84-летний бывший игрок «Барсы» и миланского «Интера» и единственный обладатель «Золотого Мяча» от Испании вспоминает свои времена в стане «сине-гранатовых» в преддверие матча с командой из Серии А.

С малых лет у меня была страсть к футболу. Как и все мальчишки в то время я играл в футбол на улице. Два моих старших брата тоже любили футбол. Обычно я ходил смотреть, как они играют с «Депортиво Хувениль». Очень жаль, что их с нами уже нет.

Я попал в первую команду «Депортиво Ла Корунья», когда мне было всего 18 лет. Я был там около года. Даже меньше года! Пока не появилась «Барса» и не подписала меня.

Мой дебют за «Депортиво» состоялся на стадионе в «Лес Кортс». В то время разница между большими и маленькими командами была очень велика, и мы пропустили от «Барсы» шесть голов, но, несмотря на молодость, я смог привлечь их внимание своей игрой. С этого дня ФК «Барселона» стал наблюдать за мной, и следующий сезон я начал уже в футболке «сине-гранатовых».

Луис Суарес в деле

 

Шанс перейти в «Барселону» был для меня сродни чуду. Ведь ещё год назад я просил у нынешних одноклубников автографы.

«Депор» и «Барса» имели мало общего. Это как день и ночь. Если в Ла Корунье у нас был только один массажист, то в «Барсе» массажисты подготавливали нас к ванной и бассейну, у нас был свой парикмахер и даже маникюрщик. Размер команд был несопоставим.

Моей маме не нравилось, что её сын уезжает играть в Барселону. Мамы они такие: им всегда кажется, что их дети моложе, чем есть на самом деле. Но, не смотря на нелюбовь к футболу, мои родители понимали важность перехода в «Барсу». Они понимали, как это важно для меня. Моя мечта сбывалась, и они тоже были счастливы.

Я провёл в «Барселоне» семь сезонов. За это время я успел поработать с такими тренерами, как Сандро Пуппо, Франц Платко, Доменек Балманья, Эленио Эррера, Энрик Рабасса, Любиша Брочич и Энрике Оризаола.

Луис Суарес в «сине-гранатовых» цветах

 

И должен сказать, что у меня были хорошие отношения со всеми, хотя один из них заставлял меня делать странные вещи. Да, Франц Платко считал меня слишком легковесным, и у него появилась идея организовать для меня занятия с боксёрской грушей, чтобы я мог набрать мышечную массу. После каждой тренировки, я должен был проводить полчаса работы с грушей в маленькой комнате. Это правда, что я был не слишком одарён физически, но такое… Через неделю я пришёл к нему в офис и сказал: «Босс, я не вернусь назад в эту комнату. Я пришёл сюда играть в футбол, а не боксировать». Что хорошего мог дать мне бокс?

За время пребывания в «Барсе», я стал очевидцем переезда на новый стадион. В 1957 году мы перебрались с «Камп де Лес Кортс» на «Камп Ноу». Команда завоевала уже много трофеев, и старый стадион стал для неё слишком мал, так что игроки восприняли это как что-то само собой разумеющееся.

Тем не менее, «Камп де Лес Кортс» был отличным местом для игры в футбол. Там была замечательная атмосфера, а болельщики располагались близко к полю, и можно было буквально почувствовать их теплоту. Это было восхитительно! «Камп Ноу» воспринимается иначе, но всё равно был и остаётся великолепным.

Просто мы побеждали так много, что нам пришлось сменить стадион.

Луис Суарес посещает «Камп Ноу»

 

Но, несмотря на все достижения, возникла ситуация, заставившая меня уйти. Я не знаю почему, но болельщики начали освистывать меня. Появилась обстановка соперничества между мной и Ладислао Кубалой в то время, как на самом деле ничего подобного не было. Мы всегда хорошо ладили, но люди настойчиво освистывали меня, когда его не было на поле. А ведь мы играли на разных позициях. Я был разыгрывающим полузащитником. У нас были разные роли на поле, а его конкурентами по позиции были Кочиш, Эваристо или Эулохио Мартинес. Честно говоря, люди свистели, даже когда Кубала был на поле.

Три легенды: Кубала, Пеле и Луис Суарес на «Камп Ноу»

 

Кубала поистине был легендой Барселоны. Он принёс в Испанию много того, что люди доселе не видели. Помощь во владении, когда команда побеждала, кручёные штрафные в обвод стенки и запинающийся разбег при пробитии пенальти. Позже бразильцы назовут это «парадинья», но он делал это ещё за 40 лет до них.

У Кубалы было всё: и уникальная физическая форма, и экстраординарная техника.

Я восхищался им и не мог понять, почему люди пытались настроить нас друг против друга. Но болельщики вместо проявления радости, когда я выходил на первый план, а Кубала оставался в тени, пошли против меня. Появилось чувство, что у «Барсы» проблемы от наличия сразу нескольких лидеров в составе. Я-то думал, что иметь сразу двух, трёх или четырёх высококлассных игроков гораздо лучше, чем одного.

Слева-направо: Виллаверде, Кубала и Цибор; Передний ряд: Кочиш и Суарес

 

Все выглядело странно и бессмысленно. На улице люди благодарили за мои выступления, ведь в «Барселоне» я играл хорошо при всех тренерах, но на стадионе большинство освистывало меня.

Как бы то ни было, Эленио Эррера, работавший со мной сначала в «Барсе», а затем и в «Интере», воспользовался ситуацией и забрал меня в Италию.

Это было нелёгким решением, но возмущения толпы на домашних матчах подтолкнули меня к тому, чтобы принять предложение «Интера». Более того, у меня был шанс стать успешным за пределами Чемпионата Испании. Я был первым испанцем, игравшим в Италии.

Покинул бы я «Барсу», если бы не было проблем с фанатами?

Сложно сказать. Думаю, что я бы остался.  Это правда, что денежный аспект мог повлиять. Итальянская лига была богаче Испанской. Они заплатили 25 миллионов песет за меня (сейчас было бы 204 тысячи). Это же куча денег! Но, честно говоря, я думаю, что решил бы остаться и закончить свою карьеру в «Барсе». Хочу напомнить, что «Барса» на тот момент была сильнее и популярнее, чем «Интер», который на тот момент не мог похвастаться успехами как сейчас.

Луис Суарес выступает за миланский «Интер»

 

Прощание с «Барсой» вышло печальным. Последней игрой стал финал Кубка Европейских Чемпионов против «Бенфики». Мы тогда проиграли со счётом 2:3, обстучав все штанги. Как же нам не повезло в тот день! Мой переход в «Интер» был согласован ещё до финала, и многие считали, что я не сыграю в том матче, дабы не травмироваться. Но наш тренер, Энрике Оризаола, хорошо знал меня и выпустил на поле. Победа в Кубке Европейских Чемпионов стала бы идеальным завершением сине-гранатового периода.

Я по-настоящему хорошо проявил себя в том финале. Так хорошо, что болельщики «Интера» уже потирали ручонки, предвкушая мой переход. А ведь за несколько лет до этого мы обыграли «Интер» сначала 4:0, а затем 4:2 на Кубке Ярмарок. Я опасался, что они видят во мне игрока, который подаёт угловые и сам же их завершает.

 


 

«На Кубке Европейских чемпионов 1961 года нам сильно не везло. Победа была бы отличным завершением».

 


 

Я снова встретился с Эленио Эрерой. Он был самым важным человеком в моей карьере. Сначала он тренировал меня в «Барсе», а затем уже в Милане мы вместе завоевали два Кубка Европейских Чемпионов, два Межконтинентальных Кубка и несколько раз побеждали в итальянском первенстве. Люди и сейчас узнают меня на улицах Милана, где я живу до сих пор. Болельщики помнят, что я был частью того самого «Grande Inter», команды, творившей историю.

Сразу вспоминается, как ещё в Барселоне я ездил на тренировки на общественном транспорте. До 21 года у меня не было машины, а жили мы все на улицах Арибау и Касанова, и можно было насладиться спокойной ездой на трамвае, пока добираешься до «Лес Кортс». Сегодня игроки едва ли могут позволить себе выйти на улицу…

Луис Суарес с «Золотым Мячом»

 

А когда я завоевал «Золотой Мяч», мне вручили его ещё до игры, и я просто попросил массажиста присмотреть за наградой. И на этом всё. Никаких тебе споров по поводу возможного победителя задолго до объявления. Ах, как же изменился футбольный мир за эти годы!

Как я уже говорил, Эленио Эррера в первую очередь был большим трудягой. Он жил футболом 24 часа в сутки и всегда хотел побеждать. В плане физической подготовки он опередил своё время, полностью изменив всё, что касалось скорости и интенсивности. Во время тренировок с мячом он не переставал повторять «Быстрее, быстрее, шевелитесь!»

С ним я развивался не только как игрок, но и как личность. У него был дар воодушевлять и убеждать. Он помогал игрокам поверить в свой талант  и превосходить ожидания. Поэтому он был превосходным тренером для игроков, которым не хватало самую малость, чтобы стать великими.

Он был известен своими высказываниями. Однажды перед выездной игрой с «Бетисом» он заявил, что мы одержим победу, не выходя из автобуса. Просто представьте себе, как это отразилось на поле. Как только игра началась, защитник «Бетиса» высказал мне пару ласковых, напомнив о предматчевых заявлениях. В ответ на это я предложил ему пройти на скамейку и обсудить это с самим тренером.

Эленио Эррера мог себе такое позволить. Он знал, что у него отличная команда, которая обязательно победит.

Суарес на обложке журнала «BARÇA» после получения «Золотого Мяча»

 

С «Интером» я возвращался на «Камп Ноу» несколько раз. Первым был товарищеский матч, входивший в условия моего контракта. С момента моего ухода прошло ещё очень мало времени, и казалось, будто бы ничего не изменилось. В этот день болельщики освистывали меня больше, чем когда либо. Я пробил мимо ворот, и они засвистели ещё сильнее. Промахнулся ещё раз, и свист снова усилился.

В ответ я отдал болельщикам почести по-итальянски и ушёл с поля без разрешения тренера. Конечно, я мог попросить его о замене, но всё произошло спонтанно. Когда я играл за «Барсу», я заранее знал, что меня будут освистывать. Но в тот день, будучи уже игроком «Интера», я этого не ожидал.

Сейчас я сожалею о содеянном. Ты никогда не должен так поступать.

Позже в октябре 1968 года Шандор Кочиш позвонил мне, чтобы пригласить на свой прощальный матч в «Барселоне». Я принял приглашение и приехал. В тот день, что бы я ни делал, всё вызывало бурные овации. Думаю, болельщики осознали свою ошибку.


Источник: