Мы с вами живём в удивительное время: счастливчики, мы можем воочию наблюдать за эволюцией Лионеля Месси. Однако в этой статье мы рассмотрим то, как карьера Месси пребразила саму игру.

В первой части эссе вы познакомитесь с одним из ведущих мировых специалистов и авторитетов по тактике, автором книги «Перевёрнутая пирамида: история футбольных тактик» Джонатаном Вилсоном. Во второй — почитаете идеи крупного испанского эксперта и автора трактата «Барса: создание величайшей команды всех времен» Грэма Хантера.

 

Тактическое наследие Месси

 

Некоторые утверждают, что команда, в составе которой есть игрок настолько одарённый, каким является Месси, не нуждается в тактике: построй крепкую платформу, дай ему играть и чаще будешь побеждать, чем уступать.

Но всё не так просто, как это и не было просто в том самом 1986 году, когда Марадона воодушевил Аргентину для победы на Чемпионате Мира. Марадона блестал в том турнире, но его высвободила схема «3-5-2», построенная тренером Карлосом Билардо. Это было построение, которое не только устанавливало базовую формацию, но и давало Хорхе Бурручаге возможность прорываться из средней линии и получать сквозные передачи, оттягивая на себя защитников; также давало чрезвычайно одарённому центрфорварду Хорхе Вальдано и крайним форвардам Рикардо Гиусти и Хулио Олартикоечеа шансы вскрывать центр и фланги.

Присутствие Месси в команде разумеется играет огромную роль. Тактика как таковая — это замечательно, но присутствие Месси на поле означает, что тактика команды, за которую играет Лионель, является гибкой и зависит от противника. На это и указывал Жозе Моуриньо в мае 2015 года, после того как «Барселона» одержала победу над мюнхенской «Баварией» в полуфинале Лиги Чемпионов. «Одно дело — это обычная команда, и другие дело — это команда с Месси… Когда люди анализируют игру команд, им стоит помнить, что этот парнишка меняет все базовые принципы», — так говорил Моуриньо согласно «Independent».

Всё так, но контраст между эффективностью Месси в клубе и в сборной за последнее десятилетие предполагает, что создать правильный тактический план для Месси, по аналогии с тем, как Билардо создал план для Марадоны в 1986 году, является задачей весьма нетривиальной. Поскольку Месси уникально одарён, тренеры могут претворить тактические задумки, о которых без Лео в команде они не могли бы и мечтать. Таким образом, он формирует нынешнюю тактическую эволюцию.

 

Широкие горизонты

 

В Ла Масии, знаменитой юношеской академии, игроков учат с самого детства, как играть в том же стиле, в котором играет основная команда. Это означает, что они должны, по крайней мере в теории, суметь влиться в более старшую категорию без особых проблем.

Это схема «4-3-3», и игра, основанная на владении мячом и прессинге. Проблема Месси была в том, что он не укладывался в шаблон ни одной из позиций в формации «4-3-3». Его концепция игры была чисто аргентинской. Он себя видел в качестве десятого номера, как Марадона, он хотел быть «энганче», то есть «крюком», оперирующим позади двух страйкеров, обеспечивая связь между нападением и полузащитой в схеме «4-3-1-2».

Алекс Гарсия, который был тренером Месси в сезоне 2002/03, когда тот играл за «Барсу» категории до 16 лет, использовал Лионеля на правом фланге атаки. «Он не любил оставаться на фланге», — рассказывал Гарсия Гильему Балаге для биографии Месси. «Он говорил мне, что будет играть там, но пользовался любым шансом сместиться в центр. Это в порядке вещей: на такой талант тормозные колодки не приладишь. И тогда я начал ставить его играть на разные позиции. Я осознанно приучал его быть разносторонним».

Но, куда бы Гарсия не ставил Месси, тот неизменно перемещался в центр поля. Когда Месси стал играть за первую команду, произошла аналогичная история: он формально играл справа, но постоянно «соскальзывал» в центр на позицию позади центрфорварда. Вскоре этот манёвр перестали рассматривать как проблему, и он стал неотъемлемой частью игровых планов «Барселоны», тем более что в это время в команде был еще один суперодаренный игрок, который любил смещаться в центр, но уже с левого фланга: Роналдиньо.

Все три центрфорварда в команде — Самуэль Это’О, Эйдур Гудьонсен и Хавьер Савиола — были умными, мобильными игроками, которые были рады или отойти поглубже, или создать пространство для манёвра крайним нападающим. Это создавало естественное вихревое движение, с которым защитникам совладать было крайне сложно.

И только с прибытием в команду Дани Алвеса из «Севильи» идея атаки с фланга по-настоящему развилась под воздействием Пепа Гвардиолы.

Предшественник Алвеса на правом фланге Джанлука Дзамбротта был заточен под атаку, но Алвес стал ещё более атакующим игроком, а между ним и Лионелем Месси возникло взаимопонимание, давшее возможность поочерёдно меняться местами, а также занимать фланг при смещении Месси к центру.

Это создавало сразу две проблемы для защитников. Во-первых, Месси получал мяч под свою любимую ногу, в то время как защитник был вынужден действовать свой слабой ногой.

Это преимущество было настольно выраженным, что когда в сезоне 2006/07 году «Ливерпуль» выбил «Барсу» из Лиги Чемпионов благодаря голам на выезде, тренер манкунианцев Рафа Бенитес переставил правоногого Альваро Арбелоа с правого фланга защиты на левый, дабы уравнять шансы защиты в ответном матче. Как одноразовая тактика, это сработало достаточно хорошо, но подобное не могло стать перманентным методом борьбы со смещающимся в центр Месси. Частично причиной такого успеха манёвра Лео стал Дани Алвес, который никогда не был выдающимся защитником, но в атаке выжигал всё живое. С 42 голевыми передачами за карьеру Алвес стал лучшим ассистентом для Месси, подсчитало как-то издание «the Sun».

Если фулбек играл немного ближе к центру, чтобы отрезать путь для Месси, это давало Алвесу пространство для маневра. Если защитник пытался зажать Алвеса на фланге, в центр с мячом уходил Лео. Но преимущество от возможности уйти с фланга в центр стало развиваться и дальше.

В 2009 тренер «МЮ» Алекс Фергюсон начал ставить эксперименты со смещениями Криштиану Роналду в центр, в то время как Руни уходил на фланг. Он сделал перестановку после ничьей в первом матче четвертьфинала Лиги Чемпионов против «Порту», в которой Али Сисокко, оставленный без присмотра Роналду, мог беспрепятственно бороздить левый фланг.

Хотя изначально мотивация для перестановки была оборонительной, чтобы Руни мог лучше присматривать за соперником, в атаке она также дала результат.

«Когда форварды атакуют, смещаясь с фланга в центр, они куда более опасны», — утверждал Фергюсон в интервью «the Guardian», — «Несколько странно видеть, как центрфорварды уклоняются от опеки защитников, смещаются на фланг, дальше от ворот. Нападающие, смещающиеся в центр, куда более опасны, думаю я. Когда Тьерри Анри играл в центре, и сейчас там играет Руни, они пытаются избежать опеки и создать пространство, уходя шире и уводя с собой защитника, но это также делает их менее опасными для вратаря».

Изменение фронта атаки с «W» на «M», или 3-2-2-3 на четверых защитников в поздние 1950-е года и ранние 1960-е имело огромное влияние на то, как играли крайние нападающие. Против троих защитников стандартным методом атаки было быстрое переключение игры с фланга на фланг. «Защитник на дальней стороне поля всегда подстраховывал опорника, поэтому у крайнего нападающего всегда было пространство для манёвра и приёма мяча после перевода того на фланг длинной передачей», — рассказывал тренер Уэльса 1964-1974 годов Дэйв Боуэн, когда я брал у него для написания «Перевёрнутой пирамиды». «С четырьмя защитниками куда проще играть плотнее на флангах, поскольку форварды не могут разгоняться в свободных пространствах. При тесной опеке крайний нападающий теряет преимущество».

При четырёх защитниках один из центральных может подстраховывать того, что помогает на фланге. Фактор пространства для ускорения критически важен. Гораздо проще прикрыть нападающего, когда к моменту противодействия защитник уже сравнялся с тем в скорости. Одной из ключевых целей в развитии теории тактики за последние полвека была попытка создать операционный простор для нападающих.

Один из методов — играть по диагонали. Если защитник в трех метрах от форварда, пространство может быть создано методом атаки точки в трех метрах от фулбека. Играя по гипотенузе, форвард, оказавшись на линии с защитником, уже пробежал 4,24 метра и разогнался. Но это требует отличной ориентации в пространстве и понимания углов. Это возможно, но очень трудно.

Месси наверняка не был первым форвардом, который стал атаковать по центру, заходя с фланга. Это было распространено, например, в Италии в 1970-х, когда один из двух форвардов располагался слева для оперативной связи с левым защитником, в то время как на правой части поля играли более традиционно. Но мало кто мог делать это так успешно, а тем более так здорово взаимодействовать с латералем как Месси.

 

Появление ложной девятки

 

Идея того, что центрфорвард может не просто играть вокруг штрафной площадки в поисках голов, существовала и раньше, ещё со времен форварда сборной Англии и «Коринтиана» Г.О.Смита в 1890-х.

Такие игроки, как Йохан Кройфф, Маттиас Синделар, Нандор Хидегкути и Альфредо Ди Стефано, в разные времена играли в роли нападающего, в задачи которого входило как создание свободного пространства, так и голевых шансов. Это также было присуще Микаэлю Лаудрупу в «Барселоне» Кройффа 90-х, когда в полузащите играл Гвардиола.

Месси, тем не менее, развил эту концепцию дальше.

В мае 2009 года «Барселона» отправилась на «Бернабеу» для игры с Мадридом, который подобрался на четыре очка за пять матчей до окончания сезона. Гвардиола осознавал, что центральные защитники «Мадрида» Фабио Каннаваро и Кристоф Метцельдер были готовы играть против традиционного силового центрфорварда, так что он принял решение поставить в центре Месси, как он делал короткими промежутками в течение сезона, а Это’О — справа.

Мадрид открыл счёт, но после этого Месси показал одну из величайших игр в своей карьере. Он забил дважды, а «Барса» одержала победу со счётом 2:6.

С тех пор и до появления в команде Луиса Суареса, Месси регулярно играл на позиции ложной девятки. Что важно, игра из глубины и создание пространства для партнеров не повлияло на его результативность: 47 голов за «Барсу» в сезоне 2009/10, 53 в 2010/11, 73 в 2011/12 и 41 в 2013/14.

После Месси концепция ложной девятки стала общепринятой в множестве своих воплощений, таких, как Равел Моррисон в «Вест Хэме», который по существу приспособил эту позицию под себя, естественно, с меньшей эффективностью, Фирмино из «Ливерпуля», который играет по всему фронту передней линии, Сеск Фабрегас в сборной Испании, который отвечает в команде за перемещением мяча между талантливыми исполнителями.

 

Типаж Месси

 

Месси в какой-то мере повезло в том, что он вышел на пик свой карьеры в те времена, когда футбольный мир стал поощрять игроков, обладающих меньшей физической мощью, но более высокой техникой. Более суровые наказания за атаку соперника сзади были приняты перед Чемпионатом Мира 1998 года, в том время как перемены в правилах оффсайда ещё больше затруднили защитникам жизнь. Между сезонами 1997/98 и 2009/10 среднее количество офсайдов за игру в Английской Премьер-Лиге снизилось с 7,8 до 4,8 по данным «Opta» («the Guardian»).

В плане того, как стала проходить игра, эффективная игровая площадь — расстояние между последними защитникам обеих команд — выросло с 36,5 метров до почти 64 метров. Это, в свою очередь, сделало игру менее загруженной силовыми столкновениями. Маленьким игрокам стало намного легче избегать противодействия со стороны крупных. Можно предположить, что стиль «Барселоны» Пепа Гвардиолы был бы невозможен до этих перемен правил.

Собственно, так и происходят радикальные перемены в футболе: счастливое сочетание игрока или игроков, обладающих определёнными качествами, просвещённый тренер и внешние обстоятельства. Система «Барселоны» и изменения правил привели к расцвету Месси, но и он в то же время добавил искру креативности, которая «выжигала» защиты, выстроенные слишком глубоко. У сборной Испании этого не хватало, так что их игра, основанная на тех же базовых принципах, зачастую приводила к «стерильным», минимальным победам со счётом 1:0.

Месси — игрок уникального таланта. Его просто невозможно копировать. Но, тем не менее, его пример изменил игру. Стали появляться другие маленькие, высокотехничные игроки, его пример свидетельствует о том, что в футболе не требуется недюжинная сила для тех, кто одарен интеллектуально и технически. Ложные девятки никогда не будут частым явлением, но они сейчас появляются чаще, чем когда-либо в истории. Но, пожалуй, самым интригующим аспектом явилось понятие постоения атаки с фланга, с того участка поля, на котором, казалось, существовала пустошь в системе 4-2-3-1, с пространством между центральным защитником, крайним защитником и опорником. С Суаресом и Неймаром в составе, Месси вернулся на правый фланг за последние полтора сезона. Возможно, только сейчас мы начинаем осознавать, насколько эффективна может быть игра по диагонали.

На этой мысли, позвольте мне передать слово моему хорошему другу Грэму Хантеру.

 

Вдохновение

 

Я потерял счёт тому, как часто игроки «Барселоны» говорили мне, что у них закончились эпитеты для описания Месси.

Большинство сходятся во мнении, что он величайший игрок… в истории. Отчасти оттого, что те, кто играет с Месси давно, лишены способности придумывать новые методы описания дарования и заслуг аргентинца, а отчасти оттого, что обсуждение Месси в итоге всё равно сводится к основным четырём вопросам.

  • Величайший ли он игрок всех времен?
  • Лучше ли он, чем Криштиану Роналду?
  • Одержит ли он победу на Чемпионате Мира, и насколько это важно для оценки его заслуг?
  • Что он ещё придумает в следующем году, чтобы преобразить себя и поразить нас ещё больше?

В рамках этих четырех вопросов, а они составляют основу любой дискуссии о Месси, очень быстро заканчивается то, что можно обсудить. То, что действительно представляет интерес, так это то, насколько его карьера, его стиль игры, его поведение, его отношение, его развитие и его способность вдохновлять повлияют на футбол как на вид спорта в целом.

Мы можем беспокоиться, что есть реальный, печальный риск того, что возникновение, доминирование и отношение к делу Месси, которое многих могло бы научить, будет в итоге проигнорировано или не понято.

Когда спортивный гигант появляется на горизонте, пусть он даже ростом в метр с кепкой, есть тенденция считать, что он один такой навеки и нечему тут учиться.

Мы все понимаем, что такого, как Месси, в обозримом будущем ждать не приходится. Барселонский и аргентинский маэстро настолько уникален, что если аналогичный талант появится в ближайшие 20-30 лет, то это будет неслыханной удачей.

Но игроки с его общим набором умений? Игроки, столь одаренные технически и столь невеликие ростом? Будет немало по всему миру.

Месси вдохновил каждого из них.

