Перейти к основному содержанию

Сказка одного города: Барселона

Страстный материал о большом противостоянии внутри Барселоны — самого сказочного города в мире
14 Февраля 2016, 5:00
66
Сказка одного города: Барселона
Теги

Вглядываясь меж мерцающих огней, рассыпанных по ночному небу, было невозможно не пасть жертвой безумной любви. Не хватает слов, чтобы описать, как захватывает дух от этого всепоглощающего чувства страха, но Барселона — это тот город, в котором невозможно не испытывать необыкновенные чувства. Это город, кишащий захватывающими видами; от очаровательного пригородного парка развлечений на горе Тибидабо до мозаичной террасы напротив парка Гуэль и культового мостика между главными башнями Саграды Фамилии.

Начав восхождение по горе Монжуик от площади Испании, миновав магический фонтан, и пройдя через сады Маргаля, Вы найдёте уголок, который несравним с другими достопримечательностями. Пройдя какое-то расстояние, меня обдало волной свежего воздуха, я нашёл свой собственный уникальный вид. По-крайней мере я так почувствовал, находясь на краю вершины Олимпийского стадиона имени Луиса Компаниса, откуда открывается один из лучших видов среди самых старых и живописных городов Европы. В прошлом Майкл Джексон, «the Rolling Stones», «AC/DC» и многие другие заполняли эту громадную арену, чтобы взорвать тишину этого места электронным бренчанием и музыкой. И только в течение непродолжительного времени здесь царила прекрасная тишина. Этот момент был мимолетным.

Завораживающее зрелище. «Барселона» в своём репертуаре варит опьяняющую смесь из настоящего чарующего волшебства, но в декабре 2003 года, этого ещё нельзя было увидеть. Трудно поверить, что больше десяти лет назад, в сезоне 2003/04, «Барселона» была в бедственном положении, одержав победу всего лишь в пяти из первых пятнадцати матчей Примеры, и приблизилась к зоне вылета.

Андрес Иньеста был неопытным юнцом, а угроза голландской революции Луи ван Гаала оставляла горькое чувство в команде, несмотря даже на подписание Роналдиньо и Рикардо Куарежмы. Выездной матч в родном городе против «Эспаньола» за две недели до Рождества был не просто битвой за три очка. Это было сражением не на жизнь, а насмерть.

Единственным утешением страданий «Барселоны» был, пожалуй, тот факт, что «Эспаньол» выглядел ещё хуже. Оба участника первого барселонского дерби в году обитали внизу турнирной таблицы. И «прекрасное меньшинство» отчаянно цеплялись за очки. Цеплялись — это именно то, чем они действительно занимались на поле. Жорди Кройфф, воспитанник «Барселоны», сын легенды «сине-гранатовых» Йохана Кройффа, уже на шестой минуте вырывается из-под опеки Джованни ван Бронкхорста и делает невероятный кульбит, замыкая головой подачу в исполнении Ивана Де ла Пеньи. Эстафета от одного воспитанника «сине-гранатовых» к другому передана.

Уже минуту спустя Роналдиньо восстанавливает равновесие, хоть и не без помощи рикошета. Тон матча задан, и уже скоро он будет считаться одним из самых грубых матчей в истории. Марк Овермарс выжигает фланг Сириля Доморо и несчастному ивуарийцу ничего не остается кроме как срубить проблему на корню вместе с ногами голландца. Кройфф мстит соотечественнику, Филлипу Коку, нанеся последнему удар локтем в лицо, этого мы и ждали от напряженного дерби.

Патрик Клюйверт забивает еще два гола, что позволяет гостям взять матч под контроль хотя бы до начала второго тайма. Началась череда спорных моментов и скоро настанет точка кипения.

Угловой у ворот «Барсы»: Рафа Маркес выбивает мяч рукой после того как его перепрыгнул Антонио Солдевилья, но разгоряченные игроки «Эспаньола» смогли выпросить только жёлтую карточку для своего защитника. Фанаты хозяев были вне себя от ярости. Они начали поджигать баннеры, вырывать сиденья и швыряться ими. Моментом позже для них всё стало еще хуже: Иван Де ла Пенья жестко срубил Микаэля Райцигера, который провел эффектный финт, и «Маленький Будда» справедливо получил возможность досматривать матч с трибун.

Взбешенная поведением болельщиков полиция начала взбираться по трибуне прямо в эпицентр беспорядков, где группировка «Ultras Sur» (профашистская радикальная футбольная группировка, поддерживающая мадридский «Реал». Ведут дружбу с некоторыми группировками «Эспаньола» — прим. переводчика) забаррикадировалась с помощью переносных ограждений и не давала покинуть поле Ивану Де ла Пенье. Справедливое требование назначить одиннадцатиметровый удар, после замысловатого дриблинга Рауля Тамудо сквозь защитные порядки «сине-гранатовых», осталось без внимания из-за театрального падения Филлипа Коку в результате верховой борьбы с Анхелем Моралесом.

Эта сумасшедшая десятиминутка предопределила накал борьбы во втором тайме, но это были только цветочки. В начале второй половины Маркесу дали вторую жёлтую карточку за блокировку Рауля Тамудо, и вскоре стало ясно, что это уже не футбол, а игра в кошки-мышки, дабы спровоцировать соперника перейти границу дозволенного.

Удивительно, но, три минуты спустя, Куарежма совершает абсолютно идентичный фол, оставляя «Барселону» в меньшинстве против восставших из пепла «попугаев».

Обоюдогрязная игра сопровождала большую часть времени матча, даже, несмотря на численное преимущество одной из команд. Солдевилья помог себе руками в воздушной борьбе на втором этаже против Херарда Лопеса. Это не выглядело грубым, но вышедший на замену Лопес инсценировал перебранку. Апелляции к судье и вот уже Солдевилья покидает поле.

Вместе с увеличившемся пространством на поле, опасность контратакующей игры заметно возросла. Когда Рауля Тамудо вывели на рандеву с Коку, голландец, недолго думая срубил нападающего «попугаев» и тоже отправился в раздевалку.

Альберто Лопо за вторую жёлтую карточку был удалён уже под занавес матча, побив антирекорд. Шесть красных карточек, это официальный рекорд в истории профессионального футбола. Пожары на трибунах догорали, сиденья валялись в куче, а в воздухе царила какая-то нехватка романтики.

 

Так сложилось, что через месяц после этого матча «Барселона» арендовала Эдгара Давидса у «Ювентуса», благодаря которому каталонцы реанимировали этот сезон и финишировали на втором месте, уступив итоговому лидеру, «Валенсии» Рафы Бенитеса, лишь пять очков. Та декабрьская битва была главным катализатором невероятного преображения, что подчеркивает важность такого недооцененного фактора как дерби.

Но как может сравниться это соперничество с Эль Класико? Этот матч нуждается в особом представлении. Спортивные издания раздувают шумиху, приводя всю страну в хаос. В ноябре первые сорок четыре страницы мадридской спортивной газеты «AS» были посвящены целиком этому противостоянию. Вероятно, этот матч несет в себе яркий социополитический контекст, однако с  Барселонским Дерби не всё так просто.

В 1930 году период диктатуры Мигеля Примо де Риверы в качестве председателя правительства подошел к концу, потерявший поддержку короля Альфонсо XIII и армии, он подаёт в отставку. Год спустя, после победы республиканцев на выборах, была сформирована Вторая Испанская Республика и у Альфонсо XIII не было другого выбора кроме как низложить монархию. В том же году, выступающая за независимость Левая Республиканская Партия Каталонии (далее ЛРПК — прим. переводчика) получила большинство на выборах в местные органы власти и стала представлять конкурентную борьбу политическим силам Мадрида. Один из кандидатов ЛРПК — Луис Компанис присоединился к вооруженному восстанию против мэрии и в состоянии анархии был объявлен новым градоначальником.

Позже Компанис был выдвинут на пост спикера Каталонского правительства и в 1933 году на пост президента Женералитета. Он был сторонником жесткого курса и был против компромиссов с националистами. До того как он был застрелен по приказу Франко, Компанис являлся единственным демократически избранным президентом в Европе. В 2001 году его именем был назван Олимпийский стадион, домашняя арена «Эспаньола» с 1997 по 2009 год.

