Перейти к основному содержанию

Субисаррета: «Я получил много пуль, которые мне не предназначались»

Бывший спортивный директор «Барсы» (2010 – 2015) дал большое интервью Marca, где говорит не только о «блаугране», но также о «Валенсии», «Атлетике» и «Марселе»
31 Января 2022, 12:39
26
Андони Субисаррета, Барселона

Сейчас Андони Субисаррета живёт в Бильбао в ожидании нового спортивного проекта. В то же время, он проходит обучение (хотя ему 60 лет!) в качестве студента онлайн-магистратуры по менеджменту в Колумбийском университете (США).

Интервью берёт Хуан Кастро.

– Как вы оцениваете нынешний сезон в Ла Лиге?

Он выглядит несколько сумбурно и напряжённо, но это даже хорошо, потому что игры перестали быть односторонними, и даже самые доминирующие команды, такие как «Мадрид» и «Барса», уже не выигрывают с большим перевесом. А борьба за Лигу чемпионов стала открытой, с участием «Севильи», «Бетиса» и «Реал Сосьедада».

– Это потому, что уровень Ла Лиги упал?

Сейчас мы находимся на пути от славного десятилетия испанского футбола, когда «большая тройка» доминировала в Европе, к переходному этапу для «Реала» и «Барсы». Команды, которые отличаются стабильностью, по-прежнему, остаются конкурентоспособными и выступают на хорошем уровне. Однако, весь вопрос в том, останутся ли такие игроки как Исак («Реал Сосьедад») здесь или уйдут в Англию. Раньше в «Мадрид» приезжал Кроос. Теперь всё иначе. Таланты нас покидают.

– А ещё... команды Английской Премьер-лиги превосходят нас в атлетизме.

Типаж испанского игрока таков, каков он есть – это биология. Мы всегда были более щуплыми, чем немцы или англичане, от чего и страдали. Мы уже обсуждали этот вопрос, когда Луис Энрике пришёл в «Барсу»: развивать ДНК клуба или делать всё по-старому? И мы всегда говорили между собой, что идея [футбола] не обсуждается, но эволюционирует. С Луисом мы продолжали играть во владение, превосходство, позиционную игру... но в сборной у вас нет Месси. А у «Фурии Рохи» завершение атак – это тот компонент, который может пострадать больше всего. Владение без голов...

Francesc Melcion

Субисаррета, Луис Энрике, Барселона

– Если вы не забиваете голов, даже ваши противники благодарны вам за то, что вы контролируете мяч.

Клаудио Раньери как-то сказал мне в «Валенсии»: «Суби, владение мячом – это хорошо, но если у меня есть «Блоха» Лопес (Клаудио Хавьер Лопес, – прим. переводчика), почему ты хочешь владеть мячом?». В «Валенсии» мы перехватывали мяч, отдавали его Мендьете, а затем Лопесу. За три паса мы оказывались в штрафной соперника, а не за 20! Это, конечно, извечный спор, но я, по-прежнему, верю в наш испанский футбол.

– Вы верите в Педри и Гави в «Барсе»?

Гави – игрок смешанного типа, и техничный, и атлетичный. Это любопытно. Казалось, что после Иньесты, Бускетса и Хави молодёжная система «Барсы» угасла... а теперь посмотрите на них. Однако, им всё равно нужно расти в профессиональном плане.

– Вы провели четыре с половиной года в «Барсе». Вашим успехом было подписание тер Штегена, но вы не смогли заполучить Асенсио. Можно ли вашу работу свести к такому резюме?

Я так не думаю. Это излишнее упрощение. У спортивного директора множество обязанностей, а не только подписание контрактов. Тер Штеген на тот момент не был известен. Даже Хави, помешанный на футболе, не следил за ним. Что касается Асенсио, то мы неоднократно имели с ним договорённости, но он решил выбрать «Реал Мадрид». Я бы хотел, чтобы он подписал контракт с нами [басками]. Он мог перейти в «Атлетик», ведь его отец родом из Бильбао (смеётся). Он был бы отличным игроком и для «Барсы», и это потому, что у него больше опыта, чем у футболистов, которые [сейчас] выступают за «Барсу». У него подходящий профиль, чтобы дать команде больше альтернатив в игре.

Pep Morata | MD

Субисаррета, тер Штеген, Барселона

– От Асенсио, по-прежнему, ждут большего...

То же самое было и с Андресом Иньестой. Это игроки, которые не являются нападающими, но они и не полузащитники тоже... У них нет крепкого телосложения, и они выглядят как игроки без определённой позиции. И это сбивает тренеров с толку, они не выпускают их в старте. К тому же, в больших клубах, атакующая линия – это то место, куда они вкладывают больше всего средств, и где есть конкуренция со звёздами прошлого и настоящего. Асенсио должен найти там своё место.

– Вы являетесь игроком с наибольшим количеством выходов на поле в истории Примеры (622). Вы предпочитаете вратарей, которые делают сейвы или тех, кто играет ногами?

 Вратари, прежде всего, должны спасать и подстраховывать. Теперь они ещё и должны играть роль полевого футболиста. Однажды я сказал тер Штегену, что восхищён тем, как хорошо он справляется с давлением соперника. Раньше мы не рисковали. Однажды в Виго, Ромеро, мой защитник в «Валенсии», отдал мне мяч. А я, под давлением двух соперников, просто выбил его на угловой. В наше время это было бы немыслимо. Вратари много рискуют, но они спасают меньше, чем мы. Они больше пропускают: из-за траектории, силы удара или чего-то ещё. Почему так? Сейчас меньше времени уделяется отрабатыванию игры руками на тренировках, а больше – ногами.

FC Barcelona

Субисаррета, вратарь, Барселона

– Хотелось бы вам лучше играть ногами?

У меня был Йохан Кройфф, и он многому научил нас в плане позиционной игры, роли либеро... но не так сильно, как это практикуется сейчас. Но да, я полагаю, мы бы приспособились. Я также восхищаюсь спокойствием, с которым играют нынешние футболисты.

– Вы покинули «Барсу» после того, как прокомментировали запрет на подписание молодых игроков следующим образом: «Господин Бартомеу лучше всех знает ситуацию, поскольку он был вице-президентом». Это стоило вам работы?

Я так не думаю. Мой отъезд был скорее политическим, чем спортивным. Я не сказал ничего необычного. Если вы изучите особенности должностных обязанностей в «Барсе», то поймёте, что я не отвечал непосредственно за регулирование футбольных вопросов. Моим делом было украсить то, что уже приготовлено заранее. В присутствии прессы я получил много пуль, которые мне не предназначались, но я чувствовал, что держать удар – это часть моей работы. В Английской Премьер-лиге директора почти никогда не разговаривают со СМИ.

AFP

Субисаррета, Бартомеу, Барселона

– Знали ли вы, что при Бартомеу клуб был настолько плох в финансовом плане?

То, что цифры не верны, кажется очевидным, поскольку они проверяются Ла Лигой. Я, находясь внутри ситуации, не ощущал, что дела идут так плохо. Я действительно думаю, что мы будто бы бежали по лестнице... всё быстрее и быстрее. Если мы не попадём в Лигу чемпионов, это может означать продажу игроков. Но я считаю это нормальным. У меня никогда не было ощущения, что я нахожусь в хаосе экономического кризиса. На самом деле, Бартомеу продолжал работать в том же духе, и тогда мы выиграли Лигу чемпионов и Ла Лигу.

– Вы также играли в «Валенсии». Вы рискнули бы окунуться в их проблемы, если бы вас позвали сейчас?

Я знаю, что нелегко быть на руководящей должности в клубе, когда решения принимаются далеко от Валенсии, и у вас нет никаких отношений с тем, кто это делает. Но эта модель не является исключительной для «Валенсии». В Европе это уже часто происходит.

Давайте поговорим о «Марселе». Вы были удивлены, что испанец Пабло Лонгория стал президентом?

Пабло прибыл в исключительных обстоятельствах. Он позвонил мне, когда я был спортивным директором, и я объяснил ему, чем мы там занимались. Но у меня не было больше контактов с ним. Удивительно, что Лонгория стал президентом, потому что во Франции, за исключением ПСЖ, я не думаю, что есть президенты, не являющиеся французами. Вот почему я был удивлён. Но он пришёл в экстренном порядке, и при нём страсти в клубе поутихли, что похвально, когда речь идёт такой проблемной команде, как «Марсель».

EFE

Субисаррета, Марсель

– Каким вы видите матч ПСЖ – «Реал Мадрид»?

Для французских команд раунд 1/8 является опасным. В январе-феврале они возвращаются в Лигу Чемпионов после того, как много играли в Кубке с маленькими командами, и вдруг – еврокубок, ещё и такие соперники, как «Реал Мадрид». К четвертьфиналу они уже более готовы. Кроме того, Почеттино ещё не нашел правильного баланса между обороной и атакой. Если все футболисты будут работать вместе как единое целое, то в атаке у них столько талантов, что их будет трудно победить. Именно там будет проходить игра.

– Что насчёт Бильбао, вернулись бы вы к руководству «Атлетиком»?

Я не был на «Сан-Мамесе» с тех пор, как снова живу в Бильбао. Прежде всего, из-за коронавируса. То, что я не могу обняться после гола или съесть бутерброд в перерыве, меня огорчает. Не хватает настоящей футбольной жизни. Я являюсь членом клуба и буду ходить на игры, когда смогу, в ближайшее время.

Вернулся бы я в клуб? Я не знаю. Эрнесто Вальверде всегда говорил, что труднее всего работать дома, потому что это не просто твоя работа, это как твоя семья. Когда вы идёте в бар, люди обсуждают с вами, что делать. Это дополнительное давление. Если бы клуб позвал меня, я бы точно поехал, но они имеют право думать о том, кто лучше всего соответствует их модели управления.

– Модель Атлетика кажется идеальной...

Это клуб, который соревнуется сам с собой. Кроме дерби с «Сосьедадом», их главные противники – «Мадрид» и «Барса», команды, с которыми они раньше часто играли. Но это больше не происходит регулярно. И это создаёт для фанатов противоречие между прошлым, которое было, и настоящим, которое есть. А когда вы не выигрываете, возникают сомнения в модели.

Мне нравится философия клуба. Никто не думал, что в Бильбао откроют филиал музея Гуггенхейма, а это случилось (феномен превращения туристически непривлекательной локации в культурную точку притяжения благодаря одной знаковой постройке, получил название «эффект Бильбао», – прим. переводчика). И клуб такой же. Он мыслит смело, и мне это нравится. Он всегда бросает вызов самому себе.

Naotake Murayama

Бильбао, музей Гуггенхейм

– Каково ваше будущее: спортивный директор или что-то более обширное, для чего вы учитесь в магистратуре по менеджменту в США?

Суть в том, чтобы объединить игровую модель с финансовой. Моя работа похожа на моду: нужно опережать реальность на шесть месяцев, но при этом не забывать о ежедневных результатах. Вот чему вы должны быть обучены: комплексно руководить спортивным проектом клуба.

Превью – AFP | Josep Lago, подложка – PA

Нет голосов