще и начало дружбы, которая продлится 23 года.

К сожалению, таланта Кройффа «Барсе» надолго не хватило. Подписание в 1974 году Йохана Неескенса разбило ту фантастическую пятерку: из-за лимита на иностранцев Чоло Сотиль все реже попадал в состав. В течение сезона Кройффа взяли на карандаш защитники и судьи. Первые не щадили и провоцировали, вторые предупреждали и удаляли. А федерация отказывалась прощать. Защитники перестали бояться Кройффа. Наоборот, бояться приходилось ему. Считалось, что в гостевых матчах «Барса» играла вдевятером: Кройфф и Решак нечасто отваживались наведываться во владения костоломов, ограничиваясь передачами и выполнением стандартов. В пользу подобной версии говорит статистика: в гостях в сезоне 1974/75 «сине-гранатовые» набрали 8 очков из 34 возможных. Неудивительно, что «Мадрид» с огромным отрывом одержал победу в чемпионате… Впрочем, для самого Карлеса Решака сезон не стал пустым — пятого ноября 1974 года на мокром от дождя поле «Камп Ноу» состоялся памятный для него матч ¼ Кубка Европейских Чемпионов против «Фейеноорда». Голландцы, понятное дело, ждали основных проблем от Кройффа, и Михелс воспользовался этим, переведя того на фланг. Пока защитники бегали за Йоханом, Чарли преспокойно пользовался свободой в центральной зоне. В том матче он сотворил хет-трик.

С отменой запрета на иностранцев в испанском футболе началась новая эра. Началась она и в «Барсе». Приезд Кройффа был только началом паломничества в каталонский клуб иностранных звезд, хотя и принес мгновенные результаты, прервав затянувшиеся смутные времена. Но это были изменения чисто спортивные. В действительности в семидесятые годы все испанское общество переживало значительные изменения. Начались они еще до смерти Франко в 1975 году, а после нее Испания пошла по нелегкому пути демократизации, переживая и новые попытки военных переворотов и стремление национальных областей к автономии. Каталония в этом процессе занимала не последнее место. В 1977 году были проведены выборы в каталонское правительство, в 1978 году новая конституция Испании признала автономные сообщества внутри страны. Но главной вехой, определившей каталонцев как национальность, был Устав Автономии 1979 года и последующие выборы в правительство Каталонии, которые выиграл Жорди Пужоль. Каталонское общество играло в этих процессах важную роль, то же можно было сказать о футбольном клубе «Барселона». Клуб, в чьих футболках в эпоху франкизма проводила неофициальные матчи сборная Каталонии, давно и прочно ассоциировался здесь со свободой. Многие бывшие и действующие футболисты заняли активную политическую позицию и пользовались повышенным вниманием прессы.

Летом 1976 года важным событием стал матч возрожденной сборной Каталонии против сборной СССР. Помимо таких известных футболистов «Барсы» и «Эспаньола» как Сольсона, Кашели или Решак, в составе каталонской сборной играл Йохан Кройфф, что, несмотря на межсезонье, привело на трибуны множество зрителей. Хотя Кройфф всегда подчеркивал, что приехал сюда только чтобы играть в футбол, он не оставался в стороне от происходивших процессов. Вспомнить хотя бы то, с каким упорством он отстаивал каталонское имя сына Жорди… Но Кройфф все же оставался голландцем, Спасителем, спустившимся на каталонскую землю в ореоле мировой славы и успехов. Он стал символом тех времен, но, наверное, мог стать им для «Барселоны» в любую эпоху. Это же были особенные времена, времена не только очередного возрождения клуба, но прежде всего возрождения народа, символом которого был клуб. Они требовали в свои герои местного футболиста, и подходящий человек в «Барсе» был. К середине семидесятых Карлес Решак оброс харизмой, и хотя многие продолжали критиковать его за недостатки на поле, вне его он обладал необходимыми качествами, чтобы соответствовать эпохе. Решак был кантерано, парнем, который вырос на соседней улице и на глазах публики дорос до кумира из первой команды «Барселоны». Решак был каталонцем и открыто поддерживал демократические изменения и политиков, боровшихся за автономию. Он чем мог помогал эпохе, а эпоха помогла ему стать не просто клубной легендой, но и олицетворением каталонского кантерано, кумиром и примером для будущих местных футболистов. Дорогу от простого каталонского паренька до кумира «кулес» пройдут потом Гвардиола, Хави или Пуйоль. Символом этого пути является Карлес Решак.

Если говорить об участии «Барсы» в демократических преобразованиях и возрождении нации, то пиком, конечно, стал финал Кубка Кубков 1979 года. В то время, когда Каталония еще ждала решения по автономии, 30 тысяч «кулес» всеми возможными способами добрались до Базеля, где на трибунах устроили настоящее представление. Никогда раньше на стадионе нельзя было увидеть столько каталонских флагов. А ведь этот матч транслировался на всю Европу! На следующий день победителей в Барселоне встречали толпы поклонников, а победа тут же была названа победой всей Каталонии. Решак стал одной из самых заметных фигур того матча. Он всегда особенно тщательно тренировал пробитие одиннадцатиметровых ударов. Была у него такая система: пробивается пять пенальти, если хотя бы один неточен — следует еще пять. Но такие осечки случались с ним очень редко, концентрации Карлесу хватало. И именно в этот вечер при счете 1:1 он пробил плохо. Чарли все же приложил руку к историческому успеху, реабилитировавшись в дополнительное время. «Барса» одержала победу со счетом 4:3, и победа действительно была исторической: до этого клуб знал лишь внутренние успехи. Кубок Ярмарок большой ценностью не обладал, так что то был первый настоящий европейский успех, новая веха в клубной истории.

Будучи футболистом, ничего более значимого Чарли уже больше не добивался. Кроме «Барсы» он играл и за сборную Испании, но играл мало и конечно же ничего не завоевал. Наверняка домашняя победа испанцев на Чемпионате Европы 1964 года произвела на молодого футболиста сильное впечатление, и наверняка он и мечтать не мог тогда о том, что когда-то наденет майку сборной. Вот только после той самой победы у испанцев началась черная полоса, продлившаяся до конца семидесятых годов, когда они наконец поедут на Мундиаль. Дебют Решака в первой сборной состоялся в 1969 году, и тогда же на пост рулевого испанской сборной заступил легенда «Барсы» Ладислао Кубала. На протяжении семидесятых Великий Ласло вызывал Решака регулярно, но поиграть футболисту практически не довелось. Наиболее успешным периодом стал отбор к ЕВРО-1972, Решак тогда забил оба своих гола за «селесьон». А последней гастролью стал Чемпионат Мира в Аргентине 1978 года, да провел там Карлес всего час матча с австрийцами. Эхом этого важного в его жизни события станет чемпионский салют сборной Аргентины, которая спустя несколько лет почтит визитом его прощальный матч в Барселоне.

В Чемпионате Испании после триумфа сезона 1973/74 «Барса» вернулась на исходные позиции, то есть на подступы к вершине. Менялись тренеры, связка Кройфф — Решак работала, и команда, как правило, забивала больше всех. Но проблема гостевых матчей никуда не делась, да и Кройфф из-за взрывного характера продолжал регулярно нарывался на санкции. Решак при любом тренере попадал в основу и даже с Михелсом во время его второго пришествия в 1976 году у них все вроде бы пошло гладко. До упомянутого уже скандала на мадридской дискотеке. Вернувшись из опалы, Решак провел очень удачный сезон 1977/78, завершившийся завоеванием Кубка Короля. Чарли тогда отдал голевую передачу и забил два гола. Первый — с пенальти, зато второй — потрясающе красивым ударом со штрафного в девятку. Когда «Барсу» летом покинули Кройфф и Михелс, для Решака сильно ничего не изменилось: он попадал в основной состав и прилично много забивал. И так было до сезона 1980/81. В «Барсу» тогда, увешанный трофеями, вернулся Эленио Эррера. Решаку был уже 34 года, Эррера в основном выпускал его на замену, а потерянные с возрастом качества компенсировал перемещением ветерана с позиции правого нападающего в центр поля.

Последним трофеем футболиста Карлеса Решака стал Кубок Короля, когда Кини в драматичном финале поверг родной «Спортинг». Правда, сам Решак к этому триумфу не имел практически никакого отношения. Эпоха Возрождения завершилась великой победой 1979 года, дав своими свершениями импульс новому времени. Времени более высоких требований и целей, достигать которые были призваны новые герои. Пройдет время и Карлес приложит руку к достижению этих новых целей, но пока, через шестнадцать лет после дебюта пора было уступать дорогу молодым. Прощальный матч состоялся 1 сентября 1981 года. В то время испанские стадионы реконструировались к Чемпионату Мира и «Камп Ноу» не был исключением. Афиша была громкая: в Барселону приезжали чемпионы мира аргентинцы с молодым Марадоной, а предваряла действо встреча ветеранов «Барсы» с ветеранами испанской сборной. Публика раскупила не самые дешевые билеты и проникла даже за ограждения, где строящийся третий ярус был закончен. Решак вышел в стартовом составе и был заменен на шестнадцатой минуте матча. «Сине-гранатовые» одержали победу благодаря голу Симонсена в концовке, нанеся аргентинцам единственное поражение в их турне по Европе. Но это было второстепенно. «Камп Ноу» уже прощался с героями той эпохи: эмоционально проводили Неескенса и Асенси, но такого прощания не видел еще ни один футболист «Барсы». Матч посетил Жорди Пужоль и многие другие политические деятели, Решаку вручили медали Правительства Каталонии и медаль за спортивные заслуги. И когда Карлес с ребенком на руках в последний раз вышел на газон стадиона, который рос когда-то вместе с ним, публика устроила ему настоящую овацию. Чарли покинул поле со слезами на глазах.

 

Возрождение Эпохи

 

Сидеть на самом краю. Смотреть на свет.
Смотреть вперед до рези в глазах.
Вот оно. То, к чему стремились. 
За спиной торчит флаг. Такой забавный, самодельный, но родной. И среди множества других, уже выцветших и истрепанных временем, яркий и свежий. Портреты уже висят где-то там, внизу. За стеклом и надписью «руками не трогать». Народ восхищен и счастлив. Дракон повержен, логово разрушено. Имена написаны на обломках. Подвиги легли в основу новых сказок.
Цель достигнута и выше уже не подняться. Путь с вершины только один — вперед, а значит снова вниз. Выбора нет?
В том-то все и дело! Смотри, отсюда, с высоты видно: за вершиной открылись новые. И значит, новые драконы. И значит, выбор есть: остаться жить там, внизу, подарив себя пыльной истории. Или принять новый вызов и опять начать восхождение.
Выбор очевиден, направление известно. Все сначала.

Вместе с Карлесом Решаком проводили эпоху, но эпоха уходила безвозвратно, оставляя воспоминания и выученные уроки, а он оставался. Покидая в тот вечер газон «Камп Ноу» Чарли по легенде произнес слова, приходящие на ум любому завершающему карьеру футболисту. Что делать дальше? Звучали они немного грубее, соответствуя эмоциональности момента, но сути это не меняет. Решак провел здесь практически всю сознательную жизнь, более двадцати лет. Несмотря на выгодные предложения, которые ему поступали, несмотря на почти реальную возможность продолжить карьеру в мадридском «Атлетико» после скандала с Михелсом, он всю жизнь оставался в Барселоне. И даже в отпуск предпочитал ездить не дальше жиронской Коста-Бравы. Он имел право на ту фразу, но ответ был очевиден. Решак был живой легендой, и клуб конечно же предоставил ему возможность продолжить работу, как уже сделал это в 1977 году, не пожалев при этом Марсиаля. Карлес начал тренировать младшие категории «Барсы». Важным начинанием было открытие 6 октября 1984 года совместно с бывшими партнерами по «Барсе» Торресом, Асенси и Рифе собственной футбольной школы. Здесь под руководством легендарных личностей начинали футбольное образование множество каталонских детей, одним из которых был Виктор Вальдес. Но, наверное, самым ярким событием этого периода его жизни стало завоевание Кубка Короля в категории Хувениль. В 1986 году великолепная команда, за которую играли Тито Виланова, Гильермо Амор, Хели Роура, Серхи Лопес в финале разгромила «Реал» со счетом 6:3. Пройдет «через руки» Решака и Хосеп Гвардиола. И именно Решак спустя несколько лет будет представлять его Йохану Кройффу. А Кройфф мгновенно переведет парня с фланга в центр поля.

