Пожалуйста, авторизуйтесь

Логин
Пароль

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Регистрация
Логин (мин. 3 символа):*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Адрес e-mail:*
Имя:*
Фамилия:
Дата рождения:* DD.MM.YYYY
Выбрать дату в календаре
Пол:
Фотография:
Страна:
Город:
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

31 Января 2018, 12:00

Ориоль Торт. «Душа Ла Масии»

Ла Масия, Ориоль Торт

Ольга Пищикова


Автор переводов

31 января 2018 года одному из отцов Ла Масии исполнилось бы 89 лет. 

«Барселона» не стала бы тем клубом, который сегодня известен во всем мире, если бы не фигура постоянно остающегося в тени Ориоля Торта (1929-1999), легендарного охотника за талантами, который за руку привёл в команду ключевых игроков мирового футбола — Гвардиолу, Иньесту и Хави. Его роль в клубе всегда была одной из важнейших. Он посвятил «Барселоне» сорок лет — почти всю взрослую жизнь — чтобы создать эффективную и продуктивную молодёжную академию, в которой учатся играть и понимать тот футбол, в которой сегодня играют «сине-гранатовые».

Начнём с того, что Ориоль Торт посчитал бы публикацию статьи о себе чем-то из ряда вон выходящим, не говоря уже о гениальной идее подарить обновлённой Ла Масии, где тренируются десятки мальчишек и которую он развивал с нуля, его имя. Легендарный скаут, который нашёл среди просто способных ребят настоящие алмазы: Фабрегаса, Де ла Пенью, Амора, Вальдеса, Габри, Иньесту, Хави, Серхио Бускетса, Тьяго Алькантару и многих других. Он бы, конечно, отшутился, что это не составило ему никакого труда. Но никто бы не узнал их имен, если бы не Ориоль Торт. Именно поэтому Ла Масия носит именно его имя. Имя легендарного скаута и тренера молодых игроков «Барселоны».

Он был скромным, простым человеком, жившим верой в «Барселону» и её манеру игры, которая пришла в клуб откуда-то из Голландии и Восточной Европы с появлением Йохана Кройффа.


В Клубе Ориоль примерял различные роли. Он был и игроком, и тренером мальчишек младше 13 лет, пока не стал руководителем молодёжного направления в 1977 году. Но только с приходом на пост президента Нуньеса в 1978 году он стал «охотником за молодыми талантами» и руководителем футбольной академии Ла Масия, в которой искусству футбола обучались те, кто в будущем мог бы стать достойной заменой основному составу. 

«Поначалу он просто тренировал мальчишек, но позднее Нуньес поручил ему управление Ла Масией. Сначала его работу мало кто воспринимал всерьёз, но потом команда начала побеждать. Тем не менее, он всё равно держался в тени. Поэтому сегодняшний день — особенный, и мне жаль, что его сегодня нет среди нас», — вспоминала Марта Торт, дочь Ориоля, на одной из торжественных церемоний.

Интересно, что Торту удавалось совмещать свою работу в клубе с постоянной работой в качестве менеджера по продажам в фармацевтической компании. После работы и по выходным он проводил всё время, будучи погружённым в футбол. Иногда, в напряженные периоды сезона, он мог посетить 15 или 20 матчей подряд. За более чем 30 лет ежедневного труда он просмотрел  сотни  и тысячи мальчишек, которые и представить себе не могли, что за их игрой с трибуны, затерявшись в толпе, внимательно наблюдает скаут «Барселоны». Это был его способ работать, и он полностью оправдал себя.

Так, однажды он приметил мальчика, игравшего за «Химнистик Манреса». Он был ловким и хитрым и запросто управлялся с мячом. Он был тем, кого искал Ориоль Торт. Мальчик достаточно агрессивно атаковал, что отлично подходило под стиль игры «Барселоны», заложенный голландцами Кройффом и Михелсом в надежде создать команду мечты, отвечающую трём главным требованиям — сообразительность, способность, скорость. Это худощавый мальчик идеально вписывался в концепцию. Звали того мальчика — Пеп Гвардиола.

«Ориоль Торт был мудрейшим человеком. Таких, как он, больше нет. Он приходил и работал часами, пока не добивался того, что ему было нужно. Именно благодаря таким людям, как он, “Барселона” стала тем, кем стала», — утверждает Гвардиола.

Легендарный скаут помимо своих очевидных козырей грамотно использовал самый главный: он разговаривал с родителями маленьких футболистов. Он умел убеждать их и получал согласие на то, чтобы талантливый мальчик оказался в Ла Масии, где он сможет развиваться и играть в футбол, не забывая об учёбе. Более того, Торт заверял их, что дети будут расти в атмосфере, построенной на товариществе и уважении. А если все пойдет хорошо, то они станут игроками основного состава.


Торт был не из тех, кто полагался на случай. Он частенько обедал с мальчишками в столовой Ла Масии, шутил, болтал с ними, как старший товарищ, и поддерживал их. Он заставлял их смеяться, он играл с ними, он помогал тем, кто скучал по семье и дому. Он с особой заботой помогал тем, кто приехал в Каталонию издалека, иногда забирая их к себе в дом на все выходные, где они могли почувствовать себя как дома. Не было в клубе человека более отзывчивого и преданного своему делу.

«Он страстно любил то, что делал», — вспоминает Марта. — «Он редко рассказывал нам о работе, но наслаждался ею всегда. Я часто шутила, что он проводит с мальчишками из академии столько же времени, сколько и с родными детьми, и потому, когда они приходили к нам в гости, я называла их братишками».

Работа скаутов в «Барселоне» стала ещё более систематичной и профессиональной в 1980 году, когда в клуб пришел Хуан Мартинес Виласека, который по-прежнему работает скаутом в FIFA.  Он пришел прямиком из «Эспаньола» и сформировал прекрасный дуэт с Тортом. Вдвоём они проработали 28 лет без единого перерыва. С легкой руки Мартинеса все знали их как «Дрим Тим» молодежного направления клуба. Они занимали общий кабинет в старом здании, принадлежавшем «Барселоне», и этот кабинет был настоящей кузницей талантов.


Торт занимался мальчишками возрастом до 14 лет, а Мартинес — юношами до 19 лет. Именно он нашел для клуба Пуйоля, который попал в команду «в одиннадцатом часу», в 17 лет, по личной рекомендации Мартинеса. Мартинес был более молодой версией Торта. На самом деле именно ему своим появлением в клубе обязаны Сеск Фабрегас и Боян Кркич. Но разве это так важно? Оба скаута были сдержанными и скромными, а работали со страстью и с душой. Никаких компьютеров и мобильников, только старенький телефонный аппарат на столе. Мартинес частенько вспоминает, с каким задором шла работа и как хорошо они понимали друг друга. Иногда, в минуты веселья, они разыгрывали телефонные переговоры со знаменитостями мира футбола.

 «Возможно ли появление еще одного такого человека, как Ориоль Торт? Исключено. Никто не знает столько, сколько он знал, но мы делаем все, чтобы сохранить его дух в академии», — рассказывал директор Ла Масии Карлес Фольгуэра.

Торт никогда не вёл ежедневников, он всё записывал на маленьких бумажках, которые хранил в карманах пиджака. Вся информация об игроках хранилась в папках. Вся работа была построена на том, чтобы отсмотреть как можно больше матчей. У них не было выходных, так как они постоянно перемещались с одной площадки на другую. Это тяжелейшая работа, которую невозможно вести без самопожертвования и решимости. Это была команда из двух человек, которая посетила невероятное количество матчей и просмотрела тысячи способных мальчишек. Они посвящали всё свободное время не себе и даже не семье, а футболу. Они делали все, что от них требовала работа.

В 90-х труд стал приносить плоды. И что самое главное — к реализации была готова идея Михелса и Кройффа, которые ждали дня, когда смогут забрать в основную команду самых талантливых учеников Ла Масии. «Видеть, как такие молодые футболисты, как Иньеста, впервые выходят на «Камп Ноу» — вот, что было нашей наградой», — вспоминает Мартинес. Невозможно себе представить, сколько терпения, усилий, времени было положено на достижение цели. Хави, Иньеста, Гвардиола, Пуйоль — все они были подтверждением тому, что всё было не зря.

«Он всегда говорил, что видеть своих мальчишек играющими в основном составе — это уже великое счастье», — вспоминает Марта Торт.

Со временем система записей, которую для себя придумал Торт, стала пережитком прошлого. В офисе появились компьютеры и телефоны. Всем нужны были отчеты, файлы, исследования. Торт, никогда не занимавшийся бумажной волокитой, понимал, что закат его карьеры уже наступает.  Он осознавал, что футболу нужно развиваться в соответствии с требованиями времени. В последние годы его работы Мартинес помогал ему изо всех сил. Но эра Торта подходила к концу, и черту всему подвел страшный диагноз — рак костей. Причиной тому могла послужить вредная привычка — Торт очень много курил.

Он ушёл в 1999 году. На похоронах Гвардиола сказал, что в тот самый день  «Барселона» потеряла в мудрости. Хосеп Муссонс, член дирекции клуба, добавил: «Если бы мы взяли всех игроков, которых клубу подарил Торт, и выстроили бы их по кругу, нам не хватило бы и “Камп Ноу”». Но самое точное определение дал Висенте дель Боске:  «Ориоль Торт был в тени, но был так важен для клуба».

«Он подписал Гильермо Амора, Гвардиолу и Хави. Он видел, как они растут. Несмотря на то, что он не видел триумфа современной “Барселоны“, он видел, как его ученики добиваются успеха в основном составе», — уверена его дочь, «Он был очень скромным, и обязательно бы сказал, что это не только его заслуга. Но он был бы очень горд».

Горд, как и каждый, кто любит «Барселону».




Комментарии (1)



0
Руслан
Спасибо.