«Святые апостолы и ученики спасителя разбрелись по всему миру»,

— Церковная история Евсевия Кесарейского

 

 

Иисус был вдохновителем. Его последователи, небольшая армия евангелистов превратила его радикальные идеи в одну из крупнейших религий. 

Эта модель величественной центральной фигуры и предводителя последователей и толкователей до сих пор является довольно хорошим способом преобразить мир. Это работает как для небольших подвигов, так и для больших свершений. 

Например, Зигмунд Фрейд и его ученики, а также его конкуренты и преемники изменили наш порядок восприятия сознания. Карл Маркс и его читатели сформировали всё двадцатое столетие. Современная сюрреалистическая британская комедия не существовала бы без Спайка Миллигана и его поклонников и преемников. 

В футболе всё тоже самое, что и в жизни. Существовало огромное число блестящих футболистов в каждой эпохе, но ни одна из них по значимости не может сравниться с фигурой Йохана Кройффа. 

Как игрок «Аякса», «Барселоны» и сборной Нидерландов он поместил себя на футбольный небосклон вместе с такими великими футболистами, как Пеле, Диего Марадона, Ференц Пушкаш, Лионель Месси и Зинедин Зидан. Как тренер «Аякса» и «Барселоны» он разработал захватывающие схемы игры, взрастил впечатляющее количество гениальных игроков и оказал огромное влияние на многие футбольные команды в мире. 

Всепобеждающая сборная Испании, «Барселона» Хави и Андреса Иньесты, блестящая «Бавария» и современная сборная Германии, «Милан» конца восьмидесятых и многие другие чемпионские команды не существовали бы без влияния Кройффа. 

Бывшие когда-то радикальными и революционными, принципы Кройффа стали эталоном современной игры. Его концепцией развития молодых игроков пользуются во всём мире. 

Двадцатилетняя игровая карьера Кройффа закончилась в 1984 году. Он перестал тренировать на серьёзном уровне с 1996 года. С тех пор он заново открывал в себе таланты наставника, филантропа, комментатора и негласного управленца. 

Два года назад, в возрасте 68 лет у него был диагностирован рак лёгких. Тогда он отошёл от публичной жизни, чтобы бороться с болезнью. В феврале он объявил, что успешно борется с болезнью. 

В то время как мировой футбол молился о его выздоровлении, апостолы Кройффа и его ученики, разбредшиеся по всему миру от Святой земли до южной части Тихого океана, продолжали работу по реформированию футбола. 

Почитатели Йохана не делают то же самое, что делал Кройфф и его команды. Но они верят, что мир был бы лучше, если бы в футболе преобладало видение Кройффа. Они чувствуют в футболе «летучего голландца» больше красоты, больше радости и больше души, чем в других подходах к самому популярному виду спорта.

 

«Йохан Кройфф расписал церковь, а тренеры «Барселоны» просто реставрировали или улучшали его творение»,

— Пеп Гвардиола

 

 

 

Возможно, именно поэтому карьера Кройффа эхом перекликается с тем, что американский писатель и академик Джозеф Кэмпбелл назвал термином «мономиф».

В 1949 году, спустя два года после того, как в рабочем районе на юго-востоке Амстердама родился Кройфф, Кэмпбелл издал свою книгу «Герой с тысячью лицами». Кэмпбелл изучал мифы и религиозные сказания со всего мира и отметил, что по своей сути они схожи.

Обычно в них всегда фигурирует простой мальчик скромного происхождения, который сталкивается с необходимостью что-то изменить. Юный герой отправляется в путешествие из своего однообразного мира в «изумительный край», по пути сталкиваясь с невероятными силами, чтобы благодаря различным помощникам одержать величайшую победу, после которой он возвращается, чтобы «даровать блага» своему народу.

 

 

Сказки имеют тенденцию к схожему построению сюжета. Также как и большинство приключенческих фильмов. Например, в «Звёздных войнах» также явно прослеживаются черты, о которых писал Кэмпбелл, Джордж Лукас создавал Люка Скайуокера по принципу классического мономифического героя. 

Спорт богат на символизм и метафоры, всеми любимые истории о спортивных героях имеют ту же структуру. 

История Йохана Кройффа вписывается в большинство рамок, обозначенных Кэмпбеллом. 

Он начинал довольно скромно, но его талант, который голландец неизменно показывал на самых разных спортивных аренах, сотворил чудо. Его футбольная карьера была длинным и сложным путешествием, в течение которого он пережил множество испытаний, в то числе и грубую игру защитников той эпохи. В качестве даров своему народу они принёс четырнадцать чемпионских титулов, множество кубков и мировое признание за блестящее выступление на Чемпионате мира 1974 года. 

Но конец, который наступил в 1978 году, был ужасен.

Кройфф повесил бутсы на гвоздь, будучи игроком «Барселоны», но, тем не менее, он согласился сыграть прощальный матч в Амстердаме за «Аякс» против мюнхенской «Баварии» (позже Кройфф всё же вернулся в профессиональный футбол — прим. редактора). «Бавария» одержала победу со счётом 0:8. В конце матча кто-то поднял на плечи Йохана и ему вручили букет цветов, но это больше походило на похороны, нежели на празднование.

 

Кройфф (в первом ряду в центре) в составе «Барселоны». 1974 год

 

Впоследствии он совершил экзотическое по тем временам путешествие в Североамериканскую Футбольную Лигу, вместе с лос-анджелесскими «Ацтеками» и вашингтонскими «Дипломатами», ненадолго вернулся в Испанию, где успел поиграть за «Леванте», а также потерял все сбережения, вложившись в свиноводство. В 1981 году он снова повесил бутсы на гвоздь. Но он снова вернулся. Его первым матчем после возвращения стала игра «Аякса» против «Харлема». На стадионе «Дэ Мер» не было свободных мест, но многие сомневались, думая, что Кройф слишком стар. Все волновались, что волшебство «летучего голландца» ушло навсегда. 

В начале первого тайма он подобрал мяч, избавился от двух защитников, и без предупреждения, наинежнейшим ударом подсёк снаряд. Голкиперу «Харлема» оставалось только в изумлении наблюдать, как мяч опускается ему за шиворот и летит навстречу сетке ворот. 

Кройфф провёл ещё три удивительных сезона, вдохновляя новое поколение будущих звёзд, таких, как Марко ван Бастен, Рональд Куман и Деннис Бергкамп. После этого, уже в качестве тренера он основал две божественные футбольные империи: первую с «Аяксом», а затем и вторую с «Барселоной». 

Не удивительно, что в словах его последователей проскакивают квазирелигиозные формулировки, когда речь заходит о Йохане Кройффе. 

Его первый тренер в «Аяксе», деликатный английский эмигрант, Вик Бэкингэм назвал его «Божьим подарком футболу». Согласно материалу Дэниэля Сторей, Пеп Гвардиола, после того как принял руководство над «Барселоной» в 2008 году, объяснял величие команды следующими словами: «Кройфф построил храм, наша задача состоит в том, чтобы сохранить его». Голландский футбольный эксперт Артур ван ден Бугард утверждал, что Кройфф обнаружил «метафизический подход» к футболу. 

Кройфф не рассказывал притч, однако однажды он заявил: «В некотором смысле я, видимо, бессмертен».

 

«Он просто Крёстный Отец голландского футбола»,

— Франк Райкаард

 

 

В его загадочных словах есть что-то таинственно пасторское, это отдельная версия голландского языка, который можно рассматривать как собственную языковую единицу:

 

«Если ты не можешь победить, убедись, что ты хотя бы не проигрываешь».
«В каждом недостатке есть своё преимущество».
«Если ты оказался не там, где нужно, значит, ты либо пришёл слишком рано, либо опоздал».
«Если бы я хотел, чтобы вы поняли, то я объяснил бы лучше».

 

В то же время он был не слишком религиозен. Он подметил, что в Испании все игроки крестятся перед тем, как выйти на поле, и как-то сострил, что «если бы это действительно работало, каждый матч заканчивался бы вничью». 

Существует небольшой фрагмент чёрно-белой видеозаписи Кройффа конца пятидесятых. 

 

 

Тощий, энергичный парень чеканит мяч на тротуаре окраины Амстердама. Кажется, что снаряд размером с него самого. На юнце кожаные ботинки, широкие шорты и практичный джемпер с широкой светлой полосой поперёк груди. 

Вот он чеканит снаряд головой, затем он пробрасывает мяч между ног своего старшего товарища и движется по направлению к камере. Вся грация зрелого Йохана внезапно просматривается в зачатке: скорость мышления и ног, проворство и идеальное равновесие, подтянутый и немного кривоногий. 

Как и у всех величайших футболистов, талант Йохана развивался на улице, в бесчисленных и радостных часах практических занятий и игр. 

Как вспоминал один его друг детства: «Существовал только Йохан — и мяч, а также мяч и Йохан». 

Эта сцена была снята в пригородном парке, построенном в двадцатых годах для рабочего класса, отцом парня, Манусом Кройффом, который управлял небольшим бакалейным магазинчиком на улице Аккерстраат. Через пару лет Мануса сразит сердечный приступ. Эта трагедия определила судьбу мальчика. 
 

 

У пригорода тогда была одна черта: в каждом доме был небольшой сад, в районе была небольшая библиотека и небольшая церковь. Со временем район приобрёл сугубо практичное голландское название «Бетондорп», что означает «бетонная деревня». Стадион «Аякса» был расположен примерно в трёхстах пятидесяти метрах от дома Йохана.

После смерти мужа мать Йохана стала работать уборщицей на этом стадионе, и Кройфф стал проводить там много времени. Все в клубе знали его. Спустя шесть месяцев после семнадцатилетия Йохана, Бэкингэм, заменивший мальчику отца, позволил Кройффу дебютировать в главной команде. 

«Аякс» был одним из крупнейших клубов Нидерландов. Но сборная Нидерландов была третьесортной командой, её структура и тактика застряли на уровне тридцатых годов. Однако за десятилетие и клуб и страна стали уважаемы и обрели большое количество поклонников. Кройфф был тем человеком, благодаря которому это стало возможным. 

«Аякс», который тренировал Ринус Михелс и выводил на поле Йохан Кройфф, развивал новый удивительный стиль игры, который был назван «totaalvoetbal», что переводится как «тотальный футбол». Современная «Барселона» больше всего напоминает ту команду, поэтому уместно назвать тот «Аякс» «блауграной» того времени. 

«Аякс» завоёвывал Кубок Европейских Чемпионов каждый год в период с 1971 по 1973 год. В 1974 году на Чемпионате мира по футболу сборная Нидерландов во главе с Кройффом была, пожалуй, эталоном этой схемы игры. Голландцы доминировали на протяжении всего турнира, демонстрируя захватывающий атакующий футбол, но не смогли победить сборную ФРГ в финале турнира. 

Крах был обусловлен чрезмерной самоуверенностью голландцев. На второй минуте финального матча, до того, как кто-либо из игроков сборной ФРГ коснулся мяча, они забили благодаря пенальти, которому предшествовала комбинация из семнадцати передач и проникающего забега Кройффа. 

На протяжении следующих двадцати минут вместо того, чтобы упрочить преимущество, сборная Нидерландов держит мяч, выводя из себя соперника. Немцы отбивались и сумели забить дважды. Во втором тайме голландцы сделали всё что могли, однако не смогли исправить ситуацию. 

Это было самым большим разочарованием в игровой карьере Йохана Кройффа, но он всегда относился к этому несерьёзно, говоря, что, несмотря на победу ФРГ, полюбилась и запомнилась зрителю именно сборная Нидерландов.

 

«Играть в футбол очень просто, но играть в простой футбол — это самая трудная задача»,

— Йохан Кройфф

 

 

«Нет лучшей награды, чем признание твоего стиля», — говорил он после просмотра матча сборной своей страны против сборной Аргентины и её последующего поражения сборной Бразилии в серии пенальти на Чемпионате Мира 1998 года. 

В следующих трёх эпохах на крупных турнирах за сборную Нидерландов выступали лучшие футболисты, который показывали головокружительный футбол, но в самый ответственный момент терпели поражения, обычно в серии пенальти. Но вера в преимущество креативной и творческой игры осталась краеугольным камнем футбольных убеждений Кройффа. Это отличало его от большинства других тренеров, которые, по большей части, считают, что в футболе главное — это результат. 

Прагматичность — зачастую эвфемизм неприглядной победы. Кройфф никогда не соглашался на этот цинизм. 

В шестидесятых принцип победы любой ценой был воплощён итальянскими командами, которые играли в «катеначчо», во главе угла итальянского подхода стояла защита. Кройфф и его голландские коллеги стали героями тех, кто желал видеть более зрелищный футбол.

Анимированое исполнение культового «Разворота Кройффа», впервые увидевшего свет на Чемпионате Мира 1974 года

 

Сегодня первосвященником прагматизма является Жозе Моуриньо. В девяностых он освоил некоторые секреты голландцев во время работы в «Барселоне», но до того, как последователи Кройффа заметили это, он перешёл на тёмную сторону. Их презрение обоюдно: кажется, что Моуриньо лелеет в сердце специальную полочку для ненависти к «Барселоне», «Арсеналу» и другим приверженцам «кройффизма». 

Кройфф был отчаянно конкурентоспособен. Он рассматривал победу и красоту как единое целое. Однажды его спросили, готов ли он придерживаться защитной тактики для того, чтобы завоевать трофей. Он ответил «нет», объяснив своё решение тем, что это «слишком скучно». А представьте, если играть весь сезон в ужасный футбол, да ещё и ничего не завоевать! Целый сезон был бы потрачен впустую. 

Каков был Кройфф, будучи футболистом? Если вам никогда не приходилось видеть его игру, лучше всего начать с видео «Йохан Кройфф — это искусство», любительская компиляция одного из поклонников длится символичные четырнадцать минут (четырнадцать — это число, ассоциирующееся с Кройффом). 

 

 

Вся его виртуозность прямо перед глазами: сверхъестественный контроль и гибкость змеи, нарастающий стремительный дриблинг, прямые и ломаные проходы, то, как он раздаёт передачи по непонятным и неожиданным траекториям. Гибкий и быстрый, он напоминал очень смышлёную борзую собаку. 

Английский футбольный автор Дэвид Миллер называл его «Пифагором в бутсах». Голландский писатель Нико Схепмакер считал его «четырёхногим». Голландский хореограф Руди ван Данциг считал, что Кройфф танцует лучше, чем великий Рудольф Нуреев. 

Любимым движением Кройффа было резко остановиться на месте, а затем резко сорваться с места. С этим могли справиться только несколько защитников. Другим знаменитым финтом Йохана был названный в честь него «Разворот Кройффа», который он впервые исполнил на Чемпионате Мира 1974 года в матче против сборной Швеции. Он собирался подать мяч в штрафную, но когда защитник предпринял попытку помешать ему, Йохан прокинул мяч себе за спину, развернулся и, освободившись от опекуна, направился за мячом, в противоположное от защитника направление.

 

 

  

 

Он никогда не стремился сыграть головой, хотя при необходимости и мог. Он предпочитал использовать свою гибкость и изобретательность. Барсаманы до сих пор помнят его «невозможный гол» в матче против мадридского «Атлетико», когда он прыгнул подобно олимпийскому гимнасту, сделал пируэт в воздухе и, с помощью внешней стороны стопы, под острым углом отправил снаряд в девятку.

 

 

 

И больше всего, как он бы сейчас отметил, особенно в поздний период своей карьеры, Кройфф тратил времени на то, чтобы объяснить партнёрам по команде, куда им следует двигаться. Присмотревшись, увидите, что он играл в свою собственную игру, контролируя при этом всю команду. 

Кройфф руководит действиями партнёров по «Аяксу». В этом матче его команда победила со счётом 5:0

 

Ни один игрок не обладал более искусным и глубоким пониманием геометрии футбольного поля. Он был похож на шахматного гроссмейстера, который видит ситуацию на несколько шагов наперёд. Он перемещает фигуры по доске, генерируя непреодолимую и плавную геометрию. 

Он был уникальным сочетанием энергии и мысли. 

«Не носитесь так. Футбол — это та игра, в которой необходимо думать головой», — говорил Кройфф. 

На самом деле, он, как и другие футболисты, представляющие «тотальный футбол», бегали много, поглощая оппонентов своей энергией и агрессией, а также своими умениями и перемещениями.

 

«Безусловно, он был лучшим игроком, родившимся в Европе»,

— Франц Беккенбауэр

 

 

Изобрёл ли Кройфф «тотальный футбол»? Не совсем. Это был общий успех, по крайней мере, половина которого принадлежит Ринусу Михелсу, который сменил Бэкингэма в 1965 году. Именно он привнёс напористость и профессионализм команде, которую ранее можно было назвать скорее любительской. Именно Михелс руководил тактическим развитием.

Но без Кройффа это было бы немыслимо. Без Кройффа «тотальная» философия умерла бы в восьмидесятых, в эпоху, когда большинство представителей этой идеи ушли из футбола, а оборонительный футбол был в почёте даже в Нидерландах.

Уже будучи тренером, в «Аяксе» Кройфф восстанавливал принципы и добавил несколько собственных. Со временем его идеи стали новым эталоном в Нидерландах. Он реорганизовал систему обучения молодых игроков в «Аяксе», чтобы игроки могли играть в его стиле, затем он повторил это в «Барселоне», имея уже больший бюджет.

Сейчас мы принимаем за данность, что Испания — край элегантного, содержательного и творческого футбола. Но такой её сделал Йохан Кройфф.

 

 

Когда он только приехал в Испанию в 1973 году, в «Барселоне» была «засуха». К концу сезона каталонцы впервые за четырнадцать лет завоевали чемпионство. В Нидерландах говорят, что из-за этого болельщики «Барселоны» часто называли Йохана «El Salvador» (то есть Спасителем), хотя это и оспаривается в Каталонии.

 

 

Но это не было ключевым моментом изменения испанской футбольной культуры. Страна всё ещё была под фашистской диктатурой Франсиско Франко, и футбол был переполнен духом «Красной Фурии». Страсть и старание были самыми ценными качествами, а защитники вроде «Мясника из Бильбао» Андони Гойкоэчеа отражали национальный футбольный дух. 

К тому времени, когда Кройфф вернулся в «Барселону» уже в качестве тренера в 1988 году, Франко тринадцать лет как был мёртв, а в Испании уже была демократия. За последующие несколько лет он построил экстраординарную команду, «дрим тим», в составе которой были такие звёздные легионеры, как Христо Стоичков, Рональд Куман, Ромарио и Микаэль Лаудруп, а также местные ребята — такие, как Гвардиола. Эта волнующая команда четыре года подряд завоёвывала титул чемпиона страны с сезона 1990/91 по сезон 1993/94, а также впервые одержала победу в Европейском Кубке Чемпионов. Внезапно вся Испания захотела играть как «Барселона». 

Важно помнить, насколько радикально «тотальный футбол» отличался от первоначальных идей самой игры.

Тренер «Барселоны» Йохан Кройфф на «Камп Ноу» в 1988 году

 

В девятнадцатом веке англичане, которые дали миру футбол, пытались найти адекватную замену войне для настоящих рыцарей. Они играли прямолинейно, строго следуя стандартным схемам. Бразильцы воспринимали футбол как трибуну для проявления индивидуального мастерства. Итальянцы были зациклены на тактике, главным образом оборонительной. У немцев был «kampfgeist» (боевой дух), который означал, что нечеловеческие усилия, физическая сила и командная работа — ключевые факторы успеха. 

Кройфф и Михелс переосмыслили футбол. Они считали, что это искусная, бурлящая в пространстве игра, в которой победителем выйдет тот, кто управляет и контролирует определённое пространство поля. 

В этом они неосознанно изобразили широту голландской культуры. В течение многих веков жители Нидерландов, перенаселённой и окружённой морем страны, находили способы использовать и контролировать окружающую их среду. Чувственность проявляется в картинах Яна Вермеера, Питера Янса Санредама и Пита Мондриана. Она присутствует и в голландской архитектуре и землеустройстве. Михелс и Кройфф сделали маленький шаг для того, чтобы проявить это и в футболе. 

Когда я посетил старый дом Кройффа в «Бетондорпе» в 1990 году, меня озарило. Его семья давно там не жила, а новой владелицей была прекрасная женщина, которая руководила службой скорой медицинской помощи животным. С внешней стороны дом казался таким, каким он был в пятидесятых, но, как объяснила новая хозяйка, всё изменилось. 

«Это была гостиная Йохана Кройффа, но мы установили здесь стену… а кухня была здесь, но мы её расширили», — объясняла она. 

Голландский дом, также как и голландское футбольное поле — это гибкое пространство.

 

«Он заново нашёл концепцию футбола для целой страны»,

— Мигель Анхель Надаль

 

 

Действительно ли «тотальный футбол» — это тактическая схема? Или же это некий идеал? Споры продолжаются и по сей день. Как и религии, ему пришлось адаптироваться к меняющимся обстоятельствам. В начале семидесятых годов одной из ключевых инноваций Михелса была формальная смена позиции. Его нападающие, полузащитники и защитники беспрерывно менялись ролями, вращались вокруг центра поля и обоих флангов. Схема команды была относительно постоянной — 4-3-3, но футболисты неизбежно менялись позициями.

 

 

За прошедшие годы темп игры заметно ускорился, и стало труднее находить свободное пространство, был необходим новый тип гибкости. В «дрим тим» позиции за игроками были относительно закреплены, но, несмотря на это, всё ещё наблюдалась значительная гибкость.

 

 

Сборная Дании по футболу, известная как «Датский динамит», возможно, была лучшей командой на чемпионате мира 1986 года (несмотря на поражение от сборной Испании со счётом 5:1, в одном из самых странных матчей в истории футбола), и она использовала латералей вместо вингеров. Но эффект был таким же. 

Некоторые из ключевых игроков той команды, такие как Йеспер Ольсен, Сёрен Лербю и Ян Мёльбю играли с Йоханом в «Аяксе», тогда как капитан той команды Мортен Ольсен подвергся влиянию «летучего голландца» удалённо. Ольсен, позже тренировавший «Аякс» и национальную сборную Дании, приложил много усилий, чтобы адаптировать «кройффизм» для Дании. 

За эти годы дриблинг успел стать во главу угла и обесцениться. Кройфф был энергичным бегунком, который мог разрезать оборону соперника, создавая хаос и свободное пространство для партнёров. Его партнёры, такие как Джонни Реп, Роб Ренсенбрик и Пит Кейзер, тоже были отличными дриблёрами. 

Тем временем «Аякс» одержал триумф в Лиге Чемпионов в 1995 году; тренер команды Луи ван Гаал сместил акцент на владение, высокую скорость и перемещение мяча. 

Кройфф и ван Гаал ненавидели друг друга. Причины никто не знает, тем более у них столько общего. Оба росли недалеко друг от друга, оба начинали в «Аяксе» и футбол их лучших команд похож. Если пофилософствовать, то можно найти и различие: ван Гаал считает себя большим приверженцем идей Михелса, чем Кройфф. Он верит в систему, тогда как Кройфф больше полагался на талантливых и креативных игроков. 

 1982 год. Противостояние игрока «Аякса» Кройффа и ван Гаала, выступавшего в роттердамской «Спарте»

 

Деннис Бергкамп, один из главных ставленников Кройффа и главная фигура сборной Нидерландов девяностых годов, зашёл очень далеко, сказав, что «не верит в дриблинг». Бергкамп и его сборная той эпохи создавали пространство с помощью передач и движения. 

К концу нулевых игра обрела ещё больший темп, что вылилось в «тики-таку» «Барселоны». В 2008 году сборная команда Испании запоздало последовала этому примеру, и, избавившись от рудиментов «Фурии», стала исповедовать «кройффизм». Ренегаты получили неимоверную награду. Испания никогда до этого не имели статус великой футбольной державы, но внезапно она обрела мировое господство, одержав победы в трёх важнейших турнирах подряд: в 2008 и 2012 годах на Чемпионатах Европы и в 2010 году на Чемпионате Мира. 

На фоне этого нового варианта «тотального футбола» футболисты, рождённые в девяностых, выглядели медленными. Стоило команде потерять мяч, и полузащитники сборной Испании Хави, Иньеста и Серхио Бускетс начинали перемещать снаряд с сумасшедшей скоростью на невероятно ограниченном расстоянии. Всё же, как говорил их тренер в клубе Хосеп Гвардиола, это была «церковь Кройффа». Они создавали пространство для своих партнёров и лишали его своих противников, что и являлось главным принципом игры. 

Сегодня прессинг стал той же фундаментальной частью игры, как и газон, разметка и сетка ворот. Но это было голландским изобретением.

 

 

В конце шестидесятых он развивался в «Аяксе» благодаря энергичным и яростным игрокам, таким, как Йохан Неескенс, работа которого в основном состояла в том, чтобы изнурить плеймейкера соперника. Жертвы Неескенса обычно старались уйти от опеки, перемещаясь глубже, на свою половину, но «Йохан II», следуя его инстинктам и командному духу, не отставал. Михелс подметил это и включил этот элемент в развивающуюся философию, наказав команде действовать схожим образом.

 

 

«Аякс» начал охотится в стае, действуя глубоко на половине соперника. За этим неизбежно последовала высокая линия обороны. Если ты всей командой обосновался на чужой половине поля, последнее, что тебе захочется — возвращаться назад при потере мяча на свою половину. 

Следующим этапом развития этой идеи стало изобретение одиннадцатого полевого, функции которого исполнял вратарь. До этого времени работа вратаря заключалась сугубо в том, чтобы стоять в рамке и отбивать удары. Но во время подготовки к Чемпионату мира 1974 года Кройфф убедил Михелса взять на место вратаря Яна Йонгблуда, голкипера, который любил далеко выходить и необычно хорошо играл ногами. Его стиль, который сегодня копируют вратари по всему миру, позволил сборной Нидерландов прессинговать ещё выше. 

Футбол слишком часто рассматривается исключительно с точки зрения расстановки на поле. Кройфф долго придерживался схемы 4-3-3. Но это не говорит нам о многом. Есть множество путей использования этой расстановки.

 

«Если не было бы Кройффа, то не было бы «дрим тим». Если не было бы Кройффа, то не было бы Ла Масии. Если не было бы Кройффа, то не было бы Жоана Лапорты. Если не было бы Кройффа, то не было бы Франка Райкаарда. Если не было бы Кройффа, то не было бы Пепа Гвардиолы»,

— Грэм Хантер

 

 

Тьерри Анри, страстный поклонник голландского стиля, игравший в футбол Кройффа в «Арсенале» и «Барселоне», советует нам не зацикливаться на цифрах. Как-то он сказал мне, что «тотальный футбол» — это состояние души. 

«Схема не имеет значения», — говорил Анри. «Несмотря на расстановку (в которой он играл в «Арсенале»), мы играли в «тотальный футбол». Были ли это 4-3-3 или 6-4-0 без нападающих, всё равно. Всё равно это был «тотальный футбол». Атака в любой момент. Все идут в атаку. Все участвуют в обороне. Это голландская идея. В «Арсенале» мы привыкли играть в расстановке 4-4-2… иногда это было 3-4-3 или что-то ещё. Но мы играли с идеей «тотального футбола», несмотря ни на что».

Слева направо: Герри Мюрен, Дик ван Дейк, Йохан Неескенс и Йохан Кройфф

 

Это возвращает нас к утверждению ван ден Бугарда: Кройфф обнаружил метафизическое решение загадки игры. 

За долгие годы Кройфф нажил себе много врагов и критиков. Его обвиняли в идеализме, упрямстве, невыносимом характере, а также за то, что он уделяет недостаточно внимания обороне. Он любил спорить, и его конфликтный метод работы мог ранить. 

Отзыв ван ден Бугарда заключается в том, что те, кто атаковал Кройффа, так и не смогли понять его. Он утверждает, что почти любая команда, имеющая в обойме достаточно талантливых игроков, которая идет по пути «кройффизма», гарантированно будет иметь преимущество перед теми командами, которые не идут по этому пути.

 

«Если бы я хотел, чтобы вы поняли, то я объяснил бы лучше»,

— Йохан Кройфф

 

 

Что было бы, если все команды уверовали в идеалы Кройффа? Мы не совсем достигли этой стадии, но в некоторых местах ситуация близка к этому. Так же как и Христианство распространилось почти во все уголки мира и адаптировалось к местной культуре, голландские методы проникли в самые отдалённые уголки и обросли некоторыми собственными особенностями. 

Сборная Германии пришла к идеям «кройффизма» после того, как была унижена на Чемпионатах Европы по футболу 2000 и 2004 годов. Сейчас они — действующие чемпионы мира. Команды из таких разных стран, как Бельгия и Новая Зеландия, пошли по тому же пути. 

Полупрофессиональный клуб «Окленд Сити» — постоянный победитель Лиги Чемпионов ОФК, а также бронзовый победитель Клубного Чемпионата мира по футболу. Его тренирует общепризнанный «Кройффоман» Рамон Трибульетч. Он был настоящим барсаманом, его вдохновляла «дрим тим». Несмотря на то, что он никогда не работал ни в «Барселоне», ни с Кройффом, все его команды играли в стиле Кройффа.

Ещё относительно недавно английский футбол был синонимом «лонгболлов», плохого контроля мяча и больших, неуклюжих центральных нападающих и полузащитников-лесорубов.

 

 

Сегодня большинство топ-тренеров больших клубов Английской Премьер-Лиги — либо голландцы, либо подверглись влиянию голландцев. Например, Арсен Венгер в «Арсенале», Луи ван Гаал в «Юнайтед» годовой давности, Роберто Мартинес и сменивший его Рональд Куман в «Эвертоне» и Юрген Клопп в «Ливерпуле», а также можно вспомнить Гуса Хиддинка в «Челси» — все они праведные последователи «кройффизма». Ну, и не стоит забывать Хосепа Гвардиолу, который возглавил «Сити».

 

 

В английском клубе «Ньюкасл Юнайтед», который на излёте девяностых тренировал другой последователь веры Йохана, посчитали Рууда Гуллита слишком чуждым. Также как и успевшего ранее потренировать «Твенте» Стива Макларена, при котором в команде была целая россыпь голландских игроков. 

В Нидерландах и Испании, странах, которые Кройфф считал родными, он боролся за свои идеалы. А в более отдалённых местах сопротивление его идеям не всегда было сильным. Когда Кройффа спрашивали, почему он никогда не тренировал команд с «Туманного Альбиона», он отвечал, что англичане вполне довольны своим стилем «бей-беги», и он не хотел менять их привычки.

«Кройфф построил храм, наша задача состоит в том, чтобы сохранить его», — сказал тренер мюнхенской «Баварии» Пеп Гвардиола

 

У его поклонников и учеников нет таких стереотипов, и они счастливо прозелитируют по всему миру.

Друг Кройффа Гус Хиддинк почитается в Южной Корее, чью сборную он вывел в полуфинал Чемпионата Мира 2002 года. Он также добивался успехов со сборными России, Австралии и Турции.

 

 

Ари Хан, его приятель по «тотальному футболу» в семидесятых, тренировал национальную сборную Китая. Вим Янсен тренировал сборную Саудовской Аравии, а также успел потренировать в Японии и Шотландии. Руд Крол, капитан сборной Нидерландов на Чемпионате Мира 1978 года, работал в Египте и Южной Африке. Сын Йохана, Жорди, названный в честь святого покровителя Каталонии, работал на Кипре и Мальте, а сейчас работает в тель-авивском «Маккаби».

 

 

В наши дни успех распространения «тотального футбола» в значительной степени зависит от силы национальной культуры.

Например, в Италии Арриго Сакки при материальной поддержке будущего премьер-министра Сильвио Берлускони добился ошеломительного успеха, привив «Милану» «тотальный футбол» в конце 80-х. Сакки влюбился в «Аякс» и сборную Нидерландов ранних семидесятых и даже ездил в Амстердам, чтобы посмотреть, как тренируется Кройфф и его одноклубники.

Будучи молодым тренером, он реализовал свои идеи, сформировавшиеся под влиянием голландского футбола. Он завербовал Рууда Гуллита, протеже Кройффа, Марко ван Бастена и Франка Райкарда, а также обучал местных ребят, таких как Паоло Мальдини, Франко Барези и Карло Анчелотти прессингу, атаке и использованию свободного пространства. И вуаля, «россонерри» становятся лучшей командой в мире. 

Неожиданно каждая команда Италии захотела играть как «Милан», но итальянский футбол не изменился. Этому была довольно простая причина: им нравилась не красота футбола, показываемая «Миланом», им нравился его успех.

 

«Прежде чем ошибиться, я не совершаю ошибки»,

— Йохан Кройфф

 

 

Вскоре после этого Деннис Бергкамп подписывает контракт с извечным соперником «Милана», «Интером». «Интер» был духовной обителью «катеначчо». 

Два года в Италии стали для Бергкампа настоящим кошмаром. Его дразнила местная пресса и оскорбляли собственные одноклубники. 

Но всё изменилось, когда он перешёл в «Арсенал» в 1995 году. Клуб был печально известен благодаря своему нудному оборонительному футболу, и после череды скандалов отчаянно нуждался в переменах. Кроме того, Англия только начала присматриваться к новым идеям, игрокам и тренерам. 

Вместо того, чтобы требовать от Бергкампа адаптироваться к унылой британской действительности, «Арсенал» страстно учился у него. Они не сопротивлялись изменениям, скорее они нырнули в них головой. В 1996 году в команду прибыл Арсен Венгер, и «Арсенал» скоро стал английской версией «Аякса».

 

 

Как насчёт Нидерландов? Обращение футбольного мира в «кройффизм» стало проблемой, поскольку голландцы раздарили своё преимущество всем кому ни попадя. Их конкуренты стали копировать их методы и обогнали их. 

Провал Нидерландов в отборочной стадии к Чемпионату Европы 2016 года иллюстрирует атрофию голландской футбольной системы, особенно в сравнении с их соседями — Германией и Бельгией. Нидерланды больше не являются колыбелью мировых талантов. 

Кройфф заметил эти проблемы и в 2011 году возглавил переворот, который привёл к тому, что бывшие игроки «Аякса» взяли клуб под свой чуткий контроль.

 

 

Его план состоял в том, чтобы модернизировать молодёжную систему и превратить её в теплицу, в которой лелеялось бы новое поколение выдающихся игроков. Пока это не работает, и непосредственно перед тем, как он заболел, Йохан поссорился со своими бывшими союзниками и дистанцировался от нового режима.

Тем не менее, его наследие в безопасности, и даже величайшие игроки современности отдают ему должное.

Относительно недавнее исполнение пенальти Месси и Суаресом в матче против «Сельты» из Виго тому подтверждение. 

 

В декабре 1982 года Кройффу предстояло пробить пенальти в матче против клуба «Хельмонд Спорт». Обычно он ненавидел бить пенальти и передавал это право партнёрам. Однако в этот раз он сам подошёл к точке… а затем аккуратно пнул снаряд в ноги набегавшему Ольсену. Навстречу Ольсену выбежал поражённый вратарь «Хельмонда», но тут последовала ответная передача Кройффу, который беспечно отправил мяч в сетку.

 

В 2005 году Робер Пирес и Тьерри Анри (который тоже носил №14) попробовали повторить этот гол, но вместо этого у них получилась полная неразбериха. Но четырнадцатого февраля прошлого года (опять этот номер), в день всех влюблённых, у Месси и Луиса Суареса получилось продемонстрировать всю их любовь к Йохану, в матче против «Сельты», который закончился со счётом 6:1 в пользу каталонцев. Месси (лучший выпускник Ла Масии) сделал несколько шагов и отдал мяч Суаресу (уругваец, кстати, когда-то играл за «Аякс»), который и вколотил снаряд в сетку. 

Это был незабываемый момент. Сам Йохан через друга дал понять, что ему этот пенальти пришёлся по душе. 

Объективно говоря, трюк Месси и Суарес исполнили не лучшим образом, аргентинец сократил угол удара, тем самым дав шанс вратарю. По версии Кройффа у вратаря не было шансов.

 

«Если бы он только захотел, то он бы стал лучшим игроком на любой позиции на поле»,

— Эрик Кантона

 

 

Это было похоже на трибьют Леди Гаги Дэвиду Боуи на церемонии «Грэмми». Исполнение кавера было великолепно, и это было недвусмысленным признанием в любви.

Но этот знак уважения просто заставил тебя ещё больше любить оригинал.