Перейти к основному содержанию

Таррио о любви к «Барселоне», социологическом мадридизме и Беллингеме

Рассказывает полицейский, болеющий за «Барселону»
29 Октября 2023, 9:00
267
Социологический мадридизм объяснение

Фернандо Таррио – ярый фанат «Барселоны» и по совместительству полицейский Гражданской гвардии. До этого он в течение шести лет служил в военно-морских силах Испании. Он родился в Ла-Корунье и жил в разных частях страны. Болельщиком «Барселоны» он стал ещё в детстве. Настолько, что, приехав в Барселону, стал воинствующим фанатом, «барселониста», что означает регулярное посещение домашних матчей, поддержку команды на выездах, и, самое главное, быть громкоговорителем «Барсы» даже там, где нет её присутствия, или оно существует лишь в анекдотическом виде.

Его воинственность, или, как он сам её определяет, «религия куле», привела к написанию книги, название которой происходит от вопроса, что ему столько раз задавали коллеги и близкие люди: «Почему ты за "Барсу"?

Газета Sport взяла у Таррио занимательное интервью, где, помимо прочего, обсудили и недавний «социологический мадридизм», термин ввёл в обиход президент Лапорта.

Мадридизм и Барселона

– Когда и как вы стали болельщиком «Барселоны»?

Я галисиец, родом из Ла-Коруньи, вырос в Астурии. Я не был «куле» изначально, но я «куле» с тех пор, как полюбил «Барсу» Хулио Альберто, Карраско, Арчибальда... Даже ту, которая проиграла финал в Севилье «Стяуа». Я полюбил эту команду за цвета, за эмоции, за то, чего им это стоило. И уже в детстве мне казалось, что эта команда много чего выиграет. Это было не из-за чьего-то влияния, это был почти что бунтарский поступок.

– Чувствовали ли вы себя когда-нибудь «странным» из-за того, что являетесь болельщиком «Барселоны»?

Если говорить о футбольных фанатах... Да, это правда, я чувствовал себя таковым. Это странно, ведь я поддерживаю такой большой клуб как «Барселона»... Но да, я всегда был единственным «куле» среди моего окружения, где бы я ни жил – в Астурии, Галисии, на Канарских островах или в Валенсии. Даже в Каталонии...

– А в Гражданской гвардии?

Безусловно. Смотрите, в 1994 году я начал контрактную службу в ВМС Испании. До Гражданской гвардии я 6 лет был профессиональным военным, очень хорошим, и в обеих организация мадридизм тотален. Нас, «кулес», очень мало. А настоящих «кулес», честно говоря, ещё меньше.

– Тяжело ли это?

Ну, в жизни есть вещи поважнее: общение, работа, семья. В этом смысле и на флоте, и особенно в Гражданской гвардии, у меня никогда не было никаких проблем. Мне и тогда, и сейчас очень комфортно, но футбол в Испании – это не просто увлечение, для многих это почти как религия. Для меня уж точно.


⚠️ Cледите за новостями Футбольного клуба «Барселона» в телеграм-канале БарсаМании. Вы также можете поддержать БарсаМанию донатом на Бусти.


– Пожалуй.

И, конечно, это создаёт сложности, потому что в любой компании ты как белая ворона. Есть вещи, которые раздражают, когда ты такой же ярый фанат «Барсы», как и я. Если ты «куле», которого называют тихим, хорошим куле, ну, «как тот, из "Атлети"», то ты даже считаешься забавным. Но если ты такой воинственный «куле», как я, который часто защищает клуб, то ты сразу становишься не таким уж и забавным.

Социальный мадридизм

– Почему так?

Из-за воинственности. Быть просто болельщиком «Мадрида», «Барселоны» или «Атлетико» – это не одно и то же, что быть ярым фанатом этих команд. В случае с «блауграной», по крайней мере для меня, я думаю, что быть воинственным – это не просто покупать газету Sport или ходить на «Камп Ноу», это чувствовать клуб, быть пеньистас, каким я был в Сан-Андреу-де-ла-Барса, участвовать в жизни клуба, а не просто смотреть посты в социальных сетях и всё, а тратить свои деньги и своё время на клуб, защищать его честь, информировать, ходить на финалы... Вот что значит быть активистом «Барсы».

– Именно поэтому вы написали книгу «Почему я за "Барсу"?

Ну, меня всегда такое интересовало, я хотел стать журналистом, писателем... спортивным, даже больше конкретно о «Барсе» писать. Я хотел немного рассказать о том, почему я стал болельщиком «сине-гранатовых». Книга называется так потому, что, где бы я ни был, на какой бы работе ни работал, в каком бы городе бы ни жил, на побережье или в глубинке, мне всегда задавали этот вопрос. В лучшем или худшем смысле, но мне всегда его задавали. А когда они узнают, что я очень люблю «Барселону», это обычно становится проблемой… Не всегда, есть люди, с которыми можно поговорить, но я действительно хотел высказаться, испытывал дискомфорт, я должен был выплеснуть всё, что у меня внутри, и запечатлеть это в формате книги.

– Рассматривая заднюю обложку твоей книги, первое, о чём думаешь, – это социологический мадридизм. Он есть?

Да, так думают многие из нас. Но страх и стыд мешают сказать это в слух, и это тоже проявление социологического мадридизма. Социологический мадридизм – это то, что утвердилось в этой стране в сфере футбола, в сфере спорта. И всё это настолько хорошо выстроено и встречается повсеместно, что, если человек говорит то, что он думает, как сказал Лапорта, как я говорил много раз за свою жизнь… ну, помимо самого факта, что ты фанат, что ты «проблемный» куле… В общем, в ответ они говорили мне: «Ух, ты прямо ультрас», «Ты такой…». Но если фанат «Реала» делает тоже самое, то это считается нормальным.

Мадридисты продвигают свою, удобную им версию правды. А мы, «кулес», должны быть рядом, чтобы посмеяться, чтобы возразить... И я не иду на компромисс в этом плане. Не то чтобы я очень люблю спорить, но уступать я не собираюсь.

Социологический мадридизм существует, и они этим пользуются. «Реал Мадрид» исторически является великим клубом, но благодаря этому влиянию у него больше титулов и больше уважения со стороны всех институтов, как испанских, так и европейских.

– Этот социологический мадридизм более заметен в вашей рабочей среде?

Да, я замечаю это постоянно, и в армии, и в Гражданской гвардии. Моё «крещение» – я рассказываю об этом в книге – прошло после Лиги чемпионов, которую они выиграли в 1998. У нас там все шкафчики разукрасили символикой «Реала», даже флаг подняли с гербом «Реала»... Это, конечно, анекдотичная ситуация, и ничего ужасного в этом нет, но для «Барселоны» подобное попросту невозможно!

Реал Мадрид выграл ЛЧ 1998

– А в Гражданской гвардии?

Гражданская гвардия – организация высокого уровня профессионализма, она действительно работает лучше, чем думают люди. Но, очевидно, что на этой почве бывают шутки, какие-то комментарии, особенно, в понедельник или четверг, после матчей Ла Лиги и Лиги чемпионов... Ну это само собой разумеющееся...

И если ты такой же ярый «куле» как я, то во многих случаях, даже если ты не хочешь спорить, и ни во что не ввязываешься, тебя это обижает, тебя это беспокоит. Потому что они все едины... Это и есть социологический мадридизм.

– Почему они не могут понять, что в Гражданской гвардии могут быть такие «куле» как вы?

Есть много коллег, которые тоже являются «куле», но болеют скромно, слабенько, и когда приходит время конфронтации, и я прощу их быть активными, они просто молчат в тряпочку. Большинство меня не понимают. Да, есть люди, которые говорят: «Да, я вас понимаю, у вас очень хорошая команда». Но ещё до «Дела Негрейры» мне уже говорили, что мой статус «куле» и моя работа – «что-то несовместимое».

– А это так?

Да нет, я не вижу в этом ничего несовместимого. Хоть с работой полицейского, хоть военного, хоть пекаря или электрика. Им всем можно болеть за «Барселону». Мне даже многие говорили: «Ты же галисиец». Да, но разве все мадридисты из Мадрида? Нет, многие – андалузцы, многие – галисийцы, как я, и они ярые фанаты «сливочных», и никому не приходит в голову сказать: «Как это ты за "Реал", если ты не из Мадрида родом?». Но для «кулес» именно такая логика и применяется. Для «кулес» всегда нужно искать причину, почему они за «Барселону». Я этого не понимаю.

– Потрясающе.

Я знаю, что многим это не нравится, что люди удивляются, и среди них есть и работники силовых структур. Они мне говорят, что считают мою работу несовместимой с посещением «Камп Ноу» и «Палау», с болением за «Барселону»... Они не видят в этом ничего общего, только противоречие. Да, это невероятно.

Но мне всегда приходится объяснять им, что на работе ко мне очень хорошо относятся. Когда я сотрудничал с Мигелем Анхелем Руисом, с барселонскими СМИ, с местными СМИ, меня спрашивали: «Эй, а к тебе там хорошо относятся?». Да, меня никто не бьёт. Со мной говорят по-испански. Хотя, бывает, со мной общаются и на каталанском, и мне приходится приспосабливаться. В Галисии у меня тоже есть свой язык, и мне бы хотелось, чтобы они уважали и его. У меня не было серьёзных проблем, но есть неудобства.

Социологический мадридизм что это такое?

– С «Делом Негрейры», наверное, тоже происходит нечто подобное.

Я называю его «Дело о клевете на Негрейру»... Однажды я осознал, что со мной многие разговаривают на эту тему, приходят специально, чтобы что-то спросить... Если подумать, это даже приятно в какой-то степени. Они ценят твоё мнение, но только до тех пор, пока ты… его не выскажешь. И на этом всё приятное заканчивается. Я говорю им: «Откуда вы берёте информацию?». Потому что они читают источники, где процветает социологический мадридизм. Они влияют на их мнение. А они мне в ответ: «Нет, нет, ну что ты». И при этом читают в основном Marca, AS, Movistar, La Cope, La Ser, El Chiringuito...

– Я понимаю.

Конечно, даже если они отрицают это, они являются потребителями такого контента. Я люблю быть справедливым, и я не говорю, что это неправильно, и если я, например, читаю Sport или смотрю материалы из профильных каналов «Барсы» в соцсетях и Youtube, где часто защищают «сине-гранатовых» – это не значит, что всем так нужно делать, и я прав, а остальные – нет. Но я, по крайней мере, стараюсь всё рассматривать в контексте, видеть общую картину. И когда я другим людям предлагаю устроить дискуссию, обсудить вопрос, то всё не продвигается дальше пары предложений, им сразу становится такое не интересно.

– Разница между социологическим мадридизмом и неким социологическим барселонизмом, который может существовать в Каталонии, в том, что здесь транслируются все точки зрения, даже промадридские, а у «Реала» наоборот?

Абсолютно верно. Болельщики «Мадрида», и в Испании, и в остальном мире, не получают никаких новостей о «Барселоне» со стороны, только те, которые исходят из пещеры социологического мадридизма, который их и интересует. Моя жена – колумбийка, и сейчас она ярая «куле», она ходит со мной на стадион, но знаете, что она мне рассказывает? Что в Южной Америке, если говорить кратко, риторика крайне примитивна: «"Мадрид" – это хорошо, а "Барса" – плохо"».

Неважно, идёт ли речь о руководстве клуба, игроках, истории или соревнованиях. Новости о «Барселоне» всегда негативные: про экономику, трансферы, отсутствие трансферов, санкции, Негрейру, да что угодно. Всё, что до них доходит, – необъективно. В Испании то же самое. Кроме того, болельщики слушают то, что хотят слышать, то, что их устраивает. Доказательство тому – моё окружение. Когда они спрашивают меня о прошедшей игре или о Беллингеме. Или о «Мадриде»... Они слушают меня, но через фильтр. У социологического мадридизма есть фильтр. Когда ты начинаешь говорить то, что им нравится, например, что я считаю Беллингема великим игроком, им это интересно. Но если ты продолжаешь говорить и указываешь на то, что он стоит €130 млн, они отключаются.

Беллингем в Реале

– Связано ли это с тем, что «Барселона» – каталонская команда, и то же самое происходит и у «Атлетико»?

Да, конечно. Я уверен, что это как-то связано. Барселона и Мадрид – два города, которые антагонистичны во многих отношениях: экономическом, социальном, политическом, и, конечно, это имеет отношение к спорту. Если большая часть сотрудников Гражданской гвардии настроена против «Барселоны», как мне говорили, даже если они не мадридисты, а просто против «сине-гранатовых», то это потому, что это каталонский клуб, разумеется.

– Какой вы видите «Барселону»?

В положительном свете. Хотя даже среди «кулес» есть те, кто находятся под влиянием мадридских СМИ. Я думаю, что у нас всё очень хорошо. Конечно, всегда есть куда совершенствоваться, знаменитая самокритика, которую мы всегда должны делать, и которую мы делаем. Это ещё одна важная вещь.

Хави самокритичен, и в Мадриде всегда говорят, что он плакса, но это то, о чём я уже упоминал ранее. Это случается с Хави, это случается со мной, это случается с каждым. Я устал это видеть. Первое или второе предложение Хави, которое их заинтересовало, они подхватывают. Когда он произносит пять или шесть, им уже неинтересно. Я считаю, что у «Барселоны» всё хорошо, давно пора сделать качественный спортивный и экономический проект.

Социологический мадридизм

– Вы выглядите оптимистом.

Я не говорю, что Лапорта идеальный президент, здесь никто не идеален, но Лапорта – это президент, который и должен быть у нас. А Хави – такой же тренер. И нам следует поддерживать их, помогать. Сейчас «Барселона» более конкурентоспособна, и это то, что нам нужно.

– Вы ходите в футболке «Барсы» и на работу тоже?

Я часто хожу на работу в ней. Потом я там переодеваюсь, другие видят, что я в футболке «блауграны», но ничего не происходит. Кроме того, там, где я работаю, в Делегации, тоже есть «кулес». Есть они и среди прочих госслужащих, моих коллег. Ничего не происходит, но происходило в других местах, не на работе. Во времена «Барсы» Пепа и требла Луиса Энрике.

Это было не только с коллегами из Гражданской гвардии, но и с людьми на улице. От Сант-Андреу-де-ла-Барса, где я провёл семь лет, до Лансароте и даже Валенсии, на тебя могут взъесться, когда ты в футболке «Барсы» после 2:6 или 4:0. Ну а в чём проблема? Я надеваю её всегда, не только, когда мы выигрываем, побеждаем в Класико или берём требл, но и когда проигрываем.

Форма Барселоны на Класико с Реалом

Фото превью - Javi Ferrándiz ©

В среднем: 5 (4 голоса)