Перейти к основному содержанию

Прощальное интервью Бускетса

Капитан рассказывает о прошлом и рассуждает о будущем
31 Мая 2023, 17:14
604
Бускетс уходит из Барсы

После 15 лет в основной команде «Барсы» Серхио Бускетс (Бадия, 16.07.1988) принял решение попрощаться с клубом, который «живёт у него в сердце». В интервью MD Серхио рассказывает о своём уходе, отношениях с Хави, Месси и Лапортой, а также размышляет о преемниках.

– Как поётся в песенке, «почему он уходит, почему он уходит, если Хави, его тренер, не хотел этого»?

Я получил много комплиментов. Даже сегодня некоторые люди говорят мне, чтобы я поступил как Матеу Алемань, но я человек слова. Время пришло. Нужно знать, когда уходить, и я ухожу с удовлетворением, потому что сам принял такое решение, потому что чувствую свою значимость, потому что выиграл трофеи, и потому что вижу будущее «Барсы» оптимистичным. Я оставляю клуб в довольно хорошей спортивной ситуации.

– Вы ведь выиграли Ла Лигу как игрок стартового состава. Что заставило вас принять это решение?

Я понял, что уже достаточно стар. Мне почти 35. Я знаю, что есть люди, которые заботятся о себе гораздо больше и продлевают свою карьеру. Я хотел уйти в статусе важного футболиста команды, чтобы у болельщиков осталась память обо мне, а не игроком скамейки запасных, редко выходящим на поле. Конечно, я бы принял без проблем и такой расклад, потому что я всегда готов прибавить, но я хотел уйти капитаном команды, с завоёванными титулами, ценимый и любимый, чувствуя привязанность людей, как это и было в последние несколько дней. Время пришло.

– Это и стимул для нового вызова.

Я бы также хотел получить новый опыт за границей, вместе со своей семьёй. К счастью, нам не удалось сделать этого раньше. К счастью, потому что Барселона – наш дом в течение многих лет, нам здесь было хорошо, и «Барса» – клуб моей жизни. Но в последние полтора-два, а может и три года, у нас выдались трудные сезоны.

– Когда вы приняли решение об уходе? Каков был процесс? Были игры, например, против «Интера» и «Реала», после которых вы подверглись критике.

Я начал оценивать ситуацию после чемпионата мира. Сначала я хотел просто сосредоточиться на команде. Я решил, что это мой последний чемпионат мира, и я желал им насладиться. После праздников я стал думать о будущем. И это было нелегко. Забавно, когда я видел, что другие футболисты опаздывают с такими решениям, я этого не понимал. А теперь, когда это коснулось меня, теперь я понимаю каково это.

– Вы много думали об этом?

Было много дней, когда я просыпался и думал об уходе. В другие дни, напротив, я думал о том, чтобы остаться. Были даже дни, когда я говорил себе: «А хочу ли я продолжать играть уже в другой более слабой лиге?». Но постепенно я пришёл к выводу, что хочу продолжать играть в другом чемпионате и быть рядом со своей семьёй. Я не так много думал о продлении контракта.

– Когда Пике завершил карьеру, вы не подумали, что можете стать следующим?

Да, мы много говорили об этом. «Джери» [Жерар Пике] – близкий мне человек, и мы говорили о нашем образе мыслей, о наших чувствах. Джери ушел в трудное для него время. Ситуация была не такая, как у меня, но вы можете понять всё, что он сделал, и как он это сделал. Та часть сезона была не самой лучшей, ему тогда было тяжело.

– В какой-то момент вам даже свистели. Тогда вы и сказали себе, что не хотите проходить через это снова, что это не должно входить в привычку?

Такое никому не нравится, но я не делал из этого далеко идущих выводов. С тренером и моими товарищами по команде мы несколько раз говорили об этом и пришли к выводу, что все мы через это проходим. По какой-то причине тебя свистят за любое действие, за любую неудачу в сезоне, и ты должен уметь это принимать. Но это всего лишь моменты из игры, и это следует понимать.

– Но итоговая оценка будет иной.

Люди оценивают всё. То, что ты дал клубу, твою карьеру, то, как ты себя вёл, и в этом плане у нас есть болельщики на 10 из 10, которые всегда показывали свою лояльность, уважение и восхищение всеми игрокам, которые этого заслужили, и я знал, что так и будет. Конечно, не настолько сильно, как это вышло в итоге, потому что ты никогда не видишь себя в этом моменте, никогда не думаешь об этом, но я предполагал, что всё пройдёт очень хорошо, и это так и было, даже лучше, чем я ожидал.

– Что сделал Хави, чтобы убедить вас остаться?

Помимо повседневных разговоров, тренировок, поездок, соревнований, он всегда говорил мне, как это важно для молодых игроков и для тех, кто только недавно стал капитаном, что я рядом.

Касаемо футбола, он продолжал рассчитывать на меня, и если я буду в порядке, то буду играть важную роль. Он также рассказал мне, как он собирается планировать сезон, чтобы я знал, какой вклад могу внести, и чтобы я чувствовал себя вовлечённым, чтобы я чувствовал себя комфортно. Он не делал ничего безумного, потому что он был рядом и мы виделись каждый день.

– Но вы вместе отдыхали. Разве это не крик отчаяния с его стороны?

(Смеётся) Нет, совсем нет. Мы поехали туда, чтобы просто отдохнуть. Там были и другие наши товарищи.

– Трудно было сказать ему «нет»?

Нет, потому что он всё понял. Дав ему объяснения, он сказал мне: «Ты заслужил право решать. На твоём месте я бы и сам чётко сказал, чего хочу, но как тренер я желаю, чтобы ты остался». Я позвонил ему и сообщил о своём решении, и он ответил мне, что я поступил верно, поддержал меня, сказал, что уйти таким образом очень важно и очень приятно, и что это лучший момент для ухода, так что я очень благодарен ему.

– Хави публично заявил, что вы лучший полузащитник в мире.

Это был разговор, который продолжался долгое время, мы всё обсудили. Это происходило день за днём. Он был первым человеком, которому я хотел сказать о своём решении, наряду с президентом, из-за того, что он значит для клуба, из-за его позиции, из-за наших отношений, ведь он друг и товарищ по команде. Мы многое пережили вместе, и в клубе, и за его пределами. Было много очень хороших моментов. Я принял решение, сообщил ему, что это точно, на все 100%. Я хотел расслабиться и быть спокойным, а получилось наоборот.

– В прощальном матче против «Мальорки» вы уходили с поля с улыбкой на лице. Вы хотели уйти счастливым.

Я думаю, что прощание Жорди Альбы получилось более эмоциональным, если честно.

– Теперь, когда говорят, что Месси может вернуться, вы уходите.

У каждого своя жизнь и своя семья, и условия у всех разные. Для нас двоих не может быть равных условий, да и я этого не хочу, потому что Лео находится на другом уровне во всех отношениях, и он так решил. Это правда, что если бы мы опять были в одной команде, для меня бы стало подарком снова играть вместе с лучшим футболистом мира и всех времён. Но, в конце концов, приоритет отдаётся другим вещам, и если это, наконец, произойдёт, тем лучше. Сейчас в «Барсе» этого не выйдет. Я не знаю, случится ли это в будущем, но если нет, я буду рад тому, что мы уже пережили вместе, а это немало.

– Вы несколько раз обедали с Месси, а также с Альбой. Вы о чём-то условились с Лео?

Нет, ни о чём не договаривались. Конечно же, мы сказали, что хотели бы снова быть вместе, это касается и наших семей тоже. Но не более того. Каждый сам решает своё будущее.

– Это правда, что вы с Альбой и Месси отправитесь играть в Саудовскую Аравию?

Нет, конечно же нет. Даю слово.

– Вы видите себя в европейском футболе?

Нет, совсем. Я хочу быть спокойным, более расслабленным, а играть против «Барсы» для меня будет очень сложно. Я не знаю, способен ли я эмоционально на такое. Конечно, если ты молод и у тебя нет выбора… но в той ситуации, в которой я нахожусь, и когда речь о клубе, в котором я провёл почти всю свою жизнь, моём клуб, то такого не будет. Сейчас я вижу себя там, где мне будет спокойно.