Названия обоих клубов имеют огромное значение в контексте их взаимоотношений. В 1898 году швейцарский бухгалтер и любитель футбола по имени Ганс Макс Кампер основался в городе и стал играть в футбол на неофициальном уровне. Очарованный своим новым домом, Барселоной, он «каталонизировал» своё родное имя и стал Жоаном Гампером. На родине в Швейцарии он был капитаном недавно созданного футбольного клуба «Базель», будучи двадцатилетним юношей, его энтузиазм поначалу не был оценен по достоинству.

После подачи объявления о поиске игроков с целью создания футбольного клуба, он основал Футбольный Клуб «Барселона» (Football Club Barcelona — обратите внимание на порядок слов) вместе с Уолтером Уайлдом, который и стал первым президентом клуба, двумя другими иммигрантами из Швейцарии Джоном и Уильямом Парсонс, а также некоторыми местными жителями. Эта многонациональная команда была поначалу успешна и завоевала Кубок Макайя в 1902 году, Кубок Барселоны в 1905 году и вышла в финал Кубка Короля в 1903 году.

Ответная реакция не заставила себя долго ждать и, вскоре после учреждения «международной команды», один студент инженерного факультета решил создать «испанский клуб» для испанцев. И в 1900 году клубу было дано название «Эспаньол» (Club Español de Fútbol). Как и «Барселона», «Эспаньол» быстро добился успеха, завоевав Кубок Макайя на следующий год после успеха «сине-гранатовых», и затем четыре раза за десять лет становился победителем Чемпионата Каталонии.

Политики неоднократно заставляли или пытались склонить клуб изменить написание своего названия с испанского варианта Español на каталанский манер Espanyol. В 1912 году король Альфонсо XIII взял под свой личный патронаж клуб, ставший использовать бело-синие цвета в дань уважения сицилийскому матросу Ружеро ди Лауриа, служителю Арагонской короны. Клуб обосновался в одном из богатых районов Барселоны Сарриа и стал именоваться королевским (оригинальное название Real Club Deportivo Español — прим. переводчика) и теперь служил прообразом испанской идентичности.

Несмотря на ранний рост, результаты стали ухудшаться, команде требовалась свежая кровь. В результате Гампер был избран на пост президента (избирался на пост президента пять раз — прим. переводчика) дабы решить кадровые проблемы. В 1909 году клуб переехал на новый стадион «Кампо де ла Индустрия» (оригинальное название «Camp de la Indústria» — прим. переводчика), однако к 1922 году восьми тысяч посадочных мест этой арены стало не хватать для двадцатитысячной армии поклонников клуба, и «сине-гранатовые» вновь переехали. Новый стадион «Лес-Кортс» смог принять нарастающее число болельщиков (впоследствии вместимость арены увеличили до шестидесяти тысяч зрителей — прим. переводчика).

Именно на этой арене произошел инцидент 1925 года, определивший будущее клуба. Во время исполнения государственного гимна болельщики освистывали и насмехались над гласным символом монархии и весьма непопулярного диктаторского режима Мигеля Примо де Риверы. В качестве ответной меры арена была закрыта на шесть месяцев. Таким образом, окончательно прояснились взаимоотношения между правительством и болельщиками «Барселоны».

Семью годами ранее этих событий, «Эспаньол» не поддержал петицию об автономии Каталонии, и клуб окончательно прослыл сторонником действующего правительства. Некоторые болельщики воевали на стороне фалангистов во время Гражданской Войны в Испании, что для многих каталонцев было равносильно измене. Окончательно соперничество этих двух клубов на поле сложилось с созданием Примеры и победой «Барселоны» в первом сезоне проведения этого соревнования. Однако на свой второй титул «сине-гранатовые» могли претендовать только к концу Второй Мировой Войны, после которой объявился куда более очевидный конкурент в лице мадридского «Реала», с которым они разделили одиннадцать титулов к 1960 году.

«Эспаньол» никогда не побеждал в национальном первенстве. Победа в этом турнире могла обострить значение Барселонского Дерби, вернув ему первоначальный статус. Победа в Кубке Генералиссимуса (в то время так назывался Кубок Короля  прим. переводчика) в 1940 году принесла последний значимый на внутренней арене трофей, завоеванный за последующую половину столетия. За то же время «Барса» завоевала больше трёх десятков внутренних трофеев, а полное доминирование «Реала» в течение шестидесятых дало «сине-гранатовым» цель, к которой нужно было стремиться.

Открытая поддержка «бланкос» со стороны Франсиско Франко сфокусировала идеологическую ненависть как противовес действующему режиму. Один из самых известных случаев, подтверждающих идеологическую ненависть этих соперников, случился в 1943 году в Кубке Генералиссимуса. В первом раунде двухматчевого противостояния каталонцы оказались сильнее и одержали верх со счетом 3:0. Диктатор был оскорблен подобным падением идеалов его политического строя (и, вероятно, «тёплым приёмом» каталонцев  прим. переводчика) и, по слухам, отправил представителей правопорядка в раздевалку «сине-гранатовых» перед началом ответного матча в столице. Достоверных фактов подтверждающих этот случай нет, однако встреча закончилась со счетом 11:1 и у многих не осталось сомнений относительно причин капитуляции «Барсы».

Как и в других деспотичных режимах, арена футбольных сражений была одним из немногих мест, где могла быть выражена коллективная идентичность. И, похоже, что теперь фигура, олицетворяющая всё то, против чего они борются, бесчестно вмешивается в дела Каталонии, где, казалось бы, главными должны быть местные жители. Их город, вдохновивший революционеров и художников, подкреплял дух независимости своей мощной аурой.

Когда Джордж Оруэлл прибыл в этот город в качестве журналиста, он был очарован его магией. «Чувствовалась вера в революцию, и голова внезапно наполнялась идеями равенства и свободы», — писал великий писатель в своём романе «Памяти Каталонии». «Люди пытались быть людьми, а не частью капиталистического механизма».

Поклонники «Барселоны» приняли борьбу за свободу и каталонскую идентичность. Для них бездействие «попугаев» было равносильно измене этому энергичному и независимому движению — именно это и лежит в фундаменте этого дерби.

Безусловное господство «Барселоны» в мире современного футбола полностью затмило спортивные успехи «попугаев». «Бело-синие» одержали верх на Камп Ноу всего лишь три раза за последние шесть десятков лет и безнадёжно отстают в статистике очных встреч (34 победы, 36 ничьих и 97 поражений — прим. переводчика) против своих именитых оппонентов, но они значительно способствовали развитию качества игры заклятых соперников.

Возьмем, к примеру, награду лучшему вратарю Испании, трофей Самора. Он назван в честь Рикардо Самора, заядлого курильщика, начавшего свою карьеру в возрасте шестнадцати лет в «Эспаньоле». После трёх лет проведённых в клубе, он присоединился к «Барселоне». Затем еще на восемь лет вернулся в родной клуб, перед тем как, наконец, перейти в стан мадридского «Реала». Именно его сейв на последней минуте в финале Кубка Президента Республики 1936 года (в то время так назывался Кубок Короля  прим. переводчика) пресёк попытку его бывшего клуба вырвать победу.

Рикардо был известен как сторонник Франко. Он принял от генералиссимуса Орден Сиснероса в 1950 году и Орден Республики в 1934 году, что, несомненно, отражало его приверженность идеям сторонников «Эспаньола» и всячески осуждалось «Барселоной». Но его образ был далёк от игрока, который прочно ассоциировался как представитель обоих клубов этого города: Ладислао Кубала сбежал из Венгрии в 1949 году и удачно присоединился к «сине-гранатовым», где провел десять сезонов, забив в общей сложности 131 гол в 186 матчах. Но когда он вышел на поле в товарищеском матче в цветах «Эспаньола», за который успел провести пару сезонов, болельщики его освистали.

Определяющим фактором Барселонского Дерби является то, что стоит за достижением результатов на поле каждым из клубов. Гремучая смесь из королевского покровительства и каталонизированного названия (актуальное написание названия клуба на сегодняшний день: Reial Club Deportiu Espanyol de Barcelona  прим. переводчика) подтверждает неоднозначную позицию «Эспаньола», в то время как с «Барселоной» давно всё понятно.

Соглашения о спонсорстве, повышенное внимание средств массовой информации и обилие мировых звёзд сопутствует самому продаваемому (и, конечно же, зрелищному — прим. переводчика) противостоянию в мире, Эль Класико. Однако и внутри самой Каталонии шторм неизбежен — окунаясь в безумие, не забывайте о том, как далеко оно может Вас завести.

 

В среднем: 3.7 (3 голоса)