Это интервью ЙаЙа Туре дал The CoachesVoice ещё в начале 2021 года, и многое поменялось с того времени в жизни полузащитника, но, пожалуй, моменты сомнения профессиональных спортсменов, готовящихся переступить тренерский порог, вполне интересны для того, чтобы узнать о них из первых уст, даже зная, чем всё закончится. Этакий момент приквела. А ведь конец всей истории ещё далёк. Ну по крайней мере мы на это будем надеяться, а то иначе какие-то совсем мрачные прогнозы получаются.

 

ЙаЙа Туре

«Барселона» 2007-2010;

«Манчестер Сити», 2010-2018

 

«ЙаЙа, знаешь, ты когда-нибудь станешь тренером», - как-то сказал мне один из моих тренеров.

Я аж опешил. «Что??»

До этого я никогда не рассматривал себя в этом качестве. «Я просто хочу играть», - ответил я.

В то время я был в этом уверен. Мне хотелось как следует закончить игровую карьеру. Но эти слова что-то зажгли внутри меня, хотя такое раньше никогда даже не приходило мне в голову.

В то время я был не готов. Я был не готов, потому что хотел продолжать играть, но еще и потому, что знал тогда – и знаю сейчас – что в таком возрасте не смог бы тренировать. Я был в шоке! Ещё столькому нужно предстояло научиться.

В «Манчестер Сити» Пеп Гвардиола и я после тренировки говорили о конкретных вещах, элементах игры, которые он любил анализировать. Он увидел, что я понял игру. Иногда я также разговаривал с председателем Халдуном Аль-Мубараком. Он также согласился, что мне следует подумать о том, чтобы стать тренером. До этого я просто думал, что думаю о том, как я играю более глубоко, а не поверхностно. Я не догадывался, что думаю, как тренер.

Я всегда так думал. Для меня это пришло само собой. В разных составах «Манчестер Сити», в которых я играл и выигрывал титулы, мы всегда искали способы стать лучше на поле; способы получить максимальную отдачу друг от друга.

Мы с Давидом Сильвой (на фото выше) постоянно разговаривали. С Самиром Насри тоже. Если мы не находили варианты, как доставить мяч до Серхио Агуэро, мы принимали решение всё изменить. «Это не работает», – говорил я. «Давай поменяемся местами и посмотрим, что будет теперь». В «Сити» я играл под руководством отличных тренеров: Роберто Манчини, Мануэля Пеллегрини, Хосепа Гвардиолы. Они ставили команде игру, тактику, структуру, но ведь общение между игроками тоже немаловажно. Нельзя выигрывать без хорошего уровня коммуникации между футболистами на поле. Мы поняли, что можем улучшить игру друг друга, потому что знаем, что мы делаем.

 

Я задавал уйму вопросов. Я хотел знать, что и почему необходимо делать

 

То же самое и с моими партнерами по полузащите, будь то Хави Гарсия, Гарет Барри или Фернандиньо. Мы знали, что должны облегчать работу друг друга, сохраняя баланс в полузащите.

Я всегда был более атакующим игроком, и знал, что могу сделать своего партнера по полузащите лучше, не теряя мяч легко, точно так же, как он мог бы улучшить меня, возвращая мяч как можно быстрее после потери. Я помогал опорному полузащитнику, замедляя игру противника, когда мог, и останавливал передачи в полузащиту, а он помогал мне, предвидя и перехватывая любые передачи, которые проходили мимо меня.

Позже, когда Кевин де Брюйне присоединился к «Сити», мы просто пытались его осчастливить. «Как тебе надо получать мяч?», – спросил его я. «Ты хочешь получать передачи по центру или предпочитаешь выходить далеко?». Он дал мне информацию, и я использовал это, чтобы помочь ему показывать лучшую игру.

Я бы не сказал, что был требовательным как игрок. Я просто увидел потенциал своих товарищей по команде и хотел, чтобы они чувствовали себя максимально комфортно. В «Барселоне» я научился тому, что все люди разные. Если вы не разговариваете с ними, а информацию преподносит только тренер, вы не сможете сделать своего товарища по команде как можно лучше. Если забить гол – это общая цель, так почему бы не помочь в этом партнерам по команде, когда это возможно?

