Перейти к основному содержанию

Муртра: «Перед сном я не считал овец, а размещал игроков "Барсы" по позициям»

Интервью бывшего директора «Барселоны», работавшего при Нуньесе и Лапорте
24 Июля 2022, 1:09
20
Муртра: «Перед сном я не считал овец, а размещал игроков "Барсы" по позициям»

Эварист Муртра (Барселона, 1949) – один из немногих людей, кто сумел поработать под началом двух весьма разных президентов, Жозепа Нуньеса и Жоана Лапорты, которые в то время были непримиримыми оппонентами. Именно Муртра рекомендовал пригласить в «Барселону» Пепа Гвардиолу и сделать спонсором ЮНИСЕФ, чтобы улучшить имидж «блауграны» за рубежом. Эварист и сейчас переживает за клуб всей своей жизни.

 

– «Барса» всё еще не даёт вам спать по ночам?

Я сосьо клуба №723, со дня моего рождения. «Барса» всегда была центральной темой в моей жизни. Я думаю, это связано с тем опытом и знаниями, которые я приобрёл в молодости. В тот день, когда «Барса» проиграла Кубок европейских чемпионов в Берне в 1961 году*, я понял, что это очень важно для моей семьи. Это, а также тот факт, что я играл в футбол за Junior Sant Cugat, означало, что множество раз перед сном, вместо того чтобы считать овец, я продумывал различные варианты стартового состава «Барсы».

*Примечание: каталонцы уступили 3:2 легендарной «Бенфике», которую тренировал Бела Гуттманн

– На последних выборах вы голосовали за Виктора Фонта. Сделали бы вы это снова?

Да, при условии, что список кандидатов остался бы прежним.

– В интервью Рамону Беса из El País, перед выборами, вы сказали, что «мы должны переосмыслить "Барсу" сверху донизу». Видите ли вы Жоана Лапорту способным сделать это?

«Барса» должна быть переосмыслена сверху донизу, начиная с требований к президенту.

– Поясните.

Кандидат должен быть болельщиком «Барсы», хорошим менеджером, независимым от политических партий и дистанцированным от СМИ.

– Утопический кандидат...

Правильный менеджмент является основополагающим фактором. Они [кандидаты в президенты] должны иметь подтверждённый опыт управления организациями, аналогичными по размеру «блаугране», как на профессиональном, так и на личном уровне. Переосмысление «Барсы» также означает сохранение нынешней модели владения, при которой Клуб принадлежит его членам.

– Опасаетесь ли вы за будущее этой модели?

Я убеждён, что президент Лапорта не хочет, чтобы «Барса» стала акционерным обществом, но сможет ли он избежать этого – другой вопрос.

– К чему эта одержимость текущей моделью владения Клубом?

«Барса» всегда была тесно связана с каталонским народом. Она страдала от преследований во время правления короля Альфонсо XIII (1886-1931) и диктатур того времени, а также подвергалась беспощадным гонениям со стороны режима Франко. Такая близость Клуба к людям может быть достигнута только в том случае, если мы сохраним текущую структуру.

– А как её сделать совместимой с нынешним меркантильным миром?

Мы не должны отворачиваться от рынка капитала. Это нелегко, но необходимо соблюдать баланс между этими двумя вещами.

– На прошлой неделе Льюис Бассат* сказал, что «Барсе» не следовало отпускать ни Гвардиолу, ни Месси.

Я не знаю никого, кто бы испытывал счастье по причине ухода Гвардиолы и Месси. Это избитая истина.

*Примечание: известный каталонский рекламщик, который баллотировался на пост президента «Барсы» в 2000 и 2003 годах.

– Вы хорошо знаете Пепа Гвардиолу. Есть ли возможность убедить его вернуться?

Пеп – барселониста, так что возможность есть всегда. Но чтобы он вернулся, должны сойтись звёзды, и должен появиться президент, обладающий даром убеждения, дабы Гвардиола согласился на тот проект, который ему предложат.

– Хотите ли вы повторить модель «Манчестер Сити»?

Я всегда говорю своим друзьям, что «Барсе» следует сделать предложение о поглощении «Сити» и вернуть Сориано, Чики [Бегиристайна] и Гвардиолу – трёх людей, которые работали в «блаугране» вместе, и которых мы потеряли.

– Как вы пережили уход Месси?

Это был удар для меня.

– Как бы вы убеждали его остаться?

Прибегнул бы к эмоциям и использовал бы большой переговорный потенциал Клуба, ведь Лионель и его семья хотели остаться. Месси ещё до этого заявил, что готов снизить свою зарплату, если его об этом попросят.

– Лапорта утверждает, что наследство [Бартомеу] было ужасным.

И он прав, так и было. Жоан понимал, что сосьос избрали его, чтобы переломить ситуацию. Нельзя же бесконечно жить с этим наследством. Если бы я мог дать ему совет, то сказал бы стабилизировать финансовую ситуацию. Мы не должны ставить перед собой недостижимые спортивные задачи. Нам, прежде всего, следует сохранить модель владения Клубом. Играть в узнаваемый футбол и не потерять контроль над Клубом – вот приоритет. Если мы будем действовать чётко и прозрачно, сосьос всё поймут.

– Согласны ли вы с тем, что Росель и Бартомеу схожи в своих методах управления, или всё же они разные?

