В 1988 году пришел Кройфф, и «Барса» навсегда забрала мяч. С тех пор продолжается самый успешный период в ее истории (за последние 25 лет завоевано больше титулов, чем за почти 100 предыдущих). Но самый большой успех — идея, которая была развита, превратившись в генезис современного футбола, настолько, что победу Испании на Чемпионате Мира 2010 года невозможно осознать без наследия Кройффа. «Если мяч у тебя, у другого его нет», — всегда говорил Йохан, человек, который, как сказал в 2006 году Гвардиола, тогда еще даже не тренер, «построил Сикстинскую Капеллу». 

Эта «Сикстинская капелла» выросла на фундаменте, который до сих пор достаточно прочен, чтобы поддерживать атакующий футбол, изменивший историю «Барсы». Повторяясь круг за кругом от поколения к поколению, с неизбежными отклонениями от первоначальной идеи, клуб ведет футбольную летопись, которой у него не было до этого. Сейчас существует идея «Барсы», то, что породило «Большой взрыв» 2009 года.

 

Кройффизм, свет, который изменил все (1988-1996)

 

«Он открыл новый мир, о котором никто из нас не знал», — всегда говорит Гвардиола о влиянии, которое оказал Кройфф. Первопроходчески, интуитивно, гениально, бессистемно, но с идеей настолько мощной, что она уничтожила старые страхи и пораженческие традиции клуба. 

История «Барсы» делится на до и после Йохана Кройффа (аллюзия на до и от Рождества Христова, инициалы Кройффа также JC — прим. переводчика). Ни один тренер не продержался столько на «Камп Ноу». Восемь трудных лет, в течение которых были заложены истоки (в 1988 году родилась иррационально смелая команда, игравшая в три защитника), достигнута вершина на «Уэмбли» в 1992 году и у стен афинского некрополя два года спустя та команда превратилась в руины. Он ее породил, он же ее уничтожил. Когда Йохан хотел все восстановить, ему не дали остаться. 

 

Тяжелая травма посткройффизма (1996-2000)

 

Расставшись с Кройффом в довольно грубой манере за несколько часов до матча с «Сельтой», даже не дав ему возможности попрощаться с «Камп Ноу», «Барса» вступила в период травмы. Жизнь без Кройффа с воспоминаниями о стольких завоеванных им трофеях оказалась настолько суровой, что такие опытные тренеры, как Бобби Робсон (Кубок Короля и Кубок Обладателей Кубков в первый же сезон) и Луи ван Гаал (Чемпионат, Кубок и Суперкубок Европы также в первый сезон) оказались в итоге сожраны воспоминаниями об идее.

Сэр Бобби дарил удовольствие от игры его команды-мечты, ведомой «марсианином» Роналдо (47 голов в 49 матчах), но всего один сезон. Сменивший его голландец продержался три, записывая все в свой блокнот, метод, к которому Кройфф никогда не прибегал. Президент Нуньес ушел в отставку и ван Гаал ушёл вместе с ним. 

 

Темные времена и наступление депрессии (2000-2003)

 

Самый сильный толчок афинского землетрясения случился лишь шесть лет спустя, в 2000 году, когда в «Барсе» начался кризис организационный (Гаспар сменяет Нуньеса), а также спортивный. Клуб переживает депрессивные времена, потому что встает на долгий путь неудач (пять лет без единого трофея), в то время как ностальгия по эпохе Кройффа оказывает разрушающий эффект.

Даже тот, кто был его правой рукой на протяжении многих лет не смог вернуть клуб на путь первоначальной идеи (Карлес Решак встал у руля после увольнения Кройффа, чем породил с ним необратимый раскол, а затем вернулся на этот пост в 2001 году). «Барса» была дезориентирована. Двигалась без направления. 

 

Воскрешение с Франком и Роналдиньо (2003-2008)

 

Два последних года депрессии скрасила улыбка. Улыбка Роналдиньо, которая осветила новый путь. Вместо иссохших «нуньизма» и «постнуньизма» в 2003 году появляется эффективная команда Лапорты, чтобы модернизировать «Барсу» и вернуть ее сущность. Он делает ставку, в том числе под влиянием Кройффа, на Франка Райкаарда, чтобы «восстановить Сикстинскую Капеллу», как потом скажет Гвардиола.

Как? Очень просто. Оглядываясь назад, извлекая на свет футбольные ценности, которые казались потерянными, используя также и семена, что посеял ван Гаал, хотя и не успел воспользоваться их достоинствами: Пуйоль, Хави, Вальдес, Иньеста. Ронни улыбался, Франк нашептывал, а на подходе было что-то невиданное доселе. Да, это был он. Это был Месси. 

 

«Гвардиолизм» претворяет утопию в жизнь

 

Кройфф принес идею, ван Гаал хотел упорядочить ее на бумаге, Райкаард освободил ее, а Гвардиола сублимировал, достигнув невозможного: 14 трофеев из 19 возможных. Это, конечно, «Барса» Месси (сначала игравшего на фланге, затем фальшивую девятку), «Барса» неповторимой полузащиты (Хави, Бускетс, Иньеста), которая навеки вошла в историю футбола.

Она изменила взгляд на игру, став вехой современного футбола, вплоть до того, что американская газета «Wall Street Journal» недавно назвала ее в числе лучших шестнадцати команд в истории спорта. 

 

Трезубец как опора «постгвардиолизма»

 

Гвардиола ушел, но остался Тито, хотя трагедия прервала эту преемственность. Затем на «Камп Ноу» пришел Тата Мартино (единственный год, когда вся система пошатнулась, едва не погребя самого Месси) и в конце концов появился Луис Энрике.

Он по-своему эволюционировал идею, хотя и принес полузащиту в жертву власти «трезубца». Нечто большее, чем просто нападение. Иной способ играть, с новым Месси (вернувшимся на правый фланг), классической «девяткой» Суаресом и гениальным левым вингером Неймаром. Безостановочная машина по забиванию голов. В первый сезон после поражения на «Аноэте» наладились игровые связи и был сделан триплет. Но первоначальная идея постепенно размывалась. 

 

Трофеи «Барселоны» до и после «Уэмбли»-92

 

Источник: