Перейти к основному содержанию

Мария Тейшидор: «Не всё в наследии Бартомеу было плохим»

Интервью бывшего директора Клуба
9 Июля 2022, 19:43
19
Мария Тейшидор: «Не всё в наследии Бартомеу было плохим»

Мария Тейшидор (Барселона, 1975) стала членом Совет директоров «сине-гранатовых» в 2015 году, но спустя пять лет ушла в отставку вместе с другими директорами из-за несогласия с действиями Жозепа Бартомеу. Тем не мнее, Тейшидор не считает, что всё наследие предыдущего правления, с которым столкнулся Жоан Лапорта, носит исключительно негативный характер. Есть и положительные моменты. Например, женский футбол.

– Вы безуспешно пытались возглавить женскую профессиональную футбольную лигу...

Это стало ударом для меня. Была ведь очень хорошая возможность построить что-то своё, новое, а не копировать с мужского футбола... Мой вывод таков: нынешнее руководство ещё не готово что-то менять и делиться властью.

– У вас была власть в «Барсе»... Почему вы ушли в отставку?

Нас было несколько человек. Мы сделали это из-за событий, которые стали достоянием общественности, например, из-за так называемого «Барсагейта». Последствия пандемии также привели бы нас к катастрофе, если бы не были приняты решительные меры, которые те из нас, кто работал в экономической и юридической сфере, считали необходимыми.

– Был ли «Барсагейт» спусковым крючком?

Это был «идеальный шторм». Как директор вы несёте солидарную ответственность за коллективные решения, но есть то, что вы не хотите брать на себя, потому что это делает вас соучастником. В то время я возглавляла Комитет по контролю и прозрачности. Тот факт, что правила, которые мы сами себе установили, нарушались, сделал невозможным нашу дальнейшую работу в Клубе.

– Выплаты компании I3Ventures были разделены на части...

Это делало их незаметными. Они были вне нашего поля зрения, хотя должны были пройти через утверждение Советом директоров, ведь их стоимость превышала один миллион евро.

– Вы что-то подозревали?

Мы ничего не знали. Мы были очень неприятно удивлены.

EFE– Что вам сказал Бартомеу?

Его объяснения нас не убедили. Мы настаивали на проведении внешнего аудита, и расследование привело к нашей отставке. Всё произошло очень быстро. Мы узнали об этой ситуации в феврале, в марте всё обсудили, а в апреле подали в отставку.

– Одна из любимых фраз Жоана Лапорты заключается в том, что наследие, оставленное ему, было ужасным.

Из-за контрактов игроков наследие и правда тяжёлое, этого я не собираюсь отрицать, но это излишние обобщение. Наследие – вещь глобальная, но женская «Барса» почему-то никогда не включается в него, равно как и не говорится о том, что если сегодня знаменитые «рычаги» приводятся в действие, то это благодаря наследию, созданному нашим правлением.

– Что вы имеете ввиду?

BLM и Barça Studios – это проекты, которые позволяют нам использовать коммерческие возможности с прямым управлением мерчандайзингом. Также при нашем правлении был получен наибольший за всю историю Клуба доход. Именно поэтому бренд «Барса» сегодня всё ещё достаточно силён, чтобы привлечь хороших спонсоров, инвесторов, партнёров... Следует быть более аккуратными в высказываниях. Не стоит всё сваливать на предшественников. Да и пандемия...

– Разве не было подушки безопасности на случай возможных непредвиденных обстоятельств?

Взрыв пороховой бочки такого масштаба был неожиданным, он нанёс вред всей мировой экономике. Игнорировать этот контекст, чтобы указать пальцем на одного человека [Бартомеу], как на главного злодея, это уж слишком.

– Почему «Реал» вернул былые позиции без особых проблем?

Управление клубом, во главе с Флорентино Пересом, было консолидированным и стабильным на протяжении многих лет. Там работает команда профессионалов, которая практически не претерпела изменений за эти годы. Они воспользовались пандемией, чтобы реконструировать «Бернабеу». Они знали, как извлечь выгоду из сложившейся ситуации.

– Является ли Суперлига решением проблемы?

Европейский суд может пролить на это свет в ближайшее время. Речь идёт о новых возможностях. Небольшие клубы должны дышать свободно, но очевидно и то, что нужны перемены. Однако, нельзя вот так рубить сплеча. Объявление проекта Суперлиги было сделано очень резко, без учёта всех заинтересованных сторон, включая УЕФА.

– Что вы думаете о продаже части телевизионных прав?

В краткосрочной перспективе это хорошее решение, ведь помогает в трудную минуту. Но если вы заключаете сделку в последний день [финансового года], ваша позиция на переговорах весьма слаба. Я думаю, что Sixth Street заключило соглашение на очень выгодных для себя условиях. Если доходы за сезон от телеправ составляют 250-300 млн, а вы передаёте кому-то 10% от них сроком на 25 лет, то вы их закладываете. Вы отдаёте долю активов, и с течением времени начинаете терять доход. В таких вопросах нужно быть более изобретательными.

– Ведутся споры о том, грозит ли клубу потеря текущей модели владения?

У нас уникальная модель, все сосьос Клуба заботятся о ней, и мы не хотим от неё отказываться. Чтобы не потерять её, мы должны быть особенно внимательны к управленческим решениям. Конкурировать с клубами с ограниченной ответственностью и клубами-государствами очень сложно, но мы должны иметь механизмы, которые предотвращают переход на другую модель владения. В этом смысле меня беспокоит снижение уровня профессионализма в Клубе.

– У «Барсы» нет генерального директора...

Примечание: после отставки Феррана Ревертера, Лапорта так и не нашёл ему замену, поэтому основные обязанности, закреплённые за этой должностью, возложил на себя.

Я не думаю, что это правильно в реалиях XXI века. Мир спорта сильно изменился. Следует быть осторожным в таких вещах.

– Лапорта: «Клуб может управляться как семейный бизнес...»

Это не соответствует тому, о чём я говорю. «Барса» не принадлежит какой-то одной конкретной семье, она принадлежит 150 тыс. сосьос. И мы все должны это ощущать. Лучшей гарантией этого является ситуация, в которой Клубом управляют профессионалы.

– Вас не убеждает работа нынешнего руководства?

Изначально сформированная команда была распущена уже через 5 месяцев. Мне трудно это понять.

FC Barcelona– Вам, наверное, нравится Spotify?

Это современная компания, хороший партнёр. У обоих брендов есть общее поле для сотрудничества, но я не знаю деталей, потому что нам их не предоставили.

– Когда компания такого масштаба просит о конфиденциальности, трудно не согласиться...

Это логично во время ведения переговоров, но когда уже всё решено, вам следует предоставить больше информации на Ассамблее, чтобы можно было оценить ситуацию. Отсутствовала прозрачность.

– Можно ли было избежать уплаты комиссионных за эту сделку?

Примечание: речь идёт о футбольном агенте Даррене Дэйне, который выступил посредником при заключении сделки «блауграны» со Spotify, и получит за это примерно 2-4% комиссионных от общей суммы, прописанной в соглашении.

У «Барсы» должна быть команда профессионалов, способная самостоятельно налаживать подобные контакты, и не зависеть от агентов.

– На новом фасаде Spotify Camp Nou изображены три футболиста и три футболистки.

Я думаю, это замечательно. Кстати, поздравляю женскую команду с двумя мировыми рекордами посещаемости стадиона.

– Вы не испытываете нехватку признания за плоды вашей работы на почве женского футбола?

«Барса» должна быть выше отдельных личностей, и хорошо, когда в Клубе признают, что на каждом этапе принимались правильные решения. Важно проследить главную нить в этой истории, а игнорировать очевидные факты – это абсурд. Импульс для успехов в женском футболе был придан в 2015 году правлением Бартомеу.

– Семьи, -измы, группировки…

Мы должны преодолеть эту войну сторон, в которой мы завязли, и перейти к сценарию сотрудничества. Обратное наносит вред Клубу. Каждый раз, когда приходит новая команда, она всё уничтожает. Я предпочитаю благодарность и последовательность... Словом, Клубу нужна преемственность. Мир меняется. Я искренне верю в другой стиль руководства, в феминизацию менеджмента...

FC Barcelona– Остался бы Месси при таком новом стиле управления?

(Смеётся). Месси остался бы, получив правдивый ответ о текущем положении дел и реалистичный план на будущее. Ситуация требовала креативного подхода. То, что он покинул Клуб, меня, как и многих других куле, не обрадовало.

– При вас зарплаты игроков резко выросли. Доходы были большие, но вот прибыль – маленькая...

Это факт. Мы не раз обсуждали это внутри Клуба. Когда у вас есть такое солидное поколение игроков, трудно правильно выбрать время для его смены. Это не было сделано хорошо, но это изначально непростая задача. Пандемия также изменила наше мировоззрение. До этого риски были меньшими.

– И это стоило вам большѝх денег…

Очень хорошие игроки могут не подойти «Барселоне» из-за специфического стиля игры. Это случилось с Коутиньо. Мы все были в восторге от его подписания, а потом...

Фото превью – Xavier Cervera (La Vanguardia), подложки – EFE

Нет голосов