– У вас нормальные отношения с руководством клуба? Президент как-то сказал на Ассамблее, что капитаны могли бы помочь и больше.

Мы говорили об этом, у меня был разговор с президентом, мы однажды пошли пообедать, чтобы поговорить о многих вещах.

Иногда я встречался с ним, с тренером, с Матеу [Алеманем], но не для того, чтобы говорить о моей ситуации. Как капитан, я встречался, чтобы обсудить вопросы безопасности, питания и ещё двадцать тысяч других вещей, всё это были общие дела.

В данном конкретном случае, да, я думаю, что президент подобрал неправильные слова. Это правда, что мы живём в то время, когда клуб находится в сложной ситуации, и ясное дело, что вы хотите оправдать себя перед сосьос, но здесь мы все в одной лодке. И ни у кого нет большей эмоциональной связи с клубом, чему у меня или других капитанов. Мы провели здесь всю свою жизнь и сделали много вещей, что-то вышло удачно, что-то – нет. И вы никогда не найдёт того, кто говорил бы обо мне плохо.

Это не решение проблемы. Решение состоит в том, чтобы разобраться со внутренними неурядицами и быть сильным. В конце концов, мы все в одной лодке, у нас одна и та же цель — быть «Барсой», быть вместе, в хорошие времена, и не очень, на поле, и вне его.

– Понял ли вас президент?

Да. Он мне тоже рассказал о своих мотивах, объяснил мне всё, но оставил это между нами, не вынося в публичную плоскость. И я это понял. Но у меня есть моя собственная философия, о которой я уже рассказал. Никто не виноват.

– Сейчас много говорят о вашем сменщике, о подписании опорного полузащитника. Вы следите за ситуацией?

Да, конечно. Я знаю, что много говорят об игроках вроде Родри и Субименди. Они очень хорошие футболисты и, возможно, те, кто больше всего соответствуют ДНК клуба и тому стилю, который нам нужен. Впрочем, они сейчас в других командах и принадлежат своим клубам.

– А Киммих из «Баварии»?

Это немного другое, это немецкий футбол.

Хотя, следует не просто искать игроков с той же самой ДНК, но и игроков с другими профилями, которые могут быть важны для определённых матчей. Но у нас есть и свои воспитанники. Есть Нико, находящийся в аренде, у которого, я думаю, дела идут очень хорошо, хотя ему действительно не хватает стабильности, игровой практики. Но у него много талантов, и необходимо дать возможность молодёжи проявить себя. И это не потребует трансферных затрат, да и ведь сложно сказать, какими средствами сейчас располагает «Барса».

Нико знает клуб и понимает наш стиль игры. У нас есть игроки, которые дают нам многое и которых мы не ожидали увидеть в первой команде.

– Значит, эта тройка ближе всего к стилю «Барсы»?

Все трое мне очень нравятся, с двумя из них я встречался в сборной. С Субименди я редко пересекался, но видел его в сборной Испании U21. Мы также играли друг против друга в Ла Лиге и в Кубке, и я думаю, что эти трое наиболее близки к ДНК «Барсы», они могут внести наибольший вклад в команду.

Хотя, если есть желание подписать кого-то гораздо более сильного физически, игрока оборонительного плана, это также вариант. И в составе есть футболисты, которые умеют адаптироваться.

– А Френки де Йонг?

Он может выполнять эту роль в некоторых матчах, но наиболее комфортно и непринуждённо он чувствует себя, когда кто-то играет с ним в паре, потому что ему нравится начинать атаки, продвигаться мяч вперёд, а не играть в позиционный футбол. Иногда он может быть опорником, но его умения, его инстинкт – играть ближе к атаке. У него есть всё для этого, и в конце концов этим же нужно пользоваться.

– Что хорошего в этой «Барсе» и во что она может превратиться?

Лучшее из того, что у нас есть в последние годы, это молодые ребята, такие как Педри, Гави, Бальде, Араухо, Эрик, Ансу, Ферран, но у нас есть и опытные игроки, которые могут внести большой вклад. Это Кунде, тер Штеген, Кристенсен, который стал отличным подписанием, Френки де Йонг и Левандовски... Сплав молодёжи и опыта – это хорошо. Если команда пополнится ещё тремя-четырьмя опытными футболистами, способными помочь ей изменить текущий стиль игры на другой, более вариативный, которым вы можете удивить соперника, и попробовать что-то новое, то я думаю, что всё будет очень хорошо.

– А что с другими позициями?

Чем больше разных игроков вы подписываете и, прежде всего, чем больше глубина скамейки, тем лучше, потому что в какой-то момент сезона случаются травмы, а в этой кампании нам не везло и было недоступно много важных футболистов.

– Вы уже думаете о том, когда сможете вернуться в «Барсу»?

Да, но это будет не скоро. Когда я завершу карьеру, то попытаюсь получить тренерскую лицензию. Я думаю, что попробую себя в этой роли, потому что мне нравится много размышлять о тактике, чтобы улучшить игру, о совершенствовании футбола, о том, чтобы всё было под контролем, о позициях, об управлении (а это самое сложное) группой людей с разными характерами и своими особенностями, но я думаю, что мне это понравится, и я попробую. Тогда мы и увидим, буду ли я полезен или нет. Я собираюсь испытать свои силы.

– Слушая вас, становится жаль, что вы не часто общаетесь с прессой.

Я весьма скромный и сдержанный человек, мне больше по нраву другие вещи. Да, это правда, что как капитану мне приходилось быть в центре внимания во многих местах и после многих игр, и думаю, что я с этим хорошо справился. Однако, я сторонился интервью, это мой образ жизни, мышления. Это ни хорошо, ни плохо. Я понимаю, что вам бы хотелось больше общаться, это перетягивание каната, но мы уважали друг друга на протяжении всего этого времени, и это главное.

 

БЛИЦ-ОПРОС

– Сколько сообщений в WhatsApp вы получили с тех пор, как объявили о своём уходе?

Я не считал, но их было очень много. В этот день я получил их больше, чем когда-либо в своей жизни.

– «Барса» – это...

Клуб, который живёт в моём сердце.

– Какие слова лучше всего характеризуют вас?

Сдержанный как человек, чуткий как игрок. Я всегда стараюсь думать о других.

– Лучшее воспоминание?

Моя карьера в целом.

– Худшее воспоминание?

Последние несколько лет, когда мы не могли бороться за титулы и терпели болезненные поражения.

– Лучший капитан?

Карлес Пуйоль.

– Кто из тренеров оказал на вас наибольшее влияние?

Гвардиола, который также был первым по счёту. Он дал мне возможность проявить себя.

– 722 матча, какой из них вы выберете?

Мой дебют, это всегда особенный момент. А если говорить о результатах, то победа 5:0 над «Реалом» на «Камп Ноу», это было впечатляющей, и из-за результата и, прежде всего, из-за того, как мы играли. Матч против ПСЖ, когда мы совершили ремонтаду с голом Серхи Роберто – это было эпично. Ну и финалы кубковых турниров – это игры, которые вы пропускаете сквозь себя.

– Те игры, которые вы хотели бы стереть из памяти...

Трудные матчи. В последние годы было несколько сложных игр, но, пожалуй, поражение от «Баварии» со счётом 2:8 точно хотел бы забыть.

– Лучший гол?

Тот, который я посвятил своим детям.

– Кто из игроков удивил вас больше всего?

Это сложно, я ведь играл со многими. Из последних и самых молодых – Педри. Первый – Месси, который делает такие вещи, которые никто никогда не видел и никогда больше не увидит.

– Вы бы стали президентом «Барсы»?

Нет.

Фото – FC Barcelona, фото превью – Manel Montilla



Если вам понравился данный материал, поделитесь им в соцсетях, нажав на одну из иконок ниже, и подписывайтесь на телеграм-канал БарсаМании, где вы всегда будет в курсе самых свежих новостей о клубе

Вы также можете поддержать БарсаМанию чеканной монетой на Бусти


 

В среднем: 5 (5 голоса)