 

В поисках Лео

 

Возможно ли, что, оглядываясь назад через много лет, специалисты будут утверждать, что карьера Лео изменила то, как ведущие клубы стали подходить к вопросу подбора игроков?

Говоря по сути, вряд ли. Вероятность того, что ведущие клубы Европы посмотрят на историю Месси и пойдут рыть носом землю в поисках футбольного самородка, которого они могли бы развивать с 13 лет, стремится к нулю.

Тем не менее, когда будут приниматься решения о конкретных талантах, отчасти благодаря Месси, будет ли следующее поколение скаутов размышлять иначе, с более авантюристическим подходом к игрокам, попадающим в их поле зрения?

Альберт Бенайгес, бывший тренер Ла Масии, известный тем, что растил молодого Андреса Иньесту, рассказывал мне в 2012 году, что «Барселона» находится в состоянии постоянной конкуренции на матчах и в турнирах со скаутами всей Европы. Но «Барса» постоянно выбирает игроков, которых скауты других клубов игнорировали как недостаточно больших, высоких и быстрых.

Блестящий аргентинец совсем не одинок в этом.

Он находится в авангардной группе, в которой Андрес Иньеста, Хави, Давид Сильва, Давид Вилья, Сеск Фабрегас, Месут Озил, Марко Вератти, Пол Скоулс и Филипп Лам, среди многих футболистов, не отличающихся богатырской статью. Становится совершенно очевидно, что в нашу эру чистое мастерство может и чаще всего будет доминировать над атлетическими данными.

Возьмите Рияда Мареза — сенсацию Английской Премьер-Лиги из «Лестера» и подумайте, сколько раз его игнорировали скауты и менеджеры, сколько времени у него заняло, чтобы его талант получил признание на фоне сравнительно скромных физических данных.

Марез, чья публично заявленная цель в жизни была играть за «Барселону», чей стиль был сформирован по лекалам, прочерченным Месси, Хави и Иниестой.

И, тем не менее, Мареза игнорировали, потому что он был слишком похож и на Месси, и на Хави, и на Иньесту.

Стив Волш, главный скаут «Лестера», который откопал этого футболиста-сенсацию с набором умений, которые, может быть, и не совсем на том уровне, но всё же явно намекают на аналогию с Месси, рассказывал на телеканале своего клуба:

«Самое большое удовлетворение от работы я получаю, когда смотрю за игрой, например, Рияда Мареза. Это и сознание того, как дёшево мы его приобрели. Осознаёшь, сколько он теперь стоит, и невольно улыбаешься. Когда возникает потребность приобрести игрока на позицию, которую тренер выделил как приоритетную, у меня уже сделана половина работы, потому что у меня всегда есть на примете парень, который бы очень подошел клубу. Когда находишь этот алмаз, этот самородок — это для меня самая большая радость».

Это в точности то же самое ощущение, которое было у Чарли Решака через несколько месяцев после того, как он впервые увидел Месси, и, напуганный тем, что клуб не заметил парня раньше, настоял на подписании удивительного мальчишки без промедлений.

Кажется естественным предположить, что, поскольку большинство европейских скаутов в прошлом не были выдающимися игроками, то и их выбор юных дарований находится под влиянием запросов по принципу «быстрее-выше-сильнее», нежели на естественном, электрическом таланте в компактном формате, таком, как у Месси.

Роб Мур, владелец и технический директор кейптаунского «Аякса», был достаточно хорош в своей игровой карьере, чтобы появляться на поле и в «Тоттенхэме», и в «Челси». Он привез в Европу Стивена Пинаара как раз в то время, когда стремительно развивалась карьера молодого Месси.

Даже во времена Месси Муру было сложно убедить британских скаутов и менеджеров в вероятности успеха карьеры Пинаара (он в итоге сыграл 229 матчей за «Эвертон»). Но он нашел Давида Эндта, в то время спортивного директора «Аякса», который увидел в движении и видении поля Пинаара молодого Йохана Кройффа.

Нынче запуская карьеру Кристиана Пулишича, Мур обнаружил, что, несмотря на относительную щуплость и невысокий рост американца, в 2015 году дортмундская «Боруссия» решила оценивать его целиком на основе способностей, характера и скорости.

Михаэль Зорг, спортивный директор дортмундцев, когда-то подписал контракт с Пинааром, а десятилетие спустя — с Пулишичем.

В тех случаях и в других — с Синдзи Кагавой, например — традиционные ценности клуба — технические способности, мастерство, скорость, интеллект и характер, были никак не менее важны, чем габариты.

Разумно предположить, что в клубах, управляемых сильными личностями, такими, как сэр Алекс Фергюсон из «МЮ», или мощными футбольными директорами, такими, как Зорк, Мончи из «Севильи» или Чики Бегеристайн из «Барселоны» и «МС», куда вероятнее подписание и развитие таких футболистов как Месси.

Те же критерии: способности, видение, техника без привязки к физическим данным могут быть основой для нахождения и развития самобытных игроков на постоянной основе.

Это куда менее вероятно в клубах, в которых новый менеджер прибывает и ломает все устои, а потом следующий и следующий, всё с новыми критериями и подходами.

 

 

 

Создание Месси

 

Я часто брал интервью у Месси. Мы говорили о различных аспектах его карьеры и отношения к делу.

Он ощущает себя в долгу перед «Барселоной» за то, что они его нашли, доверились ему и финансировали его лечение и развитие. Но всё было довольно близко к фиаско, и только удивительная прозорливость Решака не позволила игроку выпасть из обоймы клуба уже в течение первых недель. Игрок сам скептично отзывается о своём начальном периоде в юношеских командах на «Камп Ноу».

«Я встретил тренеров, которые пытались изменить меня, учить меня играть иначе… я же просто их проигнорировал и продолжал играть в свою игру», — рассказывал мне как-то Месси для моей статьи в журнале «Champions».

Так что не думайте, что его развитие было сплошной золотой нирваной достижения футбольного просвещения на базе «Барсы».

Может ли его развитие в молодежных командах «Барселоны» служить эталоном для создания следующих версий Месси?

Он научился преодолевать трудности ещё совсем ребенком (дефицит гормона роста и ужасная бюрократия), он играл в ранние годы свой молодости на засохшей грязи и гравии, и он играл на позиции крайнего нападающего, которую ненавидел.

Он прошёл в точности ту школу жизни, которую тренер «Дортмунда» Томас Тухель, по его словам, хотел бы воспроизвести, если бы снова стал директором по развитию молодежи в клубе. Хотя он изначально поддерживал это, но теперь он с ужасом наблюдает за современными трендами окружать молодых игроков роскошью, исходя из тезиса «лучшие условия приводят к лучшим результатам» и «если мы не дадим им всё, то они уйдут куда-нибудь ещё».

Тухель объявил себя сторонником того, чтобы создавать подобие среды, в которой расцвел талант Месси, несмотря на то, что, по словам Лео, та среда пыталась сделать из него «футболиста для настольной игры» и в течение длительного срока вытаптывала из него индивидуализм.

 

Наука Месси

 

Основное правило Тухеля гласит: «Игроки должны есть много, но выборочно». Его правило, несмотря на всю науку спортивного питания, куда более либерально, чем то, которое было введено в сезоне 2007/08 для того, чтобы попытаться избавить Месси от хронических травм.

«Барселона» разработала свой собственный план питания: меньше красного мяса, меньше пиццы, меньше закусок, больше рыбы, более продолжительный сон и специалист по здоровому образу жизни, преследующий Месси буквально днями и ночами.

Это перевернуло его карьеру и заложило фундамент для последующей золотой эры отличной формы, постоянных упражнений, футбола, трофеев, личной славы и новых контрактов.

Доктор Джеймс Картер, директор института спортивной науки «Gatorade», который работает с «Барселоной», нынче создает для каждого игрока программу питания и правильной гидратации организма.

«Спортивно-медицинская команда FCB понимает важность этого подхода, который "Гейторейд" привнёс в партнерство с клубом, а доктор Даниэль Медина (консультант клуба по спортивной медицине) согласился, что мы должны сфокусироваться на индивидуальном подходе к каждому игроку посредством многочисленных и разнообразных тестов и замеров», — говорит Картер в интервью для «Bleacher Report».

«Это также даёт нам возможность делать целевые рекомендации, уникальные для каждого игрока. Ведь у каждого свои нужды по подпитке организма, свои характеристики потоотделения, свои предпочтения, так что наша задача — дать каждому его собственную программу питания и гидратации», — говорит Картер.

Тренер по физической подготовке сборной Уэльса Адам Оуэн говорит, что эти тренировки — критически важный шаг для Месси, который он сделал ещё десять лет назад, в наши дни стали общепринятыми на элитном уровне в футболе, так что когда вице-президент «Барселоны» того времени Марк Ингла составлял тренировочные планы, он помогал клубу и его суперзвезде навёрстывать то, что другие делали и раньше.

«Большинство «тренировок для динозавров» были созданы для отдыха, диеты и питания, и они сейчас отмирают как отмирают для спорта и те, у кого были вредные привычки, и кто в возрасте 30 с небольшим вынуждены заканчивать карьеру. Большинство молодых игроков, которые уже живут по новым правилам диеты, питания и восстановления, даже не рассматривали бы вариант жить по-старому», — говорит он.

«Я вспоминаю как несколько лет назад Гарет Бэйл стал сверхсознательным в том, чтобы придерживаться режима, не ложиться поздно спать из-за компьютерных игр и стал сознательно соблюдать положенную продолжительность сна. Только посмотрите, как теперь складывается его карьера».

 

Смей мечтать

 

При том, что ему всего 29 лет, пока трудно оценивать степень влияния Лео на то, как меняется современный футбол и то, каково станет в итоге наследие этого футболиста.

Сколько современных профессиональных футболистов смеют наблюдать за его принятием решений, игровым интеллектом и невероятным мастерством и полагать, что смогут его копировать?

Мнение большинства сходится на том, что Месси неподражаем.

Но дети подобных ограничений не признают. Чем больше Лео трансформирует свою игру: от вингера к ложной девятке, к разыгрывающему, к роли, почти аналогичной квотербеку в американском футболе, тем больше молодых талантливых мальчишек будут мечтать быть как Лео и будут вкладывать работу в то, чтобы подражать его техническим навыкам и манере принятия решений на поле.

Следует помнить, даже если это просто продлит споры о том, кто лучше, Месси или Роналду, что мы живем в эпоху суперзвёзд, которые наглядно демонстрируют преимущества профессионального подхода к делу.

От Пушкаша, Беста, Марадоны, Ромарио и далее была тенденция к тому, что звёзды слишком много пьют, слишком много едят и ведут стиль жизни, не улучшающий их кондиции, все это при требованиях быть лучшими.

С каждым проходящим месяцем, все больше и больше чиновников ФИФА уличаются в коррупции, это показывает их пренебрежительное отношение к футбольной публике. Не только Зепп Блаттер, но и Мишель Платини, совершали такие грехи, что их пришлось отлучить от футбола.

Нам нужны положительные примеры со стороны футболистов как никогда раньше.

Месси и Роналду, фехтуя на каждом углу, подначивая друг друга, подталкивают к высшему футбольному величию, вдохновляя нас на любовь к этой прекрасной игре. Поджарые, работящие, дисциплинированные, дружелюбные, щедрые. И невозможно прекрасные в своей игре.

Сейчас, когда мы постепенно осмысливаем влияние Месси на игру, его великое наследие, даже этого должно быть достаточно.

Возможно, что лучше уже и быть не может.