В то время, как Хувенили два года подряд побеждали в Копе, у главной команды дела шли плохо. Терри Венейблс, начавший за здравие, проваливал сезон за сезоном и в сентябре 1987 года вслед за серией ужасных результатов был уволен. Заменил его уже познавший тренерский успех Луис Арагонес, но в форс-мажорной ситуации будущему триумфатору ЕВРО нужен был помощник, человек из системы клуба, знающий команду и молодежь. Лучшую кандидатуру, чем Карлес Решак, уже тренировавший тогда «Барсу Атлетик», придумать было сложно. Так Чарли оказался на тренерской скамейке «Барселоны». Сезон 1987/88 вышел, однако, одним из самых неоднозначных в истории клуба. В марте в Мадриде был завоеван очередной Кубок Короля, но в чемпионате дела продолжали идти из рук вон плохо. Арагонес не справлялся, страдая от депрессии. Еще в январе Луис из-за стресса не смог вывести команду на кубковый матч против «Кастельона», и Решак впервые руководил первой командой «Барсы». Ходили слухи, что он будет тренером до конца сезона, но Арагонес вернулся. Впрочем, проблемы со здоровьем периодически давали о себе знать, а 28 апреля главный тренер полностью поддержал футболистов во время «Мятежа в Эсперии», то есть открыто выступил против президента Нуньеса. После всего этого стало понятно, что будущего у Арагонеса в «Барсе» нет, и Чарли пришлось брать на себя завершение сезона в один из самых тяжелых и драматичных моментов истории «Барселоны».

На большее рассчитывать не приходилось: клуба, повергнутого в упадок и уныние, снова коснулся освежающий ветерок — предвестник удивительных и великих событий. Как и много лет назад, подул он со стороны Нидерландов. Еще в мае стало официально известно, что новым тренером будет Йохан Кройфф. Сказать, что Кройфф взялся за дело, засучив рукава, значит, ничего не сказать. Йохан сразу прибрал в свои руки всю систему подготовки. Он ходил на матчи нижних категорий и объяснял, как теперь должны играть команды «Барселоны» всех возрастов. В перерыве матча Хувенилей он сам объяснил это тренеру Мартинесу Вильясеке, а на матч «Барсы Атлетик» послал с этой миссией Карлеса Решака. Вторую команду тренировал тогда Льюис Пужоль, тот самый, вместе с которым Решак восхищал когда-то зрителей «Камп Ноу» в играх за «Кондаль». Новую философию принимали тогда не многие, и не многие тренеры соглашались с вмешательством в их работу. Пужолю в конце концов пришлось покинуть «Барселону». Решак же проникся философией Кройффа, еще будучи игроком, готов был поддержать друга и продолжил работу в «Барселоне» вторым тренером.

Все последующие восемь лет помимо функций помощника Кройффа Чарли выполнял еще и специфическую функцию «примирителя» между тренером и президентом. За десять лет до этого последний сезон футболиста Кройффа в «Барселоне» завершился победой на выборах президента Нуньеса. Неприязнь возникла в то самое время: Кройфф заявил, что «останусь, если захочу», а «Император» не пожелал продлевать контракт голландца. И даже в самые успешные годы в истории «Барсы», эпоху «дрим тим», эти два человека уживались с трудом, ограничиваясь чисто профессиональными отношениями. В первые два сезона, несмотря на мгновенные результаты обновленной команды в виде Кубка Кубков и Кубка Короля, Кройффа критиковали нещадно, и скамейка под ним шаталась. В Примере «Мадрид» властвовал безраздельно, и раны «кулес» были слишком глубоки. Бальзамом могла стать только победа в чемпионате, а ее все не было. Длинный список трофеев тренера Карлеса Решака, который начал было расти благодаря Кройффу, вполне мог оборваться в то время. Но как оказалось, победа в финале Кубка Кубков, как и десять лет назад добытая в Швейцарии, была знаковой и означала старт новой эпохи.

К долгожданной победе в чемпионате в сезоне 1990/91 Чарли приложил руку непосредственно. «Барса» начала великолепно, с шести побед подряд, а первое поражение потерпела лишь в 9 туре от «Атлетико», едва не на полгода потеряв при этом Рональда Кумана. Но главный удар случился в конце февраля, когда Йохана Кройффа госпитализоровали из-за проблем с сердцем. Как и три года назад, Чарли пришлось подменять главного тренера. В важный отрезок сезона, когда возобновился турнир Кубка Кубков, а в Примере требовалось не упустить добытое преимущество, их дуэт с Тони Брюинсом, другим помощником Кройффа, справился. Иногда Решак пугал врачей, подолгу советуясь с Кройффом в палате, но свой вклад в чемпионство, добытое-таки за пять туров до конца, он внес. Вообще, вклад Решака в успехи «дрим тим» — тема особая. Кройфф недаром выбрал Чарли себе в помощники. Решак в годы тотального миссионерства Михелса в Испании проникся этой идеологией и, безусловно, был одним из ее пророков на «картофельных» полях испанских стадионов. Настоящего наставника, способного вести за собой команду, из него не получится, что покажет время. Но собственные идеи у него были, а Кройфф, уважавший и обожавший своего помощника, к ним прислушивался. Какие-то из этих идей помогли «Барсе» в те славные времена.

А ведь то были воистину времена триумфа идей и идеологии. На стороне великолепной «Барсы», верной выбранному курсу, была даже удача. Неудивительно, что очередь дошла и до последней непокоренной вершины. То, чего Решак так и не добился футболистом, то, к чему они с Кройффом были близки в сезоне 1974/75, стало реальностью 20 мая 1992 года. Но когда на трибуне «Уэмбли» вслед за его будущим помощником Рамоном Алесанко триумфаторы один за другим поднимали ушастый трофей, Чарли все же было что вспомнить. Ведь и у него когда-то был собственный Лондон, только остался он в Швейцарии.

Игра «дрим тим» поражала, завоевывались трофеи. Представить себе на скамейке Кройффа без неизменной фигуры с орлиным профилем рядом было уже невозможно. Будь то победный финал на «Уэмбли», очередной чемпионский спектакль на «Камп Ноу» или тяжелое афинское поражение, положившее конец эпохе «дрим тим». Когда та эпоха сменилась тяжелым похмельем, которое Кройфф не сумел вылечить ни вливаниями из кантеры, ни новыми приобретениями вместо уходящих героев, неидеальные отношения тренера и президента разладились окончательно. Гром грянул в мае 1996 года: до Кройффа дошли слухи о переговорах Нуньеса с Бобби Робсоном. Йохан был очень зол, сцена, вышедшая у него с вице-президентом Жоаном Гаспаром была бурной. Вплоть до того, что голландец пообещал Нуньесу и Гаспару божью кару. Кройфф был уволен за два тура до конца, а сине-гранатовый мир раскололся на сторонников президента и опального тренера. Свой выбор должен был сделать и Карлес Решак. И выбирать ему пришлось между многолетней дружбой и клубом, которому он посвятил всю жизнь. Как и в 1988 году Чарли остался дорабатывать сезон на скамейке в качестве главного, чем положил конец своим отношениям с Йоханом Кройффом.

Впрочем, стоило ли оно того? Приглашение на пост главного тренера Бобби Робсона отодвинуло Карлеса Решака на менее заметные роли, чем он привык прежде. Робсону помогал Жозе Моуриньо, а Решаку, формально одному из тренеров, доверили скаутинг и изучение соперников. Когда отставание от «Мадрида» стало большим и руководство предъявило Робсону ультиматум, Решак снова назывался одним из кандидатов в тренеры. Но летом ушел Робсон, а пришел Луи ван Гаал. В начале 1998 года, спустя все те же шестнадцать лет после завершения карьеры футболиста, Чарли снова понял, что стал чем-то вроде свадебного генерала. И снова принял решение уйти. По сути, решение это было авантюрой. Как говорили о нем, это был человек, чья жизнь прошла «в квадратном километре». И он, никогда не живший за пределами Барселоны и не работавший вне клуба, уехал тренировать на другой конец света. Японцы тогда готовились к Мундиалю, футбол там набирал популярность, и многие известные футболисты и тренеры снисходили до Джей-Лиги учить азиатов игре. Решак, человек с отличным чувством юмора, всегда пользовался особой популярностью у журналистов за свои оригинальные заявления. Многие из них становились чуть ли не анекдотами, и вся эта история походила как раз на один из таких анекдотов. В Йокогаме Чарли не сумел прижиться и привыкнуть к местному быту и футболу. Он вернулся в Барселону, бесславно проработав в Японии неполный год. Но пока под руководством Луи ван Гаала в родном клубе дела шли отлично, Чарли пришлось оставаться в тени.

 

Алтарь нового Возрождения

 

Покорение вершин как дело всей жизни. Тьма и уныние как призыв к действию. До чего трудно сидеть на лавочке в самом низу, в серой тени очередного пика. Смотреть снизу вверх и вспоминать былое.
Снова призывы о помощи, а будущие герои требуют своей порции сказок. До чего трудно отказать себе в праве на очередной подвиг. До чего легко стать жертвой величия иных из эпох…
…Покорение вершин, ставшее привычкой. Жажда адреналина, притупившая инстинкт самосохранения. Забываешь главные истины.
Это ведь сказки, прочитанные в детстве, дают уроки бесплатно. Сказки, сделанные явью, берут потом и кровью. Берут безвозвратно ушедшими десятилетиями. Плата немаленькая.
«Можно победить дракона. Можно разогнать тучи. Можно стать героем, даже когда успех кажется чудом». Этому учат сказки. Но учат они и другому.
Дракон вновь спустится, подойдет к городу и войдет, перешагнув через тебя. Потому что ноги прилипли к земле, и оружие тянет руки вниз… Если ты остался один.

Его время снова пришло в 2000 году. Барселонская оппозиция, воодушевленная поддержкой Кройффа, довела стареющего Нуньеса до отставки. Победивший на президентских выборах Жоан Гаспар уважал Решака и, более того, сделал харизматичную легенду одним из козырей, включив его во время выборов в свою команду. После победы Гаспара Решак занял должность технического директора и помощника президента. Прерывая повествование о сложных постдримтимовских перипетиях и еще более сложных временах президентства Жоана Гаспара, надо отметить событие, которое с высоты сегодняшнего дня видится особенно важным. В октябре 2000 года неподалеку от «Камп Ноу», в кафе теннисного клуба «Помпея» Чарли Решак встречался с футбольным агентом Орасьо Гаджиоли. Агент требовал от функционера «Барсы» гарантий того, что клуб возьмет талантливого паренька, который две недели был на просмотре и еще две недели вместе с отцом ждал как на иголках решения руководства. Решение было принято, но дать официальных гарантий Чарли тогда еще не мог. «Если я сейчас вернусь без ответа, они соберут чемоданы и улетят в Мадрид или Милан», — сказал Гаджиоли. Тогда Чарли взял у официанта салфетку и написал на ней: «Я, Карлес Решак, в присутствии Орасьо Гаджиоли и Хосепа Марии Мингельи, гарантирую заключение контракта с Лионелем Месси на оговоренных условиях, несмотря на внутренние правила, существующие в клубе». Этого оказалось достаточно.

К сожалению, из всего того, что происходило в «Барсе» в годы президентства Гаспара, это событие было одним из немногих светлых пятен. Гаспар, настоящий «куле» и преданный клубу человек, начал с того, что назначил на пост мягкого и уважавшего футболистов Лоренсо Серра Феррера. Однако ни свержение «голландской диктатуры», ни огромные деньги потраченные на трансферы, не смогли помочь клубу вернуться на вершину. Когда за несколько туров до конца сезона 2000/01 «сине-гранатовые» тащились на пятой строчке, отставая от «Реала» на семнадцать очков, Серра Феррер был уволен. В третий раз в своей жизни на тренерский мостик «Барсы» взошел Чарли. Единственная задача, которая тогда еще стояла перед клубом — это попадание на четвертую лигочемпионскую строчку. Справедливости ради надо сказать, что решил ее не столько Решак, сколько гений Ривалдо с его знаменитым голом через себя в ворота «Валенсии» в последнем туре. Однако, для Жоана Гаспара это было хорошим поводом оставить Чарли на посту главного тренера на следующий сезон. Помимо прочего Решак был подходящей кандидатурой, чтобы попытаться вернуть «Барселоне» ее традиции и каталонский символизм, об отсутствии которых так много говорилось в эпоху засилья иностранных футболистов и тренеров.

Впервые Карлес Решак стал полноценным тренером футбольного клуба «Барселона». Назначение встретилось на ура прессой, считалось, что Чарли своей многолетней службой «Барсе», своим знанием всего нутра клуба заслужил этот пост как никто другой. Это был период его наибольшего влияния и значимости в клубе. Решак стал Мистером, оставаясь при этом советником президента, отвечал за трансферы и в полной мере пользовался в этом вопросе щедростью Гаспара. И то оказался пик провальной трансферной политики печально знаменитой гаспаровской эпохи. Мадридским «галактикос» Решак предполагал противопоставить перспективных футболистов, которых он открыл, выполняя в последние годы обязанности скаута. За огромные деньги были куплены Жеованни, Кристанваль, Рошембак, Бонано, Савиола. И поначалу даже могло показаться, что не зря: в первых матчах новички забивали, а «Барса», разгромив в шестом туре «Мальорку», возглавила таблицу. Разочарование пришло довольно быстро. Плохим результатам, пиком которых стали несколько дней в ноябре, когда команда Решака уступила на «Бернабеу» и в первом же раунде пала в Кубке Короля от рук «Фигереса» из Сегунды Б, противопоставить можно было разве что стабильное выступление в Европе.

До поры до времени там все шло хорошо. В первом групповом раунде соперников «Барсе» не нашлось, да и во втором каталонцы хоть и со скрипом, но стали первыми. Именно тогда состоялся знаменитый матч на «Энфилде» с показательным голом Овермарса после огромного количества передач. Но показательным он был и в плане сезона вообще. «Барселона» периодически устраивала спектакли, преимущественно на «Камп Ноу». Основными забивалами были Клюйверт и Савиола, который стал открытием сезона. Однако эффективности этой команде не хватало, да и вспышки эффектности были лишь вспышками. Одним из самых негативных событий сезона была ¼ финала Лиги Чемпионов против «Панатинаикоса». «Барса» уступила в первом матче, который проходил в Греции. Уступила из-за сомнительного пенальти и в ответке не оставила грекам шансов. Но дело было в футболе, который противопоставила команда скромному сопернику. Игра на ничью, без мысли и каких-либо попыток взять инициативу. Так было и во многих матчах чемпионата. В прессе, недавно воспевавшей назначение Решака, все громче звучала критика. Постоянно события в «Барсе» удостаивались язвительных комментариев Кройффа. Сам Решак назовет это позже кампанией против себя, и его плохие отношения с главным редактором издания «Sport» Жозепом Марией Касановасом через год еще подпортят клубную репутацию. Решака обвиняли в отсутствии определенной схемы игры, частой игрой на результат с не самыми сильными соперниками, отсутствием авторитета у футболистов и неспособностью управлять коллективом. При Чарли-тренере вовсю проявился средний и низкий уровень футболистов, приобретенных за большие деньги: имена Кристанваля и Жеованни до сих пор являются нарицательными. Показательна была вратарская чехарда: приобретая Бонано, Решак назвал его едва не лучшим в мире, а после первой же ошибки сам перестал доверять аргентинцу. Возможно даже, что карьера Пепе Рейны в «Барселоне» сложилась бы как-то иначе, но, брошенный в пекло в самый разгар сложного сезона, 19-летний голкипер не выдержал огромного давления и сначала вернулся на лавку, а затем ушел в «Вильярреал».

Стоит отметить, что в том сезоне «Барсой» управляли два «вице» времен «дрим тим». И если Жоан Гаспар все 22 нуньесовских года весьма успешно справлялся с должностью вице-президента, то самостоятельно управлять клубом он не смог. То же можно сказать и о Карлесе Решаке. Важный элемент тренерского штаба Кройффа, легенда барселонизма и, как его называли, идеолог «дрим тим», оказался неспособен создать коллектив и вести его к цели. Как и Гаспар «куле» до мозга костей, Чарли на своей первой пресс-конференции в должности главного тренера называл «Барсу» своей семьей и обещал в трудную минуту всегда прийти на помощь, где бы он ни находился. Минута, длившаяся уже не первый год, оказалась слишком трудной. Для исправления ситуации у Чарли были средства, но не оказалось времени. Чтобы его ему предоставили, нужна была хотя бы какая-то надежда. У Кройффа когда-то был Кубок Кубков, а за спиной — сильный президент, давший тренеру работать вопреки критике. У Решака за спиной был Гаспар, на чью волю в борьбе с медийной вакханалией полагаться было глупо. Но была у Чарли и последняя надежда, ½ финала Лиги Чемпионов против звездного «Реала» дель Боске. Учитывая состояние команды, еще и ослабленной в течение сезона перманентными травмами звезд, ничья на «Сантьяго Бернабеу» была достойным результатом, но она могла лишь подсластить домашнее поражение. К облегчению многих, Чарли покинул пост главного тренера, завершив сезон тем же, чем завершил прошлый — четвертым местом квалифицировал «Барсу» в Лигу Чемпионов. Сосьос и пресса. Две поверхности пресса. Для любого, кто примет этот вызов, будь он хоть трижды Легендой. Ничего особенного, всего лишь обычный удел служителей культа.

Решак вернулся в офисы и к функциям технического директора, оставаясь советником президента и скаутом. Пока президентом был Жоан Гаспар, Чарли имел влияние, но на безвольного Гаспара влияние имели многие, в том числе так ненавистная Решаку в последнее время каталонская пресса. Летом, когда Чарли спросили о возможном возвращении ван Гаала, он ответил, что решение будет принимать редактор издания «Sport» Касановас. С этого момента началось их открытое противостояние. Надо сказать, что Гаспар действительно принимал решение после совещания с представителями ведущих изданий. Ван Гаал вернулся в сопровождении хвалебных статей и интервью, где обещал изменить диктаторский подход к делу. Но дело не пошло: в середине сезона 2002/03 «Барса» шла в таблице двенадцатой, и Луи был уволен. Выбор преемника на тот момент ограничивался Сесаром Луисом Менотти и Карлесом Решаком. Несмотря на неудачный опыт, Чарли снова хотел вернуться. Но возвращение свое снова назвал «решением Касановаса», намекнув на чрезмерное влияние того на клубные дела. Касановас ответил открытым письмом со страниц газеты. В некрасивой ситуации свое слово должен был вставить президент, но Жоан Гаспар уже был не в состоянии что-либо контролировать. Через некоторое время, выдавив из себя компромиссное решение в виде назначения тренером Радомира Антича, президент-неудачник ушел в отставку.

В последние месяцы при Гаспаре Решак практически не выполнял никаких функций, кроме советника президента. Когда президент ушел, у него не осталось и этих функций. Новое временное руководство во главе с Энриком Рейной не видело для себя пользы в услугах Чарли, поэтому контракт, который заканчивался летом, был расторгнут в марте 2003 года. Летом «кулес», уставшие от неудач эпохи Гаспара, неразрывно ассоциировавшегося с Нуньесом, доверили клуб человеку, который довольно давно пользовался поддержкой Йохана Кройффа. Великий голландец незримо вернулся в «Барселону» вместе с Жоаном Лапортой. Война сторонников Нуньеса и Кройффа, которая с 1996 года не утихала, закончилась тогда победой последних. Чарли, хотел он того или нет, в этой войне выбор сделал, а это означало, что его эпоха в «Барселоне» подошла к концу.

Он уходил как и пришел — в тяжелый период безвременья и экономических проблем. Можно сказать, что его эпоха похожа на замкнутый круг. А можно, помятуя о двух очень похожих шестнадцатилетних периодах — что на лежащую на боку восьмерку… Истина о том, что запоминается последнее верна, но не когда это последнее — всего лишь штрих в картине четырех десятилетий преданности, да и само этой самой преданностью порожденное. Преданностью иногда слепой и отчаянной, но вписавшей имя в историю его клуба, его народа и сердца «кулес».

Он уходил, чтобы играть в гольф, работать комментатором на радио и телевидении, писать о футболе. Но прежде всего — о «Барселоне». Он и тогда продолжил дело своей жизни. Все в том же квадратном километре. И в тех же цветах. Просто вне клуба, где уже без его участия начиналась новая

 

Эпоха Возрождения