Нуньес был не таким, как Гаспар, а Росель не такой, как Бартомеу. Я всегда считал, что «Барсе» важнее иметь хорошего генерального директора, чем центрального нападающего. Бартомеу избавился от Россика*, а также от Субисарреты, не найдя им подходящей замены. Некому было его остановить от катастрофических трат на трансферы, от безудержного и нелогичного увеличения зарплат игроков, полагая, что рост доходов будет и дальше экспоненциальным, а это грубая ошибка.

*Примечание: Антони Россик – бывший генеральный директор «Барсы», покинувший Клуб в декабре 2014 года

– Когда начались финансовые проблемы?

В год ухода Неймара «Барса» уже демонстрировала признаки ухудшения своей отчётности, поскольку этот трансфер принёс около 180 млн, но итоговая прибыль оказалась смехотворной. После этого ситуация только усугублялась. Продажа Силлессена и покупка Нето, а также обмен Артура на Пьянича – наглядный пример подгонки отчётности. Этого всего бы не произошло с Роселем и Россиком.

– Считаете ли вы, что сейчас у руля «Барсы» хорошая команда?

Сегодня у «Барсы» есть полномочный президент, который является также и генеральным директором. Я не думаю, что это правильная структура, и надеюсь, что президент исправит её, хотя, если посмотреть на факты, то мы движемся в противоположном направлении.

– Всё началось с генерального директора...

Когда Лапорта сформировал свою команду, я отмечал, что такие люди, как Ревертер (генеральный директор), Лопес (служба безопасности), Жауме Гвардиола (президент экономической уставной комиссии) и Матеу Алемань (спортивный директор), были четырьмя надёжными столпами для президента. На сегодняшний день, двое из них уже ушли, один на подходе, а замены им нет.

– Чувствуется, что «рычаги» не убедительны...

Эти «рычаги» должны служить только для восстановления собственного капитала, улучшения баланса и платёжеспособности. Но если эти деньги используются для покупок, а не для погашения долгов, то мы продолжаем зависеть от кредиторов, которые нас финансируют, а модель владения находится в опасности.

– Вы возвращаетесь к вопросу о модели владения.

Никто не верит, что клуб с такими огромными долгами, берущий кредит на 1,5 млрд в условиях растущих процентных ставок, управляется Советом директоров.

– Вы утверждаете, что «Барса» уже функционирует как общество с ограниченной ответственностью?

Инвесторы или финансисты захотят контролировать как выполнение работ, так и эксплуатацию Espai Barça. Если это произойдёт, «Барса» уже по факту будет акционерным обществом.

– Вы были в одной команде с Лапортой, но отдалились. Что случилось?

Мы отдалились друг от друга из-за разного взгляда на вотум недоверия, которому он подвергся в 2008 году. Я знаю, что он восстановил отношения со многими директорами, которые покинули Клуб в то время. Однако, в нашем случае, ни у него, ни у меня не было желания снова сблизиться.

– Есть ли способ покончить с -измами и группировками?

Это большая проблема в «Барсе» с исторической точки зрения: Нуньесу был объявлен вотум недоверия. Гаспар ушёл, не дожидаясь такой же участи. Затем вотум недоверия был объявлен Лапорте. Росель покинул пост до истечения срока своих полномочий. Бартомеу также подал в отставку за 5 минут до того, как ему собирались объявить вотум.

– Отсутствует стабильность.

Это самый ценный актив любой организации. В нашем клубе этого добиться очень сложно. Обязанность президента – строить мосты, чтобы обрести стабильность. Это противоположно тому, что сделал Росель, когда подал иск об ответственности на предыдущих директоров.

– Сможет ли Лапорта объединить людей?

У него есть личные качества, чтобы добиться этого, но я не думаю, что это произойдёт. А жаль.

– С нынешней экономической ситуацией практически нереально перезаключить это историческое соглашение с ЮНИСЕФ?

Значимость ЮНИСЕФ так и не была понята Клубом. Слоган «клуб, беспокоящийся о детях» имел гораздо больший потенциал, чем любой спонсорский контракт, который появился позже. Это была демонстрация того, что у «Барсы» есть душа. Быть «больше, чем клубом», как все любят повторять, – это не то, что достаётся в наследство. Вы должны работать каждый день, чтобы заслужить это звание. Сделка со Spotify, на мой взгляд, обладает гораздо большим потенциалом, чем предыдущие, за исключением ЮНИСЕФ, конечно.

– Вам нравится Хави Эрнандес?

Все, кто любят Клуб, любят и Хави Эрнандеса.

– Френки де Йонг выставлен на продажу, Дембеле вернулся, подписан Левандовски. Что вы об этом думаете?

Я считаю Френки де Йонга выдающимся игроком. Я бы не стал его продавать. Также я бы не стал переподписывать Дембеле. Он обладает изумительными футбольными качествами, но за эти 5 лет он показал, что безответственен и не имеет никакой связи с Клубом. Не купил бы я и Левандовски, не за такую сумму, учитывая его возраст.

– Суперлига превратила «Мадрид» и «Барселону» в союзников. Вас это беспокоит? Есть ли другой путь?

Отношения между Флорентино и Лапортой должны быть построены на равноправии. Сегодня я этого не вижу. По-моему, «Мадрид» управляет «Барсой». Лично меня это беспокоит.

Фото – FC Barcelona, фото превью – Mané Espinosa, подложки – macrovector (freepik.com)

Нет голосов