Я думаю, что мое понимание игры пришло из моего футбольного образования в Кот-д'Ивуаре. Я вырос, играя в футбол с друзьями на улице. Тогда это было просто ради удовольствия. Поставили мяч в середину поля и сыграли. Пас, ещё пас, и ещё, забили гол – и дело сделано.

Но затем на нас пришел посмотреть Жан-Марк Гийу, и он отвел меня и других самых талантливых игроков в академию ASEC Mimosas, когда мне было 13 лет. Он помог нам ощутить разницу между любительским и профессиональным футболом и развить понимание того, что мы делаем. Он дал нам шанс осуществить нашу мечту.

Жан-Марк очень много работал с нами. Мы тренировались трижды в день, иногда и по шесть дней в неделю. Начинали в 5 утра, ходили в школу, возвращались к тренировкам, возвращались в школу, а затем снова тренировались в 4 часа дня. День за днем. Именно тогда я узнал, почему приверженность и упорный труд так важны, если вы хотите чего-то добиться. Я принес много жертв в молодом возрасте. Я задавал множество вопросов. Я хотел знать, что делать, и почему мы должны это делать. Иногда я сидел с Жаном-Марком после тренировки в течение часа и рассказывал о том, что мы сделали.

 

Он не акцентировал внимание на конкретных позициях. Это означало, что способ нашего развития был уникальным. Мы научились заменять товарища по команде, который был травмирован или плохо играл. Если нам понадобится правый защитник, его мог подменить кто угодно.

Жан-Марк знал, что в конечном итоге нам придется научиться играть на определенной позиции, но мы все были воспитаны универсальными футболистами. Он дал нам веру, что мы можем играть где угодно. Мы не зацикливались на характеристиках определенных позиций на поле: он просто хотел, чтобы мы развивались как игроки.

Когда вы посмотрите на тех, кто добился цели с помощью Жана-Марка – таких игроков, как Эммануэль Эбуэ, Дидье Зокора, Саломон Калу, Жервиньо и мой брат Коло, – вы увидите, насколько разносторонними были его игроки как профессионалы. Он был таким потрясающим.

 

Только в «Сити» я открыл для себя наиболее оптимальную позицию на поле

 

В детстве Коло был нападающим. Он начинал в «Арсенале» как правый полузащитник, затем перешел в центр полузащиты, после – на правый фланг защиты, и, в конце концов, он обосновался в центре защиты, где сделал отличную карьеру.

Когда в 17 лет я перебрался в Европу в бельгийскую команду «Беверен», то даже и не знал, на какой позиции я выступаю лучше всего! Если честно, сначала мне было страшно.

В то время я был очень худым – почти малышом. Все остальные выглядели массивно! Я знал, что это потрясающе, что я в принципе добрался до Европы. Покинуть улицы Абиджана, чтобы играть в европейский футбол, было невероятно. Не многим это удается.

Но когда я приехал, то не знал, на какой позиции играть, а физическая мощь других футболистов меня пугала. Нас было четверо из Кот-д'Ивуара, и мы не знали, сможем ли соревноваться с другими. Но когда мы вышли на поле, то расслабились.

К мячу мы привыкли больше, чем они. Мы могли играть сзади, могли получать мяч под давлением, и, поскольку мы понимали, что от нас требуется, и играли на множестве разных позиций, то стали лидерами на поле. Мы использовали свой мозг больше, чем игроки, которые уже были там, и это нам очень помогло.

То же самое случилось, когда я приехал в Англию. Все говорили мне о том, насколько сильны, высоки и физически развиты игроки, но мой опыт поездки в Бельгию помог мне. Поначалу было сложно, но к английскому футболу я быстро привык.

 

Пеллегрини говорил, что не хочет видеть много передач. Он хочет движения вперед и забитых мячей

 

Раньше я играл везде, в том числе на позиции центрального защитника «Барселоны», когда мы выиграли финал Лиги чемпионов в 2009 году. Но в «Сити», играя «бокс-ту-бокс» или «десятку», я находил позиции, на которых был лучше всех.

Именно под руководством Мануэля Пеллегрини я нес наибольшую ответственность. Когда он вошел, то сразу сказал мне, что видит во мне лидера. «Венсан Компани – капитан», – сказал он. «Но, когда Венсана нет, ты будешь капитаном». «Я не готов к этому», – ответил я. «Я вижу, как вы разговариваете со своими товарищами по команде», – сказал он мне. «Даже за обеденным столом вы говорите о футболе».

Он считал своих центральных полузащитников самыми важными игроками на поле и сказал мне идти туда, где я хочу повлиять на игру, потому что Фернандиньо будет меня прикрывать.

Он подтолкнул меня, возложил на меня больше ответственности. Сказал, что не хотел видеть слишком много передач – он хотел, чтобы мы бежали с мячом и атаковали ворота. 

 

«Я стал понимать, как это здорово быть тренером»

 

Венсан пропустил несколько игр из-за травмы в сезоне 2013/14, так что я немного побыл капитаном команды. Я забил 20 голов только в чемпионате, и мы выиграли и Премьер-лигу, и Кубок Лиги. Мне очень нравилась эта дополнительная ответственность.

Тренеры, которые у меня были на протяжении всей моей карьеры, помогли мне добиться максимума. Жан-Марк увидел мой талант, отправил меня в академию, и теперь, после получения четырех наград «Игрок года в Африке», – я один из лучших игроков, которых когда-либо видела Африка. Роберто Манчини заметил во мне потенциал и выразил веру в то, что я могу играть в центре полузащиты и быть лидером «Манчестер Сити». Без них я бы не добился того, что имею.

Помогать игрокам развиваться, как мои тренеры делали то же самое со мной, – вот что вдохновляет меня быть тренером, выводя игроков на пик их возможностей. Лучшие тренеры – те, кто на это способны.

Посмотрите на Юргена Клоппа – он гений! Он вывел столько игроков на вершину: Садио Мане, Мо Салах, Джордан Хендерсон, Джорджиньо Вейналдум, Фабиньо, Вирджил ван Дейк, Эндрю Робертсон. Они приехали в «Ливерпуль» хорошими футболистами, но теперь все они на топ-уровне. А еще есть масса игроков из академии.

 

Пандемия сделала все сложнее во многих аспектах, но мне подвернулась возможность учиться

 

Пандемия коронавируса во многих отношениях усложнила ситуацию – это была причина, по которой я покинул «Циндао Хуанхай» в Китае в начале 2020 года, – но она дала мне возможность учиться. Я воспользовался шансом, чтобы сделать свои первые шаги на тренерском поприще и подумать о следующей главе. Я уже добился значительных успехов в повышении квалификации.

Но сидеть все время в офисе – это не мое. Я хочу быть на бровке, общаться с другими людьми, обмениваться идеями. Мне очень повезло, что Крис Рэмси дал мне возможность сделать это в «Куинз Парк Рейнджерс».

Я мог проводить тренировки с младшими возрастными группами, наблюдать за Крисом и учиться у него, а также у многих других хороших тренеров, таких как Эндрю Импи и Пол Холл. Лес Фердинанд был великолепен, дав мне возможность наблюдать за этими тренерами в действии. Они подтолкнули меня учиться и показали, что нужно работать по-иному, чтобы стать лучшим тренером.

У меня также была возможность попасть в «Блэкберн» благодаря Стюарту Джонсу, и PFA (Ассоциация профессиональных футболистов Великобритании, – прим. редактора), через Джеффа Ломакса, также предоставила мне отличные возможности. Я все время учусь, и мне это нравится!

В КПР после тренировок я проводил время с игроками в чате. Удивительно видеть, насколько они преданы делу. Они жаждут достичь того же, чего добился я, и всегда хотят научиться быть лучше. Невероятно, что я мог чем-то им помочь, рад, что у меня была такая возможность.

Внутренние ощущения помогают понять, что мои игровые дни подходят к концу. Я хотел бы продолжить играть. Было бы идеально найти роль, сочетающую игру и тренерскую работу, как это делал Коло при Брендане Роджерсе в «Селтике», а теперь в «Лестере». Брендан был фантастическим наставником для Коло, и его прогресс за последние несколько лет был феноменальным.

Коло упорно трудился, чтобы стать тем, кем он является сейчас, и я понимаю, что мне нужно научиться всему и продвигаться вверх. Все это часть пути, и все это действительно важно. Спасибо всем, кто помог мне в переходе к тренерскому поприщу, у меня появилась возможность начать это делать. А поскольку у меня уже есть возможность помогать молодым игрокам, я с нетерпением жду следующего этапа своей карьеры.

Когда мне сказали, что я могу быть тренером, я не был уверен. Но теперь я тоже это вижу.

Рецензия Andrew V. Chajka

Лично я в Туре в качестве тренера не верю. Вот хоть убейте… Однако, лучше всё же обойдёмся без применения на практике статей из Уголовного кодекса.

Понимание футбола в том ключе, в котором о нём говорит ЙаЙа, не является каким-то из ряда вон выходящим умением, недоступным другим игрокам и тренерам, в том числе и тем игрокам, которые не стали тренерами, и тем тренерам, которые не добились успеха (ещё или уже). Хотите сказать, что Пирло, Невилл или Анри понимали игру хуже Туре? Очень сильно в этом сомневаюсь. И что, им это помогло стать значимыми фигурами в тренерском цеху? Ответ вы и сами знаете. Именно что «значимыми», так как тренировать команду мало на что претендующую, где-то в английской Лиге 1 или французской Лиге 2 – это явно не то, на что рассчитывает ни сам Туре, ни сторонние наблюдатели. На таком вот уровне он может пробовать свои силы и набивать шишки хоть сейчас.

Мне видится аналогия с Тьерри Анри весьма меткой. Как говорил в одном из интервью Головин, который на себе испытал методы работы француза в «Монако», Тьерри просто не мог убить в себя футболиста и начать мыслить как тренер, поэтому ссорился с игроками, критиковал их талант и игровые умения, вплоть до того, что начинал с ними «водиться» прямо на тренировках, как какой-то парень постарше во дворе, что учит малышню азам игры в футбол и хвастается своим мастерством. Анри, в целом, вёл себя довольно надменно и вызывающе, поэтому быстро потерял раздевалку, а с плохими результатами пришло недовольство уже и со стороны руководства, и от болельщиков монегасков.

Я это всё к тому, что по психотипу Туре имеет много общего с Анри. У нас, на постсоветском пространстве, за ЙаЙа закрепилась репутация игрока, который вечно всем недоволен, обладает большим эго, и везде умудряется находить проявления расизма в свой адрес, даже там, где их едва ли вообще стоит кому-то искать. С таким характером, отчасти инфантильным, отчасти скандалистским, на серьёзном уровне ничего особо не добьёшься, так ещё и быстро покажешь себя с нелицеприятной стороны и пропадёшь из шорт-листов будущих потенциальных работодателей.

Туре может сколь угодно сейчас говорить о том, какой классный коуч Гвардиола, и чему он у него научился. Говорить о том, как он понимает и ценит общение между людьми. Но мы-то помним его отношения с тем же Пепом, и нападки на него совместно со своим агентом Селюком.

Для тренера сила личности и коммуникативные навыки, умение в нужный момент включать режим психолога – критически важно. Пока что Туре выглядит так, будто ему самому стоит записаться на парочку сеансов психотерапии и хорошенько отрефлексировать, и свою карьеру, и свой имидж. Ивуарийцу уже 38 лет, но всё ещё нет ощущения, что он повзрослел и готов перейти на новый уровень – быть главным тренером хоть сколько-то серьёзного клуба, ставящего перед собой конкретные и амбициозные цели на сезон. О чём тут говорить, если ЙаЙа в начале этого года всерьёз рассматривал возможность где-то отыграть ещё один год, а, буквально через месяц стал помощником тренера в донецком «Олимпике». Ещё через пару месяцев – перешёл на ту же должность в «Ахмат». Кстати, как вам выбор клубов? У одного меня ощущение, что Туре подбирает для себя варианты из зоны комфорта, но не площадки для профессионального роста?

Источник: