Пожалуйста, авторизуйтесь


Логин
Пароль

* Используйте быструю регистрацию через социальные сети

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Регистрация
Логин (мин. 3 символа):*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Адрес e-mail:*
Имя:*
Фамилия:
Дата рождения:* DD.MM.YYYY
Выбрать дату в календаре
Пол:
Фотография:
Страна:
Город:
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

04 Февраля 2018, 11:43

«Негодяи» в дерби

Дерби, Эспаньол, Самора, Кубала, история

Максим Сопов


Автор, переводчик

Источник: eperiodico.com

Тенденция, превращающая футболистов в «негодяев», естественна для вечного соперничества. Будь то из-за смены сторон, из-за заявлений или по еще тысяче всевозможных причин, история взаимных уколов и ссор, действующими лицами которых были игроки «Барсы» и «Эспаньола», уже приближается к столетнему юбилею. С привычной гиперболой пресса тех первых времен нарекла переход между клубами восхитительным эвфемизмом «пересечь Диагональ».

Переехать с «Саррьи» на «Лес-Кортс», или наоборот, могло считаться самой страшной изменой. Успокоить Жерара Пике и снять напряжение поможет тот факт, что эта традиция стара как мир. В конце концов, как утверждает Мануэль Томас из «Архива "Барселоны"», всего 103 профессиональных футболиста примерили футболки обоих клубов.

Все началось с «Божественного»

От Густаво Грина в 1901 году, первого «перебежчика», до Филиппе Коутиньо, пока последнего, набралась целая коллекция. Кроме того, семь тренеров работали с обоими клубами, последний и действующий пример – Эрнесто Вальверде.


Вражда началась с Рикардо Саморы, великого вратаря своего времени. Вместе с Хосепом Самитьером он пришел в «Барсу», чтобы начать ее «золотой век», но по истечении трех сезонов покинул «Лес Кортс» и вернулся в любимый клуб. Да, прозванный «Божественным» был «эспаньолиста» до мозга костей и никогда этого не скрывал. Его убедило солидное предложение, хотя в те времена футбол официально был любительским.

Жажда крови

На образ «кулес» не очень хорошо повлияла поклоняющаяся им могущественная сатирическая пресса той эпохи, ведущим среди которых был журнал «Xut!» («Удар!» – прим. переводчика), который довел дело до конца, популяризировав прозвище «попугаи». Жажда крови заставила их рассказать о четырех котах, которые, согласно журналу Валенти Кастаниса, устраивали тогда встречи на стадионе «Саррья». Самым знаменитым котом той эпохи был кот Феликс, тогда известный как Кот Попугай. Следовательно, нет никаких птиц в происхождении этого прозвища, грубого, саркастического и брошенного с вражеской территории. То же и с «куле», о чем можно не продолжать.

Насмешки остаются неотделимыми от футбольной страсти, это проверено временем. Напряжение тех времен трудно превзойти. 18 января 1920 года состоялся самый жестокий матч «Эспаньол» – «Барса» в истории, с четырьмя удалениями, единственным голом, забитым «сине-гранатовыми» с пенальти, и еще одним одиннадцатиметровым, отраженным Саморой, тогда еще вратарем «блауграны». Какой же была атмосфера, если Рикардо заявил: «Я испытал самое большое удовлетворение в моей спортивной жизни», хотя он предотвратил ничью тех, кого считал своими против тех, чьи ворота защищал.

Предательство наемника

Когда Ладислао Кубала будучи легендой барселонизма решил вновь надеть бутсы, уже было повешенные на гвоздь, выбор, который он сделал согласно автобиографии самого «Цыгана», основывался на желании пустить корни в любимой Барселоне. Уже ветераном он надел бело-синюю футболку.

Все сине-гранатовое сообщество восприняло этот ход как чистейшее предательство наемника и, подстрекаемое прессой, поставило крест на венгре, осуществившем «революцию» в «Барсе». Они не хотели понимать, что в то время клуб под руководством президента Энрика Льяудета был на грани банкротства и неоднократно шел наперекор желаниям Ласи. Сначала, сразу после фиаско в Берне (поражение от «Бенфики» в финале Кубка Европейских Чемпионов 1960/61 – прим. переводчика), ему было предложено завершить карьеру, чтобы возглавить футбольную школу, прообраз Ла Масии, которая вскоре была закрыта из-за экономических трудностей.

После этого ему пришлось тренировать без особого успеха бывших партнеров, хотя контракт к этому не обязывал. И третьим криком библейского петуха (аллюзия на отречение апостола Петра – прим. переводчика) стал момент, когда Кубала захотел вернуться в команду как футболист, но Льяудет отказал ему из-за возраста, некрасивый поступок, ставший роковым для легенды. Он принял предложение «Эспаньола» не из-за денег и не для того, чтобы уколоть кулес в самое сердце, как считали тогда, а из гордости и нежелания уезжать из столицы Каталонии.

В первом матче после возвращения на «Камп Ноу» Кубалу освистывали нещадно, хотя его участь слегка облегчило решение хорошего друга Сесара Родригеса, еще одной легенды, а тогда – тренера «Барсы». Сесар, осознавая возраст и ограниченные уже возможности Ласи, поставил опекать его Вергеса, чем спас потускневший образ Кубалы. «Барса» выиграла 5:0 и [в отношении к Кубале] все, казалось, вернулось на круги своя. Предатель, возможно, но поверженный и уже не опасный.

Сломанная игрушка

Предпоследней парадигмой подлости, если мы продолжаем пользоваться «кровавой» терминологией, был неудачник Хосе Кано «Канито», убежденный «эспаньолиста», перешедший в «Барсу» благодаря невероятному таланту, так никогда и не раскрытому. Великолепный защитник остался в парадигме «сломанной игрушки», впав в немилость после восхождения на Олимп, но его легенда как «попугая» стала лишь сильнее благодаря выражению чувств.

Он мог отпраздновать гол «бело-голубых» на «Камп Ноу» или надеть футболку любимого клуба под футболку клуба, который ему платил. Вернувшись на «Саррью» в 1981 году, он со всей непосредственностью сделал скандальное заявление: «Я смотрю вперед и вижу бело-голубое будущее. "Барса" – это уже история для меня, я сотру все проблемы прошлого и отмою руки».

Спрятанный гвоздь

Если переходить в область нарушения правил, таких случаев также было много. С одной стороны – очень жесткий защитник Антони Архилес, специалист по «охоте» на «сине-гранатовых» в 50-е – 60-е, за что был ненавидим в стане соперника. С другой – аргентинцы Торито Сувирия и Милонгита Эредия из «Барсы», которые придумывали выходить на дерби с гвоздями, прибинтованными к запястьям. Укол приходилось испытывать всем соперникам, к которым удавалось подобраться в первом тайме. После перерыва, когда помощник судьи был предупрежден, оружие исчезало.


То, что сегодня Жерар Пике говорит об «Эспаньоле», – всего лишь еще одна небольшая зарубка в бесконечном списке взаимных оскорблений вечных соперников. В конце концов, был Жоан Лапорта, чье высказывание в 2010 году, незадолго до открытия нового стадиона «Корнелья-Эль Прат», вызвало бурю. Лапорта заявил, что Дерби Барселоны превратились в Дерби метрополии (нынешний стадион «попугаев» находится не в городе, а в пригороде Метрополитана – прим. переводчика). XXI век продолжает традицию, которую каждый воспринимает или аргументирует в зависимости от цвета стекла, через которое смотрит.


Комментарии (1)



0
Voxer
Максим, большое спасибо за материал.
Было очень интересно!