Отыграв два сезона в «Барселоне», сейчас Эрнесто Вальверде заключил контракт на два сезона в качестве тренера. Первый этап закончился раньше срока по его собственному желанию. Второй начинается гораздо позже, чем мог бы, и причиной тому также воля самого Вальверде.

Трудно было устоять перед такой личностью, как Йохан Кройфф, человеком, который одобрил приобретение игрока в самом начале строительства «дрим тим». Нелегко было и дважды отказывать другу Андони Субисаррете, когда тот хотел вернуть его на «Камп Ноу» уже в качестве тренера. Этого удалось достигнуть только Роберту Фернандесу, также одному из партнеров Вальверде в 1988-90 годах.

«Я не вижу себя здесь в следующем сезоне, потому что не хочу видеть», — сказал он 2 мая 1990 года, за четыре дня до завершения Чемпионата Испании, хотя переживал лучший период карьеры игрока. Он не стал обманываться тем, что забил еще много голов, сыграв почти во всех оставшихся матчах, они были товарищескими. Устав сидеть на скамейке запасных, он предрешил прощание, которое, правда, состоялось только 28 июля в Японии, где «Барса» сыграла два товара.

 

По другую сторону Диагонали

 

Вальверде вернулся к Хавьеру Клементе, тренеру, который хотел видеть его в «Эспаньоле» еще когда он играл за «Сестао», но встретились они уже в «Атлетике». В первый же сезон в Бильбао Вальверде сыграл матчей больше, чем за два в «Барсе» (37 против 29). Так же продолжалось и в следующие пять лет. Нуньес заплатил «Эспаньолу» за нападающего 200 миллионов песет (около €1 миллиона), баски выкупили его за 125. Они пересекли Диагональ (главный проспект Барселоны, — прим. переводчика), перебравшись на «Камп Ноу» с канувшего в лету стадиона «Саррья» вместе Микелом Солером, за которого было заплачено 400 миллионов. Контракты были на пять и семь лет соответственно, но ни один так и не выполнил их до конца. 

«То, что говорит мне Кройфф, не является гарантией для меня. Мне недостаточно его слов, потому что он уже говорил их в прошлом году, а я провел пустой сезон», — заявил Вальверде «El Periódico» в апреле, выражая недоверие Кройффу. Это была дерзость. «Чингурри» интуитивно чувствовал, что приближается тёмная полоса. Точнее, еще более тёмная. В первый сезон он конкурировал с Карраско, Линекером, Хулио Салинасом, Чики Бегиристайном и кантерано Жорди Роурой за место правого нападающего. Перед вторым сезоном Линекер ушёл, но купили Михаэля Лаудрупа и Онесимо Санчеса. От третьего сезона из пяти по контракту Вальверде отказался ввиду неизбежного приобретения Гойкоэчеа и Стоичкова.

 

«Странный», прозвище в раздевалке

 

Футболист, который хотел играть и тренер, который отказал «Барсе» дважды. Никто не мог бы сказать про Вальверде, что он обычный спортсмен, из тех, кто цепляется за контракт (и деньги, которые по нему полагаются), как за предел мечтаний. В бытность игроком партнеры называли его El Raro (странный, необычный, примечание переводчика).

«Посмотрите на него, он не похож на футболиста», — прошептал Клементе, но не пренебрежительно, а ласково, когда как-то раз увидел Вальверде в этих его очках, задумчиво прогуливающегося среди группы совсем другого типа партнеров: знаменитых, высокомерных, разве что без татуировок, на которые еще не было моды 30 лет назад. «Я ухожу в «Барсу», потому что так хочет клуб, посмотрим, что у меня получится», — говорил он искренне и с явным отсутствием энтузиазма о переходе на другую сторону.

Когда Вальверде играл в «Эспаньоле», он запросто ходил ужинать с соперниками из «Барселоны», а когда сменил цвета, также встречался с бывшими партнёрами. Он никогда не переставал видеться, хотя бы раз в год, с друзьями из предыдущих клубов, будь то «Сестао» или «Алавес». Или с однокашниками, с которыми три года изучал фотографию в Эскола Индустриаль, куда поступил по приезду в Барселону. 

 

Прощальный ужин

 

Вальверде никогда не был человеком коллективным, но всегда нравился тем, кто его узнавал. Как Пеп Гвардиола, например, с которым он ужинал в тот вечер, когда покидал «Вильярреал», то было единственное увольнение в его карьере. Или Эусебио, Алесанко, или уже упомянутый Субисаррета, когда-то доверивший ему руководить «Атлетиком» и дважды получивший отказ уже в «Барселоне».

То, что он отложил в 2013 году, а затем годом позже, всё-таки вернулось к нему в 2017 году. Перезапустить «Барсу». Его задача не будет столь титанической, не совсем понятной, как у Кройффа в 1988-м. С нуля, но с роскошным составом, собранным благодаря трансферной революции на пепле команды, которая сгорела во время «мятежа в Эсперии» против Хосепа Луиса Нуньеса. Тогда пришли Вальверде и Солер из «Эспаньола», Чики Бегиристайн, Лопес Рекарте и Бакеро из «Реал Сосьедад», Эусебио и Хулио Салинас из «Атлетико», Унсуэ («Осасуна»), Серна («Севилья») и Маноло Йерро («Вальядолид»). 

 

Печальная предсезонка

 

С новой командой Вальверде отправился в Голландию, полный надежд перед началом претемпорады. Печальной претемпорады. Уже на второй тренировке 25 июля он почувствовал боль в левом колене, на котором перенес операцию 31 мая. Он не смог завершить тренировку и не играл до 4 августа, когда вышел на тайм против «Мадесе Бойз». Потом сыграл также тайм с «Витессом» и полный матч против «Маастрихта» 7 августа. Но снова начались проблемы с коленом, и 24 числа ему пришлось перенести артроскопию. «Я не буду играть до тех пор, пока не буду в полном порядке. Не имеет значения, придется ждать два месяца или пять», — говорил он, жалуясь на «препятствие» в борьбе за место в составе.

Официальный дебют случился только 9 ноября. В польской Познани против «Леха». Это был ответный матч ⅛ финала Кубка Кубков, где «Барса» должна была выигрывать после ничьей 1:1 на «Камп Ноу». Вальверде вышел на 77-й минуте, заменив Карраско. Матч перешел в дополнительное время и серию пенальти. Он бил третьим и забил.

Тот день, когда он первый раз вошел в заявку, давал повод лелеять надежду. Он был запасным под номером 14. Легенда гласила, что тот из запасных, кто носит номер Кройффа, будет выходить на поле. Так и происходило. Но это не воплотилось в случае с Вальверде в драматичном финале Кубка против «Мадрида» в 1990-м году. Грубый фол Уго Санчеса на Алоизио заставил проводить непредвиденную замену. Затем Солер заменил Амора сразу после того, как «Барса» открыла счёт. Футболка с 14-м номером «Чингурри», сухая и новая, так и осталась в руках старого друга, которого мы снова увидим в Барселоне. 

Embedded thumbnail
Источник: