Ориоль Ромеу провёл в «Ла Масии» 7 лет, но закрепиться в «Барселоне» ему так и не удалось. К своим 30 годам он успел поиграть в «Челси», «Валенсии», «Штутгарте» и «Саутгемптоне», который является его домом с 2015 года. В свете выхода его книги «Сезон моей жизни, внутреннее путешествие футболиста», игрок решил пообщаться с журналистами.

 

– В мире футбола не принято показывать слабости. Тебе было трудно раскрыться в своей книге?

Нет, потому что для меня это нечто привычное, и рассказывать о собственных сомнениях не кажется мне чем-то новым. В некоторых играх ты выступаешь невзрачно или тебе трудно пробовать новые вещи. А когда соперник подавляет тебя, ты начинаешь меньше рисковать, и вся эта цепочка действий может закончиться чем-то неприятным.

– Ты также говоришь, что в моменты, когда твоя уверенность в себе невелика, ты ищешь игровые ситуации, в которых чувствуешь себя сильным...

Да, физика редко меня подводила, поэтому если я теряю меч, то стараюсь вернуть уверенность в своих силах через отборы или верховые дуэли. Такие ситуации помогают мне – после того, как ты раз за разом побеждал в мини-дуэлях, ты готов перейти к новым вызовам.

SilverHub

– Рики Рубио [баскетболист], когда у него были проблемы с реализацией, играл в связке с Раулем Лопесом, чтобы вместе создать комфортную ситуацию для броска.

Да, об этом говорят и теннисисты. Не знаю, был ли это Рафа [Надаль], но кто-то рассказал, что в решающих моментах он не готовит самый сложный удар, потому что вероятность того, что он получится, низкая. Он фокусируется на определённых, более надёжных и механизированных движениях, чтобы оказать давление на своего противника. Он пользуется этими напряжёнными моментами, чтобы использовать свои сильные стороны. То же самое происходит и в футболе.

– К слову, об «уверенной игре». Какой ты помнишь свою первую тренировку с основной командой «Барсы»?

(Улыбается). Я помню, как в упражнении на владение, мяч летал туда-сюда, а я едва мог его коснуться. Я помню, как подумал: «Вау, это другой уровень». Я был потрясён тем, что они не допустили брака ни в одной передаче. Всё чётко, точно, и всегда находились варианты для выхода из-под агрессивного прессинга. Самое смешное, что, разговаривая с Хави, я сказал ему: «Сегодня я не видел... тебя в деле», – а он ответил: «Ну, сегодня я был не на высоте» (смеется). Я подумал: «Что же тогда будет со мной в тот день, когда он будет хорош?».

– Удивил ли тебя кто-то из игроков?

Месси в работе с мячом был виртуознее остальных. Он был игроком, который забивал голы, который мог прорвать очень низкие оборонительные линии, который мог пройти трёх или четырёх игроков практически без ускорения. Но полузащита тогда состояла из Хави, Иньесты и Бускетс, а оборона из Алвеса, Пике и Пуйоля. Когда вы собираете в одном месте таких талантливых игроков, то они подпитывают друг друга.

– После «Барсы» был «Челси». Впечатлило ли то, что ты делил раздевалку с Дрогба и Терри?

Это два великих игрока, которые также были хорошими лидерами и трудолюбивыми футболистами. Но были ещё Чех, Лэмпард, Коул, Иванович, Торрес... было много важных игроков, и их присутствие – это ежедневный мастер-класс. Ты мог видеть, как они соревновались, как подталкивали друг друга к новым вершинам. Провести два сезона вместе с этими игроками было важным жизненным уроком.

Reuters

– Затем «Челси» отдал тебя в аренду «Валенсии». Почему тебе потребовалось так много времени, чтобы найти своё место?

Я пришёл из «Челси», думая, что я чёртов мастер, что должен получать игровые минуты, потому что я игрок «Челси» и у меня есть определённый статус. Я даже сравнивал себя с некоторыми товарищами по команде, которых знал по «Барсе» или сборной, и думал, что буду играть с ними, несмотря ни на что. И в итоге ты не понимаешь, почему этого не видит тренер. Но потом я осознал, что раз не играл целых три месяца, возможно, дело во мне. Я прибыл в «Валенсию» со всякой чепухой в голове.

– Ещё один жизненный урок тебе преподал Мата, когда ты купил одежду Dolce & Gabbana.

(Улыбается). В то время Dolce & Gabbana спонсировали клуб, у нас была скидка, и многие игроки носили их одежду. Ты думаешь: «Хорошо, раз так делают игроки первой команды "Челси", значит, и я буду так делать» (смеётся). Я помню, как по возвращении из магазина Мата сказал мне: «Зачем? Ты никогда не носил этого; это не ты, не твой стиль». Это потрясло меня, и когда я немного подумал об этом, то решил, что он прав. Я не чувствую себя своим. Мне некомфортно в такой одежде, и, честно говоря, я больше никогда её не надевал. Благодаря Мате, она была у меня один день. В итоге я её подарил другим людям.

– Ты также открыл для себя Мураками благодаря Мате, хотя книга «Токийский блюз» тебе не очень понравилась?

Она меня напрягает (улыбается). Но и затягивает. Словом, возможно, приятно и не было, но она меня зацепила. Благодаря такому опыту ты узнаёшь, что может дать тебе книга.

– Почему ты начал читать?

Однажды я разговаривал с Матой и рассказал ему, что, когда я не знаю, чем заняться днём, играю на Play Station и сплю. Тогда он сказал мне: «Почему ты не читаешь?». Я думал об этом, но так и не решился. Он дал мне книгу и сказал: «Попробуй». И когда у тебя сформировалась связь с какой-то книгой, это то, что ты захочешь повторить.

– Твои любимые авторы – философы-стоики. Что они тебе дают?

Я узнал о стоицизме от популяризатора философии Маркоса Васкеса и его книги «Инвикто». Это идеи тысячелетней давности, но между тем, с чем им приходилось иметь дело, и тем, с чем приходится иметь дело нам, есть много общего. Фраза, которая мне очень нравится: «Если тебя легко спровоцировать, то тобой легко управлять».

DAZN

– Кстати о провокациях. В твоей книге есть глава под названием «К чёрту социальные сети»…

(Улыбается). Я мало ими пользуюсь. Я не чувствую, что мир соцсетей создан для меня. Постоянно думать о том, чтобы выложить фото после игры, поделиться ими с кем-то, так ещё и чтобы ничего странного на них не попало. Всё должно выглядеть красиво и идеально, а это нереально. Вы продаёте неправду. Я предпочёл не быть частью этого.

– С каким игроком тебе было веселее всего, а кто был самым грозным соперником?

Весело – это партнёр в «Саутгемптоне» Джеймс Уорд-Проуз, а до этого Парехо в «Валенсии», эффектный игрок. А тем, кто усложнил мне задачу, я бы назвал Давида Сильву, потому что он умный игрок, который ставит вас в очень затруднительные ситуации. Он не силён, он не быстр, но в конечном итоге он намного опаснее, чем игроки, которые сильны и быстры.

– Что тебе меньше всего нравится в футболе?

Когда ты встречаешь людей, которые пытаются воспользоваться твоим положением. Футбол привлекает множество паразитов, с которыми тебе приходится иметь дело. И не только в мире инвестиций, но и в дружеских и романтических отношениях.

Фото превью – IMAGOSPORT, подложки – Oriol Romeu

Источник: