Пожалуйста, авторизуйтесь

Логин
Пароль

На указанный в форме e-mail придет запрос на подтверждение регистрации.

Регистрация
Логин (мин. 3 символа):*
Пароль:*
Подтверждение пароля:*
Адрес e-mail:*
Имя:*
Фамилия:
Дата рождения:* DD.MM.YYYY
Выбрать дату в календаре
Пол:
Фотография:
Страна:
Город:
Защита от автоматической регистрации
CAPTCHA
Введите слово на картинке:*

Пароль должен быть не менее 6 символов длиной.

*Поля, обязательные для заполнения.

Луис Суарес

Имя: Луис Альберто Суарес Диас

Дата Рождения: 24 января 1987 года

Место Рождения: Сальто, Уругвай

Рост: 181 см

Позиция на поле: нападающий

Национальность: уругваец

 

Вольное, с лирическими отступлениями и философскими размышлениями о природе вещей, изложение биографии Луиса Альберто Суареса Диаса.

***

Забудьте на время,что на носу у вас очки, а в душе осень. Перестаньте скандалить за вашим письменным столом и заикаться на людях. Представьте себе на мгновенье,что вы скандалите на площадях и заикаетесь на бумаге.Вы тигр, вы лев, вы кошка.

Исаак Бабель, Как это делалось в Одессе.

Мне было 19, и внутри я кипел от того, что мы проиграли 0:5. Я не мог смириться с тем спокойствием и улыбками на их лицах.Мне было непонятно, как можно вообще претендовать на что-то с таким отношением к делу. Я всегда относился к игре по другому, тем более, как нападающий.

Луис Суарес.

 

Предисловие

 

1

 

Два года назад, в апреле 2013 года, Серхио Бускетс сказал, что Хави Мартинес - это именно тот игрок, которого долгое время не хватало Баварии.Через несколько дней после этого комплимента Бавария разгромила Барселону в полуфинале Лиги Чемпионов с общим счетом 7:0 и выиграла свой первый в истории требл. Эти поражения подвели черту под существованием великой команды Пепа Гвардиолы. Цикл закончился, колесо истории прошло полный круг; уже два года Барселона мучительно расставалась со своим прошлым и искала свое будущее. Через несколько месяцев в команду пришел Неймар - и каталонские старейшины и ревнители семейного очага зароптали о попрании устоев и пренебрежении традициями. Сезон 2014 года, когда команда впервые за долгие годы осталась без трофеев, подтвердил их правоту. Легендарная полузащита "Барселоны", основа основ, крошилась и рушилась, накапливалась усталость метала несущих конструкций, а архитекторы команды, вместо того чтобы укреплять фундамент, надстраивали новые красивые башенки в стиле барокко (или рококо, кто их, левантийских проныр, разберет).

И как будто одного Неймара было мало, летом 2014, в обстановке полной секретности, в разгар смуты и безвластия, в команду пришел Луис Суарес. Лучший бомбардир английской премьер-лиги, скандалист, три раза кусавший защитников и один раз назвавший негра негром, любитель нырков, симуляций, споров с арбитрами и стычек с соперниками. Только что ставший претендентом на "Золотую Бутсу" и только что получивший 4 месячную дисквалификацию за укус защитника сборной Италии на Чемпионате Мира. Которую он получил после 10 матчевой дисквалификации за расистское высказывание. За 80 миллионов евро. И который сможет играть только через несколько месяцев.

В барселонском институте благородных девиц и субтильных скрипачей такой тафгай смотрелся абсолютно неуместно. Да и в команде уже было два нападающих мирового класса, один из которых еще толком не успел адаптироваться. Три наконечника при абсолютно мертвой, постаревшей и устаревшей полузащите? Каталонское королевство бурлило от негодования и проклинало проворовавшуюся хунту.

Через 4 месяца после начала сезона 2015 Луис Суарес так и не адаптировался в к новым партнерам, команда показывала сумбурную и вялую игру а главный тренер "Барселоны" Луис Энрике был на грани увольнения. Еще через пять месяцев "Барселона" взяла исторический второй требл a мир узнал новую аббревиатуру МСН. "Эль Триденте",или "Трезубец", как стали называть устрашающую тройку нападающих, забил рекордные 122 голов в сезоне, превзойдя Рональдо, Бензема и Игуаина с их 118 голами в сезоне 2011/12.

Луис Суарес, шпана и хулиган, выросший на улицах Монтевидео,самый, может быть, преданный футболу и страстный игрок #прямосейчас, забил 21 гол и отдал 25 ассистов в 43 играх. Два из них были в первом гостевом матче 1/8 Лиги Чемпинов, в ворота чемпиона Англии, дорогой игрушке арабских шейхов "Манчестер Сити", на их же поле. Еще два - на домашнем поле "ПСЖ", еще одном перекаченном шальными деньгами клубе, в 1/4 ЛЧ. Потом был победный гол в весеннем Эль Классико, ассисты Неймару в полуфинале ЛЧ и победный гол в финале Лиги Чемпионов.

Луис Суарес стал тем игроком, которого не хватало "Барселоне". "Барселона" была тем клубом, в котором Луис Суарес мечтал играть с детства, когда он приходил на тренировки с серым рюкзаком с эмблемой клуба - и она стала той командой, в которой Луис Суарес впервые стал чемпионом. Добавьте сюда историю беззаветной и преданной любви, пережившей разлуку и огромные расстояния - и получите готовый сюжет для слезовыжимательной мелодрамы для домохозяек; но я обещаю вам, перед этой историей не устоят даже самые суровые и циничные болельщицкие сердца. Итак, подайте мне гусли и располагайтесь поудобнее, мы начинаем.

Часть первая. Уругвай.

 

Итак, представьте, что вы - фактически беспризорный 13 летний пацан из маленького уругвайского городка Солитеро, семья которого только что переехала в столичное Монтевидео; ваша мама - уборщица на столичном вокзале, ваш папа - отставной военный, который никак не может найти стабильную и хорошо оплачиваемую работу. У вас есть семеро братьев и сестер, до вас никому нет дела, а над вашим провинциальным акцентом смеется вся улица.

Я был записным двоечником, никогда не воспринимал учебу всерьез и всегда валял дурака на уроках. Дискотеки и ночные тусовки с местными пацанами - вот что интересовало меня на самом деле. Да, я с детства увлекался футболом, но мог спокойно пропустить тренировку, если не высыпался или слишком хорошо гулял накануне - хотя денег ни у меня , ни у моей семьи никогда не было, и мне постоянно приходилось придумывать разные аферы, чтобы заиметь хотя бы несколько десятков песо, хотя бы для того, чтобы купить новые бутсы. Нет, я не был совсем уже пропащим подростком - меня приняли в детскую команду столичного "Насионаля", я (хотя чисто случайно) попал на игровое шоу на центральном канале телевидения и выиграл там несколько конкурсов - но мое будущее, как и будущее тысяч детей из бедных семей из Монтевидео, было предопределено.

На одной из дискотек я увидел очень красивую девочку и даже сумел перемолвиться с ней пару фраз. Она была дочкой банкира и жила в хорошем районе города; у меня не было не одного шанса, но это меня не остановило. Я никогда не сдавался и никогда не обращал внимание на то, хорошие у меня шансы или плохие, я всегда шел к цели, выкладываясь на все сто - поэтому я выследил, по каким улицам ее провожает папа в школу и стал постоянно попадаться им на глаза, почтительно здороваясь с ее отцом. - просто чтобы произвести на нее хорошее впечатление. В конце концов она согласилась придти на свидание - и этого свидание полностью изменило мою жизнь.

Я понравился Софи так же , как она понравилась мне, и очень скоро я уже стал постоянным гостем в их доме. Тогда я был не такой стеснительный, как сейчас - первым делом, приходя к ним в дом, я открывал холодильник и искал, что вкусное я могу съесть сегодня; когда они приходили домой с покупками, я первым делом заглядывал в сумки и спрашивал "А что вы купили мне?". Софи считала меня бесцеремонным и злилась на меня, но к моему счастью, мама Софи находила меня очень обаятельным.

Дружба с Софи полностью изменила мою жизнь. Я начал лучше учиться, я перестал пропускать тренировки - и очень вовремя, потому только благодаря тому, что за меня заступился генеральный директор "Насионаля" Уилсон Перес, меня не отчислили из команды за расхлябанность и несерьезное отношение к делу. Денег по прежнему не хватало, я постоянно клянчил 40 песо то у Уилсона, то у Хосе - еще одного руководителя "Насионаля" - этих денег мне хватало на дорогу к Софи, которая жила в пригороде Монтевидео. Иногда перед игрой я пытался договориться с ними о бонусе: ""Если я забью, дадите мне 200 песо?" . Часто денег хватало только на билет в один конец - обратно я ехал на попутках, приезжая домой лишь к утру, чтобы через несколько часов снова пойти на тренировку.

Вскоре меня перевели в первую команду "Насионаля" и начал получать чуть больше. 4000 песо в месяц, примерно 100 фунтов в месяц - для меня это были огромные деньги. Уже тогда я узнал, что вокруг молодых футболистов вьется куча проныр, начиная от агентов и кончая сомнительными продавцами земельных участков. Все они пытаются воспользоваться наивностью молодых неопытных пацанов и стрясти с них как можно больше песо. К счастью, мой уличный опыт позволил мне выйти из этого испытания с минимальными потерями, хотя я до сих пор жду, когда мои деньги, вложенные в недвижимость семь лет назад, начнут приносить прибыль.

Я много и усердно тренировался, выкладывался на поле до конца, казалось что ничто не остановит меня - и тут, в разгар экономического кризиса в стране, семья Софи решила перебраться в Барселону.

Это был тяжелый удар для меня. Я не понимал, что мне делать и как я могу дальше жить без Софи. Я уже пережил переезд в Монтевидео и развод родителей, только начал строить свою жизнь заново - и мой мир рушится снова. И что больше всего злило меня - я был абсолютно беспомощен.Всю ночь перед отъездом Софи я прорыдал над тетрадкой стихов, которую она мне оставила в подарок. На следующее утро я решил, что я буду играть в Европе чтобы жить вместе с Софи - чего бы мне это не стоило.

Часть вторая.Голландия.

 


Он - Венчик - пошел к Фроиму Грачу, который тогда уже смотрел на мир одним только глазом и был тем, что он есть. Он сказал Фроиму:
- Возьми меня. Я хочу прибиться к твоему берегу.Тот берег, к которому я прибьюсь, будет в выигрыше.
Грач спросил его:
- Кто ты, откуда ты идешь и чем ты дышишь?
- Попробуй меня, Фроим, - ответил Беня, - и перестанем размазывать белую кашу по чистому столу.
- Перестанем размазывать кашу, - ответил Грач, - я тебя попробую.

Исаак Бабель, Как это делалось в Одессе

 


В 2006 году голландский клуб "Гронинген",из одноименного студенческого городка на 200 тысяч, впервые вышедший в своей истории в еврокубки, срочно искал кем бы усилить свой состав и его скауты добрались аж до Уругвая. Ни я о них, ни они обо мне никогда не слышали, у них просто оставался свободный день до отлета - и они пошли посмотреть на молодого нападающего, об игре которого услышали из разговора на трибунах. В тот день я сыграл свою лучшую игру в сезоне и забил гол, а через несколько дней услышал, что моя мечта - играть в Европе - может осуществиться. В Гронингене, городе и клубе. Я не очень представлял, на что соглашаюсь, я даже не был уверен, что такой город действительно существует на карте, но я точно знал, что Голландия находится к Испании ближе, чем Уругвай. Этого мне было достаточно.

Я пережил трудную неделю, буквально запертый в номере гостинице в Амстердаме, не зная языка, не зная даже как попросить чтобы мне заказали еду или постирали вещи; Софи присылала мне смски, где испанскими буквами писала, как надо произносить нужные фразы на английском, переговоры по переходу затягивались, я метался по номеру, как зверь в клетке. Я опять был беспомощен, от меня опять ничего не зависело, и я ненавидел себя за это. В конце концов, после того, как Бернд Шустер чуть не забрал меня в "Хетафе", я подписал контракт в Гронингеме.

 



Первым делом после подписания контракта я полетел в Барселону к Софи. Ее родители были в Уругвае, навещали родственников; она послала им смс - "Не волнуйтесь, я улетаю в Голландию с Сальтой (так они меня звали в честь моего города) на пару недель". Больше в дом своих родителей она уже не вернулась. Я достиг своей первой цели - моя Софи была со мной.

Но это было только началом. В этом самом студенческом городке на двести тысяч человек все ездили на велосипедах но никто не говорил на испанском.Во всем городе было не сыскать нормального уругвайского стэйка, хорошо еще мы чудом отыскали магазинчик торгующий бразильской говядиной, неизвестно как затесавшийся среди студенческих общежитий. Я даже не понимал из какого крана течет холодная вода а из какого горячая - а мне еще надо было учиться совершенно новому для меня футболу.

Первым открытием для меня стало то, что в "Гронингене" был специальный диетолог. В Уругвае никто не говорит игрокам что есть и что пить, на это вообще не обращали внимание.А мой первый тренер в Европе, Рон Янс, сказал, что у меня 6 килограмм лишнего веса. "Ты должен весить 83 килограмма. Одним килограммом больше - и тебя не будет в команде". Я был слишком толстым по меркам европейского футбола и мне пришлось учиться следить за своим меню - первый раз в жизни.Для начала я должен был бросить пить кока-колу. Понятия не имел, что кола так сильно влияет. Софи предложила пить только воду, поэтому пришлось привыкать. Кроме воды пить я ничего не мог. Я очень страдал.

 



Уже через несколько дней я понял ,что тренировки в Европе коренным образом отличаются от наших. Когда уругвайский пацан приходит на тренировку, ему сначала дают пробежать три круга вокруг стадиона - и только тогда дают потрогать мяч. В "Гронингене" мы очень много уделяли тактическим упражнениям и разбору игр - а мне хотелось сказать "Давайте уже пойдем на поле и начнем заниматься тем, чем должны - играть в футбол". Но когда мы оказывались на поле, мы почти не расставались с мячом и никогда не бегали просто ради бега.

И, конечно же, этим дело не ограничивалось. Мы, игроки из Южной Америки, видим игру совсем по другому, чем европейцы.Мы понимаем что технически не так одарены, но в плане желания нам нет равных. Мы, может, отстаем в мастерстве, но ногу мы никогда не уберем. И нас всегда учили стремиться к высотам в независимости от того, кто наш противник. Ты учишься соревноваться, но не проигрывать. Я сталкивался с подобным, когда на улице играл с ребятами старше меня. Меня это не волновало. Я шел на них и не давал им себя одолеть.

Другими словами, просто мне не было. Другой футбол, другие эмоции, язык, который я не понимал - хотя в этом мне очень сильно помог Бруно Сильва, еще один уругваец, игравший в "Гронингене", очень важный человек в моей жизни, с которым я до сих пор поддерживаю связь. Кроме этого мне мешал мой вспыльчивый характер, который сильно отличался от спокойного голландского. В одной из первых игр, мне сильно не понравилось что Рон заменил меня, я не стал этого скрывать - и жестом показал, что не хочу подавать ему руку, когда садился на скамейку. Рон пришел в ярость и даже сломал в гневе свой знаменитый зеленый зонтик, с которым он никогда не расставался во время игр.
Впрочем через месяц, когда я выдал лучший свой матч за "Гронингем" и забил два гола, Рон перед всем стадионом отдал мне свой зеленый зонт и традиционный круг почета после игры я уже делал с ним. Стадион ревел, болельщики любили меня.У меня выдался очень хороший сезон в "Гронингене", и однажды, когда мы гуляли с Софи по городу, я даже сказал ей, что мне, наверное, поставят здесь памятник.

 



В свой первый сезон в Европе я забил 15 голов. Я думал, что это не бог весть какое достижение, да к тому же я играл в клубе м о котором никто в Уругвае никто не слышал, поэтому представьте себе, как я обрадовался, когда получил вызов в национальную сборную. Я, 19 летний форвард "Гронингема"! Моему счастью не было предела. В первом же матче за сборную меня удалили после второй желтой за споры а арбитром. Табарес был вне себя, но дело было сделано. Я стал игроком сборной.

 



После моего первого сезона в Голландии, мной заинтересовался "Аякс". Я не мог отказать такому клубу и согласился на переход. Простым он не получился, "Гронингем" не хотел отпускать меня, дело дошло до суда. Мой агент проиграл его, я был в отчаянии, у меня не было никакого желания тренироваться. Когда Рон Янс увидел это, он похлопал меня по плечу и сказал "Не волнуйся, ты будешь играть там, где ты хочешь". В конце концов переход состоялся, "Гронингем" продал меня за 8 миллионов через год после того, как купил за 1.4. Неплохая сделка для клуба, но болельщики ненавидели меня и называли наемником. Фанаты сжигали футболки, шарфы и баннеры с моим именем.Памятника в городе мне, скорее всего, уже не поставят. Клуб даже не организовал мне прощальный матч, хотя я могу их понять - ничего хорошего из этого бы не вышло.

Так или иначе, летом 2007 года я стал игроком "Аякса". Это был легендарный клуб, игры которого я смотрел по телевизору, а сейчас я должен был выйти на поле в его форме. Это были непередаваемые ощущения. Но не все было так радужно. За год в Голландии я заработал себе проблемную репутацию - я заводился с пол-оборота, часто спорил с арбитрами, получал много желтых карточек, а вдобавок ко всему еще часто "нырял".

В Уругвае другой футбол. Там я падал, и никто не спорил. Это было естественно. На первых порах в Голландии на мне ставили пенальти, которых не было. Но затем судьи перестали назначать пенальти в эпизодах, когда нарушение действительно было. То же самое произошло со мной много лет спустя в Англии. Я не пытался «нырнуть», придумав фол. Скорее, я просто заваливался, почувствовав малейшее касание. Я начал адаптироваться, причем адаптация продолжилась и в премьер-лиге. Мне пришлось смириться: тренер даже велел Бруно поговорить со мной о том, что я не мог постоянно «нырять» и спорить с судьями. Так там не делали. Моя манера отличалась от той, к который там привыкли. Но никого это не интересовало, все видели во мне ныряльщика и игрока с неуправляемым характером.

 



Но, как и всего в жизни, у моего вспыльчивого характера была и обратная сторона - я заводился на поле как никто другой. Я мог просто приехать в Голландию с мыслью: «Я забил кучу голов, просто продолжу играть в том же духе», но мне этого не хотелось, я не собирался опираться лишь на то, чего добился раньше. Я видел много игроков, совершивших ошибку, решив, что всего уже добились

И подобное относится не только к Голландии, просто я столкнулся с этим на своем примере. Думаю, это имеет место и в других местах. Голод играет ключевую роль в таких ситуациях, а если ты избалован, то это скажется и на поле. Голод до побед заставлял меня стараться опередить любого соперника в борьбе за каждый мяч. Даже сейчас я не позволяю себе впустую потратить хоть секунду игры. Если на 89-й минуте мяч катится в аут, я побегу за ним. Я так вижу футбол, мне грустно наблюдать, когда игроки бросают играть даже в ситуациях, когда вполне можно отвоевать мяч. У меня внутри это стремление, и я никогда не пойму тех, кто им не обладает.

Мой первый тренер в "Аяксе" Хенк тен Кате, который пришел из "Барселоны", доверял мне и выпустил меня на поле сразу же после подписания. Я забил в первых двух матчах за команду, сезон начался отлично, но потом тен Кате ушел работать помощником Гранта в "Челси" и сезон мы уже просто доигрывали.А летом 2008 в команду пришел ван Бастен.

Вы же понимаете, что значит для нападающего тот факт, что его тренером станет ван Бастен. Я чувствовал себя мальчишкой, которому снится сон. Сам ван Бастен будет учить меня как забивать голы! К сожалению, я очень быстро разочаровался, у нас не получилось найти с ним общий язык. Он часто критиковал меня, упрекая в том, что я слишком много спорю с арбитрами, иногда просто не выпускал на поле не объясняя причин. И хотя я забил за сезон 28 мячей, на 6 больше чем за первый сезон за "Аякс", я не могу сказать, что я чему то научился от него. Мы никогда толком не говорили между собой, и чем больше я забивал, тем больше ухудшались наши отношения.

 



Со временем я начал думать, что ван Бастен не любил меня, потому что я мог побить его бомбардирские рекорды. Помню, перед матчем в Лиге Европы я не попал в состав, когда был близок к тому, чтобы превзойти его еврокубковую голевую серию. Дело, может, было и не в этом, но меня действительно волновало, являлось ли это простым совпадением. Болельщики меня любили, а я выполнял свою работу – забивал. Но ван Бастен заострял внимание на вещах, в которых, как он думал, я не был силен. У нас не случилось ни одного серьезного конфликта. Просто я не мог понять его отношение ко мне, мы так и не нашли общий язык.

Когда Мартин Йол сменил в Аяксе ван Бастена, я, наконец, получил тренера, с которым был на одной волне.Я всегда стремился к тому, чтобы мое стремление побеждать было заразительно, чтобы оно распространялось по команде и передавалось другим футболистам. Йол это оценил. Он был первым тренером, обратившимся к своим футболистам: «Следуйте за ним, делайте так, как он».Наш капитан Томас Вермален перебрался в «Арсенал», эта роль освободилась, и Йол заявил, что ему нравится, как я веду команду за собой команду, и что ему кажется, что мне по силам эта ответственность.

Я всегда старался успеть все и сразу, но он просил меня действовать умереннее, так как мои действия чрезмерно заводили команду. В определенные моменты игры моим партнерам нужно было действовать спокойнее, а не носиться по полю без остановки. Я забил 49 мячей в 48 матчах во всех турнирах, и это лучший мой показатель за сезон. Я вел команду за собой, как и хотел наш тренер.



А летом 2010 года был чемпионат мира, на котором ко мне пришла всемирная слава. Не уверен что до матча Уругвай-Гана много людей за пределами Голландии или Южной Америки слышали о Луисе Суаресе. Я поехал в ЮАР раздираемый противоречивыми чувствами - исполнилась моя мечта играть на чемпионате мира, но Софи должна была рожать и я ни на минуту не допускал, что могу пропустить момент рождения своей дочери.

Каждую игру я выкладывался на поле до конца, желая победить, а сразу после окончания звонил Софи удостовериться, что она еще держится. После каждой игры у нее были схватки, после каждой игры я сводил с ума ее докторов, требуя от них гарантий, что у Софи все будет хорошо. А потом возвращался в комнату на нашей базе, смотрел в окно, не зная что делать и снова звонил Софи.

Мы провели ужасный отборочный турнир, пробились в финальную стадию в последний момент и никто из нас не рассчитывал даже на выход из группы. Все хорошо, Луис, говорил я себе, в следующий раз мы выступим лучше, а сейчас еще одна игра - и ты наконец то будешь рядом с Софи. Но от игре к игре мы играли все лучше, победили хозяев турнира и вышли из группы. Я плакал от счастья и переживал, что не успею на роды Софи. В 1/8 мы с трудом победили корейцев, хотя те играли гораздо лучше нас, а я забил свой самый красивый гол за сборную.

 

 

А потом была Гана.

Я не считаю, что сделал что-то ужасное. Да, я нарушил правила, но я был наказан за это. Моя команда осталась вдесятером а Гана получила пенальти - все справедливо. То, что она не забила его - не моя вина. Марадона забил рукой, избежал наказания и до сих пор не признался в этом - давайте поговорим лучше об этом. Я жалею только о том, что второй раз отбил мяч рукой, ведь он летел мне прямо в голову и я мог просто выбить его головой. Я много раз раз прокручивал этот момент потом, когда сидел на трибуне во время полуфинала с Голландией, когда моя команда умирала на поле против превосходящего соперника, но дело было сделано.
Тогда же, я просто подавленным уходил с поля. Я плакал, а в голове была только одна мысль: «Мы вылетели с чемпионата мира, мы вылетели с чемпионата мира…». Меня удалили, мы едем домой. Гьян подошел к точке. По ходу турнира он уверенно реализовал несколько пенальти, поэтому я был уверен, что он не промажет. Никаких шансов. Я дошел до туннеля и решил – все-таки посмотрю. Я направлялся в раздевалку в сопровождении представителя ФИФА, но остановился перед входом в подтрибунку. Я видел, как мяч пролетел над перекладиной. Он не забил. Одно слово вырвалось из моих уст: «Goооl!».



Мы прошли Гану по серии пенальти а в полуфинлае проиграли Голландии.Уругвай встретил нас как героев. Сам президент пожал мне руку на главной площади Монтевидео, а многотысячная толпа пела "No es la mano de Dios, es la mano de Suárez" ("Это не рука Бога, это рука Суареса") и желала долгих лет моей матери.Это было потрясающее ни с чем несравнимое чувство. Но в то же время я не мог выбросить из головы мысли о Софи: «Когда это уже закончится, поскорее бы».

Потом я вылетел на квалификационную игру "Аякса"в Лиге Чемпионов и должен был выйти на поле, когда мне позвонили врачи, и сказали, что Софи родит не позже, чем через 12 часов. Я провел на поле ужасные 90 минут, мы сыграли вничью и прошли дальше, а сразу после матча, на частном самолете, выделенном мне "Аяксом" я улетел в Барселону.

В Барселоне я был в два часа ночи. В 2.30 я попал домой, Софи была истощена. Я сказал ей: «Поверить не могу, завтра у нас родится ребенок».Я успел. В последний момент.4.30 у Софи отошли воды.В 9.16 утра на свет появилась Дельфина.

 



Она меня дождалась.

 

Часть третья.Англия и Испания.

 

И он добился своего, Беня Крик, потому что он был страстен, а страсть владычествует над мирами.

Исаак Бабель, Как это делалось в Одессе.

 

 

Казалось, что лучшее еще впереди, но в следующем сезоне меня ждал самый худший эпизод во всей моей голландской карьере.

В добавленное время ничейного матча с ПСВ у меня произошла стычка с Отманом Баккалом. Арбитр только что удалил моего партнера по команде Расмуса Линдгрена за фол на Ибраиме Афеллае. Кто-то из игроков спорил. Баккал вел себя нагло, и я его укусил. После игры я обнял его за плечо и принес извинения. Мы вместе покидали поле, но дело было сделано.Клуб оштрафовал меня, и я, конечно же, с этим не спорил, потому что у него было полное на это право. Ну а затем голландская Федерация футбола дисквалифицировала меня на семь матчей. Это была моя первая дисквалификация, самая, наверное, неизвестная широкой публике.

Команда начала новый сезон плохо,Йол ушел из команды в декабре и его сменил Франк де Бур, который сказал мне, что видит капитаном команды голландца. Я принял это решение с пониманием. Через месяц, в январе 2001, я перешел в "Ливерпуль" - после того как забил 100 голов в команде и стал одной из легенд клуба.Я даже удостоился похвалы от самого Круифа, когда встретился с ним в самолете.Через месяц после моего ухода "Аякс" пригласил меня на прощальную церемонию. Вместе с Софи и Дельфиной я совершил круг почета, приветствуя болельщиков и забрасывая мячики на трибуны. Зажглись файеры, на большом экране крутили мои голы. Фанаты даже распевали «You’ll Never Walk Alone». Нечасто я переживал такой эмоциональный момент на футбольном поле. Это было прощание, которое я не получил в «Гронингене».Это было невероятное завершение очередного этапа моей карьеры а впереди меня ждала игра за еще один легендарный клуб Европы.



Когда я переходил в "Ливерпуль", я думал , что меня ждет торжественная церемония представления с полным стадионом, но все было очень скромно. Фотография на пустом стадионе с тренером - это все, что произошло там. Вообще "Ливерпуль", для своего статуса, ведет себя очень скромно, нет ни гламура, ничего показушного. "Энфилд" - очень маленький и простой стадион. В раздевалке там нет даже шкафчиков - просто висят футболки на стенах, очень близко, и когда переодеваешься, все время толкаешься руками с соседями. Это создает какую-ту особенную близость, чувствуешь, что одно целое, а когда слышишь рев трибун, выходя из раздевалки, тебя сразу переполняют эмоции. Я взял 7 номер, не особо задумываясь кто носил этот номер до меня, и только потом понял, насколько важна эта футболка для болельщиков. Тогда я начал понимать, какие ожидания люди связывают с моим приходом - ведь легенда клуба, человек носивший эту футболку, Кени Далглиш, будет моим тренером!

 



К счастью, вместе со мной в команду пришел Энди Кэррол, который должен быть заменить Фернандо Торреса. Я почувствовал облегчение, когда узнал это - ведь теперь все давление будет на Энди который перешел за 35 миллионов фунтов. Он стал для меня живым щитом. Когда я переходил, были люди, считавшие, что переход в "Ливерпуль" не будет для меня шагом вперед, ведь клуб не играл тогда в Лиге Чемпионов, но я знал, что сделал правильный выбор. Я забил в своем первом матче со "Стоком", ноя карьера в АПЛ началась успешно. Вы можете мне не поверить, но мне даже понравились английские судьи, мне нравится их манера судейства. Они всегда разговаривают на поле с игроками, всегда объясняют, за что наказывают тебя. Диалог - это важная часть отношений.Хотя иногда они слишком много говорят, например перед штрафным могут спросить, кто будет бить а потом сказать: "Этому не давайте, прошлый раз он промазал". Один раз лайнсмен даже попросил у меня футболку - я хотел с ним обменяться, но он мне не дал свою, не знаю почему.





Свой первый сезон в "Ливерпуле" я провел неплохо и даже несколько раз становился лучшим игроком месяца. Кроме этого, я играл вместе с Джерардом, за которого я раньше играл в "Play Station" - я даже не поверил, что он настоящий, когда увидел его первый раз на тренировке. После такого я поехал на Кубок Америки летом 2011 в отличном расположении духа, а ведь еще Франк де Бур позвонил мне и сказал что в чемпионстве "Аякса" есть и моя заслуга, и клуб дает мне чемпионскую медаль! Все это дало мне дополнительные силы, мы провели отличный турнир и стали чемпионами, выиграв в финале у Аргентине в Буэнос Айресе - если вы никогда не жили в Уругвае, вы не поймете, насколько была важна эта победа для нас. Люди добирались на лодках до Буэнос-Айреса, чтобы увидеть как мы будем играть против Аргентины. Я забил четыре гола, один из которых был в финале, стал лучшим игроком турнира.





В октябре 2011 у нас была игра с "МЮ", очень нервная и напряженная, как и все игры между клубами. Эвра часто фолил на мне, бил по ногам, у нас постоянно были стычки. В одной из них он начал разговаривать со мной на испанском, я ему ответил и использовал слово "Negro". Тогда я еще не знал, какие последствия будут у нашей перепалки. Я хoчу сказать что в испанском и в английском это слово имеет разное значение. Боже мой, Софи часто называет меня "Negro" или "Negrito", в этом нет ничего оскорбительного. Мы постоянно пользуемся прозвищами - «Guapo» (красавчик), «Gordo» (толстяк), Flaco (худышка), «Rubio» (блондин). Просто характеристика внешних данных. «Negro» можно отнести к любому человеку с темными волосами или с темным цветом кожи, и это слово на испанском я использовал всю свою жизнь. Но это была Англия, и с подачи руководства "МЮ" из этого раздули целую историю. Меня называли расистом, был суд, я получил дисквалификацию на 8 матчей. Самое обидное, что за мной закрепилось клеймо "расист" - но я его не заслуживаю. Можете считать меня болтуном, кусакой, ныряльщиком. Тому есть доказательства. Но обвинения в расизме – это очень больно.

Я никогда не просил прощения у Эвра, потому что не сделал ему ничего плохого. Я хотел пожать ему руку в следующей встрече, но он устроил представление, чтобы показать, что я не собирался этого делать. Видео может посмотреть каждый. Мне не о чем говорить с ним после этого.





Еще один неприятный эпизод в моей карьере в АПЛ случился с защитником "Челси" Брониславом Ивановичем в апреле 2013. Я укусил его, когда боролся за мяч. Да, я опять сделал это, и опять получил дисквалификацию, уже на 10 матчей, 6 из которых пришлись на следующий сезон.Но это не помешало мне забить 23 гола в сезоне 2012/2013 и 31 в следующем. Я забил 31 гол в 33 встречах, побив рекорд АПЛ."Ливерпуль" продлил мне контракт и я стал самым высокооплачиваемым игроком клуба в истории. Этот рекорд подарил мне "Золотую бутсу" как лучшему бомбардиру Европы, наравне с Кристиано Рональдо.

 

Но несмотря на все это, мы так и не стали чемпионами в том сезоне, хотя были близки к этому, как никогда. Все помнят ту нашу игру с "Челси" - они играли как какой-нибудь клуб из низшей лиги, который хочет спасти лицо и не пропустить полную охапку голов. Я даже спросил одного из игроков "Челси" : "Почему вы так играете, это же все видят?" на что он мне ответил: "Он говорит нам играть так, что ты хочешь, чтобы я сделал?". А после поражения от "Кристалл Паллас" я расплакался на поле, мне было очень обидно за упущенное чемпионство.





Летом 2014, на чемпионате мира в Бразилии, я укусил Кьелинни. Я не знаю, почему так происходит. Может потому, что во мне накапливается адреналин, которому надо найти выход. Я не контролирую себя, я не делаю это специально, чтобы нанести вред сопернику. Я никому не нанес травму, никому не сломал карьеру, мои укусы - это просто выход накопившихся эмоций. В обоих случаях, и с Ивановичем, и с Кьеллини, я неудачно играл, не мог забить , злость и раздражение накапливались во мне и я срывался. Но давайте посмотрим на это так - я никому не ломал ноги, никого не уносили на носилках после этих укусов, никто не пропустил ни одного матча. Это не провокации исподтишка и не подлые нарушения, которые дают преимущество моей команде.Да, этого нельзя делать - но четыре месяца не появляться на футбольном поле? Мне нельзя даже понабивать мячик у кромки поля? ФИФА нужно немного остудить себя, они зашли слишком далеко.Может потому, что я оказался легкой мишенью. Но мне пришлось кое с чем смириться – я сам сделал себя легкой мишенью. Это моя вина. Подобное произошло уже в третий раз. Самое трудное было скрывать все происшедшее от моей дочери, я не хотел, чтобы она читала обо мне все то, что писали газеты в те дни.

 


Тем удивительнее, что "Барселона" решила подписать меня. Я был вне себя от радости, когда услышал это я даже не верил моему агенту, когда услышал это. Ведь я не мог играть до октября! Ситуация осложнялась тем, что все нужно было делать в обстановке полной секретности. Клуб получил возможность приобрести меня, но должен был сделать это в приватном порядке. Нужно было, чтобы никто нас не увидел и, тем более, не сфотографировал. Когда стало известно, что СМИ все прознали, пришлось прибегнуть к плану с тремя разными автомобилями, покидающими с «Камп Ноу» с трех разных выходов. Мне не привыкать к подобным секретным операциям. Год назад меня хотел подписать "Арсенал", и я рад, что послушался Стиви, который сказал мне: "Подожди. Отыграй еще сезон, и за тобой придут "Барселона", "Реал", или "Бавария"". Я послушался его совета, и год спустя стал самым дорогим трансфером в истории "Барселоны".



Меня презентовали на игре Кубка Гампера, и у меня было ощущение, что я не игрок команды, а гость. Я вспомнил, как мы с Софи, еще когда были совсем подростками, однажды пробрались на пустой стадион "Барслеоны" без билета и быстро убрались оттуда, пока нас не поймали. А теперь я выхожу на этот стадион как игрок этого великого клуба. У меня есть видео, когда я еще ребенком говорю уругвайскому журналисту, что я мечтаю когда-нибудь выйти на "Камп Ноу" в футболке "Барселоны". Моя детская мечта стал явью. Я знаю, кого благодарить за эту сбывшуюся мечту - Софи Бальби. Она всегда была со мной, она вытащила меня из подворотен Монтевидео, она помогала мне в мои первые годы в Европе, из-за желания быть с ней я не бросил футбол и всегда стремился быть лучшим.

Команда встретила меня очень тепло. Луис Энрике сказал: "Это Луис, его наконец-то выпустили из Гуантамо и он может быть с нами". Дани Алвес сказал, что он очень рад видеть меня, потому что он теперь не единственный плохой парень в клубе. Когда я приходил, были такие, сомневались, что я впишусь в команду. Я могу сказать, что я всегда стремился быть лучшим, всегда отдавал всего себя на поле, всегда был лидером команд, в которых я играл, но я никогда не ставил себя выше других. Вы можете спросить кого угодно, никто не скажет, что Луис Суарес считает себя лучше других. Я всегда ставлю успех команды выше своего, и это не просто красивые слова. Доказательством этому служит игра нашего трио - Месси, Неймара и меня. Я отдал ассистов немногим меньше, чем забил голов. Мне никогда не приходило в голову сравнивать себя с Месси или Неймаром и доказывать, что я лучше их - я просто знаю, что Лео лучший игрок в мире а Неймар может им стать совсем скоро. Для меня честь и привилегия играть с ними, а так же с Иньестой и другими игроками "Барселоны", и я отдам всего себя, что завоевать трофеи вместе с ними.И я видел, что как и я, никто в команде не строит из себя звезду. Месси отдал мне позицию центрального форварда, на которой играл сам в прошлом сезоне, и я благодарен ему за это, ведь на этой позиции я могу принести наибольшую пользу команде. Мы выиграли требл в прошлом сезоне и мы не собираемся останавливаться. Мы - "Барселона", лучший клуб в мире, и я собираюсь оставить свой след в истории этой великой команды.Visca el Barça, Visca l'espectacle!

 

 

***



Так жил и так играл Луис Суарес, может быть самый страстный и самый преданный футболу игрок, которого знал мир. Скандалист, ныряльщик, кусака. Примерный семьянин, любивший только одну женщину в своей жизни. Плачущий на поле после обидных поражений и рыдающий над терадкой стихов своей любимой в преддверии долгой разлуки.Игрок, которому его неудержимая страсть сослужила плохую службу. Игрок, чья неудержимая страсть вознесла его на вершину мира. Луис Суарес. Неудержимый.




 

В тексте были использованы материалы автобиографии Луиса Суареса "Luis Suarez.Crossing The Line" в переводе А.Митрофанова.

Автор: 4eshirskiy (Илья Крицмер)