Перейти к основному содержанию

Серхи Сампер: «Ла Масия потеряла ведущую роль»

Перед американским турне кантерано рассказывает об итогах двух сезонов в аренде, о своих шансах закрепиться в команде и о политике клуба последних лет
23 Июля 2018, 11:07
4
Серхи Сампер: «Ла Масия потеряла ведущую роль»

Он прошел через все категории футбольной академии «Барселоны». С «FCB Escola» в шесть лет до дебюта в первой команде 17 сентября 2014 года в матче Лиги Чемпионов против «Апоэля». Создающий, отбирающий и читающий игру от природы. Его видение игры превращает его в идеального партнера в центре поля. Серхи Сампер (Барселона, 1995) — футболист с ДНК «Барсы».

Сампер возвращается чтобы остаться. Он выглядит спокойным и оптимистичным после двух сезонов в аренде в «Гранаде» и «Лас-Пальмасе». Момент наступил: он хочет добиться успеха в клубе, с которым он с самого детства. Его предсезонка начинается с восстановления после травмы лодыжки, оставившей его вне игры более чем на полгода. Уже почти восстановившийся, он поедет с «Барсой» в тур по США и там «Пирло из Ла Масии» попробует убедить Эрнесто Вальверде исполнить свою мечту.


— Как дела с травмой?

— Я провел шесть тяжелых месяцев, но сейчас доволен тем, что снова тренируюсь с командой. Чувствую себя все лучше, но очевидно, что когда ты столько времени не играешь, всегда сложно войти в ритм партнеров.

— Как ты чувствовал себя во время процесса восстановления?

— Я чувствовал бессилие, потому что не мог помочь команде. Ты видишь извне, как партнеры играют и проводишь много времени не в состоянии что-либо делать. Первые два месяца я практически не мог стоять на ногах и ходить. Это тяжелые месяцы, но ты становишься более сильным и начинаешь больше ценить некоторые вещи.

— Когда ты получил травму в «Лас-Пальмасе», «Барса» поддержала тебя?

— К счастью, я приехал сюда на операцию и проводил восстановление в «Барселоне». Травмировавшись, я расторг контракт с «Лас-Пальмасом» и снова принадлежал «Барсе».

— Чему ты научился в аренде?

— Эти две аренды не были такими, каких я хотел, потому что два тренера, которые меня приглашали, к пятому туру уже были уволены. Это меняет твой сезон. Ты идешь, потому что кто-то доверяет тебе, но когда этого человека увольняют, весь сезон ты должен приспосабливаться к смене стиля. Я изучил особенности игры, которые раньше мне были неизвестны.

— Как проходят первые дни тренировок?

— Мне немного тяжело, потому что когда ты проводишь столько времени не играя, сложно догонять, особенно когда партнеры в хорошей форме. Я с каждым разом все лучше и полон амбиций.

— У тебя почти не было отпуска. Уже думаешь о поездке в США?

— Я все лето тренировался, но не одно и то же делать это в одиночестве и с партнерами. На следующей неделе мы уезжаем в Америку, и я готов к конкуренции.

— В турне ты что-то должен показать?

— Я так не думаю. Тренер знает меня и в прошлом году я уже провел хорошую предсезонку. Он знает, что я пришел после тяжелой травмы, и что сейчас должен понемногу набирать темп. Я не смогу сыграть много и должен воспринимать это спокойно.

—Ты уже говорил с Вальверде о своем будущем?

— Я все еще ничего не знаю, и еще достаточно времени до закрытия трансферного окна. Также я не знаю, кто придет в «Барсу», а кто ее покинет. Придется подождать до конца предсезонки, до последнего часа ничего не будет известно.

— А каковы твои ощущения?

— Это «Барса» и здесь всегда должны играть лучшие. Идет постоянное обсуждение, называется много имен и подписывают новых игроков, но меня это не волнует, потому что я готов к тому, чтобы играть. Это решение, которое зависит не только от меня.

— А с президентом Бартомеу ты затрагивал эту тему?

— Президент всегда говорил мне, что хочет видеть меня в команде в этом году. Это не только его решение, но я тоже надеюсь, что останусь.

— Решение будет принято в течение турне?

— Я так не думаю. После еще останется много дней рынка, и я несомненно буду бороться до конца. Также я буду следить за ощущениями в моей лодыжке. Это повлияет на окончательное решение.

— Как ты думаешь, что ты можешь принести в первую команду? Ты — оборонительный полузащитник, но при этом мог бы сыграть ближе к атаке…

— Я знаю, что моя позиция — перед обороной и там я чувствую себя наиболее комфортно. Я много лет в «Барсе» и хорошо знаю систему. То, что я кантерано — один из факторов, который отличает меня от остальных. Мы, полузащитники, имеющие ДНК «Барсы», способны легче адаптироваться здесь.

— 4-4-2 Вальверде дает тебе больше возможностей?

— Надеюсь, что да. Это то, чего я ожидаю, но это зависит не только от меня, и я сделаю все, что будет от меня зависеть, чтобы достичь этого.

— Каковы твои ощущения от того, что «Барса» ищет полузащитников вне Ла Масии?

— Мы уже привыкли. Я барселониста, провел здесь много лет и являюсь таким же болельщиком. Нужно принимать это, другого не остается, это реалии футбола. Мы в «Барсе», и всегда будут ходить слухи о новых приобретениях. Люди хотят видеть новые лица, а мы должны пытаться заработать себе место.

— Ты примешь новую аренду или в этом году пора брать свое?

— Моя идея не в том, чтобы снова уйти в аренду. Моя идея в том, что я надеюсь заработать место во время предсезонки, и буду за это бороться. Я не знаю, что может произойти в конце трансферного окна и должен быть готов ко всем возможностям.

— Если придется уходить, та предпочел бы уйти окончательно и искать возможности вдали от «Барсы»?

— Это пустые разговоры, я не хочу опережать события и воображать, что может произойти. То, что я хочу — это использовать все возможности остаться здесь и поэтому я буду сражаться.

— А аренда в «Жирону»?

— Это очень хороший клуб, я хорошо знаю тренера (Эусебио Сакристан — прим. переводчика) и мог бы хорошо адаптироваться там. Но то, что я хочу — играть здесь, я всегда это говорил. Приоритет — «Барса».

— Чем для тебя является Хави Эрнандес, великим образцом модели «Барсы»?

— Я всегда говорю, что Хави был моим примером и учителем. Я много наблюдал за ним и за тем, что он делал. С малых лет я шел на поле и сосредотачивался на его движениях.

— Сампер может стать Хави?

— Нет. Хави — легенда «Барсы» и мне не нравятся сравнения. Он определил эпоху в этом клубе, в испанском и даже мировом футболе. Я не хочу сравнивать себя с ним, у меня есть свой собственный стиль. Разумеется, я пробую сосредоточиться на всех его лучших качествах, а таких у него много, но у каждого есть свои особенности.

— С уходом Иньесты и Хави «Барсе» нуждается в людях вроде тебя?

— Не только во мне. Есть много игроков в кантере, которые могли бы заменить их. В первой команде должно быть как можно больше игроков, склонных к коллективной игре. В предстоящие годы нужно постараться вернуть это.

— Сейчас, когда ты ставишь под сомнение нынешнюю модель «Барсы», ты имеешь в виду, что такому игроку, как ты, который прошел все категории кантеры, не нашлось места в первой команде?

— Действительно, роль Ла Масии немного снизилась. Я надеюсь, что она вернется в будущем. В конце концов, когда у нас было много командных игроков и мы играли с ДНК «Барсы», мы достигли больших успехов. Я надеюсь, что в следующие годы это снова будет так.

— В последние годы вера в Ла Масию была утеряна?

— Не думаю, что утеряна. Есть много факторов, которые оказывают влияние на ситуацию. Уровень игроков первой команды в последние годы был таким высоким, что, может быть, также создал «пробку». Тренерам было нелегко доверяться и давать возможность игрокам кантеры.

— Приобретения, таким образом, закрывают путь для воспитанников?

— Очевидно, что это та причина, которую вижу я, но это скорее вопрос клубу. В конце концов, всем хотелось бы иметь больше игрового времени, но это решение, которое принимаем не мы.

— Ты когда-нибудь говорил с Бартомеу о политике в отношении игроков кантеры?

— Нет, на самом деле нам не дают никаких объяснений относительно этой темы. Я знаю, как устроена игра и клубы, но этим вещам нас не учат.

— Если тебе придется уйти из «Барсы», в какой лиге тебе хотелось бы играть?

— Мне нравится по возможности смотреть любые футбольные матчи, и я не закрываю двери ни для чего, но специально какую-то лигу выбрать не могу.

— Как переживаются эти моменты, когда приходится уходить?

— Когда ты еще маленький, то не можешь себе представить, что попадешь в первую команду или будешь играть в Примере. Я очень доволен тем, что сумел достичь этого и очевидно, что сейчас мне бы хотелось достичь успеха в «Барсе», но иногда не все зависит от тебя.

— Сожалеешь, что не уехал в Англию, когда была возможность?

— Нисколько. Из нашего поколения уехали Бельерин и Хон Тораль, но я принял решение остаться, потому что это было моей мечтой. Я хотел играть в «Барсе» и мне повезло оказаться в первой команде, играть в матчах Лиги Чемпионов и Примеры. Я думаю, что поступил правильно и ни на что бы это не променял.

— Что ты думаешь о том, что «Барса» Лео Месси видела, как «Мадрид» завоевывает три Лиги Чемпионов подряд и четыре за последние пять лет?

— Это печально, что мы не смогли воспользоваться тем, что в нашем составе играет лучший игрок в истории и не завоевали больше кубков Лиги Чемпионов. Но футбол иногда таков.

— Как оценишь выступление испанской сборной на Мундиале?

— Понятно, что были внешние факторы, которые навредили команде. В данном случае смена тренера перед самым началом была не на пользу. Можно было одержать победу в матче против сборной России, но пенальти — это всегда лотерея. В этот раз выступление не было хорошим, но на Мундиалях все решают детали.

— А что по поводу назначения Луиса Энрике тренером сборной?

— Очевидно то, что у него сильный характер. Если ему нужно будет что-то изменить, он сделает это, но не знаю, что он думает о каждом игроке. Он — тренер с очень четкими идеями.

— Как ты переносишь возрастающую популярность как профессиональный футболист?

— Семья заставляет меня оставаться на земле. Я стараюсь не меняться слишком сильно и у меня есть друзья всей жизни.

— Как семья переживает то, что в доме футболист «Барсы» и профессиональный теннисист, твой брат Жорди?

— Они уже привыкли. Мы играем в футбол и теннис с малых лет. Если мы те, кто есть, то потому, что они поддерживали нас на всем нашем пути и жертвовали множество и множество часов.

— Ты считаешь справедливым, что футболистов и других спортсменов критикуют за выражение политических позиций?

— Нужно уважать мнение каждого, но когда ты публичный человек, ты открыт для критики.

 

Нет голосов