Севилья — город южный, темпераментный. Здесь в январе цветут апельсиновые деревья, а в августе вянут даже сухоцветы. Здесь Дон Жуан творит бесчинства и оказывается наказан Командором, а терзаемый неразделенной любовью Хосе убивает Кармен. Здесь играет «Севилья», и кипит «Рамон Санчес Писхуан». 

Местные зовут этот бурлящий котёл «Бомбонера Нервьона» — в честь знаменитого стадиона «Боки Хуниорс» и одноимённого района Севильи, где и происходит основное кипение. Для всего остального мира домашняя арена «рохибланкос» носит имя президента клуба, дважды занимавшего этот пост и руководившего южанами в общей сложности 17 лет. Именно он в 1937 году купил землю в Нервьоне и начал договариваться с городскими властями. Писхуан никуда не спешил, процессы, запущенные им, завершились лишь спустя два десятка лет — в 1954-м начали выбирать архитектора, а в 56-м заложили первый камень будущего стадиона. Победителем конкурса проектов стал Мануэль Муньос Монастерио, ранее участвовавший в проектировании «Сантьяго Бернабеу». К сожалению, самому сеньору президенту не удалось увидеть рождение новой севильской арены — Рамон Санчес Писхуан умер за несколько недель до начала строительства. Решение нового руководства о том, чьим именем назвать стадион, было единогласным. 

Долгое время до этого андалусийцы были настоящими кочевниками, мигрировавшими с одного поля на другое: «Тринидад», «Меркантиль», «Ла Виктория», «Эстадио де Нервьон». С последним связана следующая история.

Это был довольно ветхий стадион на 20 тысяч зрителей, совершенно не соответствовавший возросшим европейским амбициям клуба. Настолько, что на матч с «Бенфикой» в Кубке Чемпионов вместо положенных 20 пришло 30 тысяч человек. Трибуны выдержали, но строительство новой арены ускорили. Наконец, в сентябре 58-го скитания закончились — «Севилья» обрела свой дом, и на «Рамон Санчес Писхуане» зазвучали трели судейского свистка. Первым официальным матчем, как и положено, стало жаркое Севильское Дерби. Дебют не задался — «Севилья» уступила «Бетису» 2:4. 

Вместимость стадиона составила 53000 зрителей. Эта цифра выросла до 70 тысяч после того, как в 1974 году был добавлен второй уровень трибун. Через 8 лет сборная СССР уступила здесь бразильцам на ЧМ-82 — на гол Андрея Баля «селесао» ответили мячами Сократеса и Эдера. Севилья приняла ещё одну игру того Мундиаля — драматичнейший полуфинал между ФРГ и сборной Франции с четырьмя голами в дополнительное время и серией пенальти из 12 ударов. В финал вышли немцы, чтобы через три дня в Мадриде бесславно проводить сборную Италии к её третьему чемпионскому титулу. 

Ещё через четыре года под небом Севильи «Барселона» попрощалась с мечтами о первом Кубке Европейских Чемпионов в своей истории — в финальном поединке, после нулевой ничьи в основное и дополнительное время, бухарестская «Стяуа» во главе с великолепным голкипером Хельмутом Дукадамом взяла над каталонцами верх в серии пенальти, где румынский вратарь отразил четыре удара из четырёх. «Герой Севильи» — так с тех пор зовут Дукадама в Румынии, пережившей в тот вечер самую яркую вспышку в её футбольной истории. 

«Барселоне» в принципе тяжело играть здесь — обыграть «Севилью» дома непросто, и каждая такая победа дается огромными усилиями. Одним из самых зрелищных матчей между андалусийцами и каталонцами стала игра в сентябре 2012 года, когда «Барса» отыгралась с 0:2, забив три мяча во втором тайме, причем последние два на 88-й и 92-й минутах — дубль Сеска и победный от Вильи. 

Кому стены «Рамон Санчес Писхуана» действительно помогают, так это сборной Испании. «Красная фурия» провела в столице Андалусии 25 матчей и до сих пор не знакома с горечью поражений — 20 побед и 5 ничьих. Испанцам здесь проигрывали аргентинцы, англичане, немцы, ирландцы, шведы… Испанцы здесь не проигрывали никому.

Настоящий проигрыш здесь случился лишь однажды. 25 августа 2007 года на 28-й минуте матча «Севилья» — «Хетафе» у Антонио Пуэрты, левого защитника хозяев, остановилось сердце. Он потерял сознание, но вскоре пришел в себя и смог самостоятельно покинуть поле. К несчастью, приступ повторился вновь, и вновь, и вновь. Через три дня 22-летний футболист, не приходя в сознание, скончался в больнице. «Бомбонера» Нервьона оделась в черное и подняла над головой футболку с номером 16. 

Эта трагедия, пусть ненадолго, но примирила севильские семьи Монтекки и Капулетти — «Севилью» и «Бетис». Впрочем, по прошествии времени все встало на свои места — не зря ведь Севильское Дерби по праву считается одним из самых жарких и бескомпромиссных матчей Средиземноморья. Все идет своим чередом — Дон Жуан творит бесчинства, Хосе убивает Кармен, кипит и бурлит «Рамон Санчес Писхуан».