Перейти к основному содержанию

Жозеп Самитьер. Художник и герой первого золотого века «Барселоны»

Художник на поле и вне его, легендарный полузащитник, принесший «Барселоне» первый успех, вызывал немало споров на протяжении своей карьеры
10 Декабря 2021, 4:40
75
Жозеп Самитьер. Художник и герой первого золотого века «Барселоны»

Сюрреализм – это обманчивый взгляд на реальность, который выходит за пределы человеческого подсознания, чтобы манипулировать или изменять логическое понимание существования. Жозеп Самитьер Вилальта, или «L'home llagosta» («Человек-лобстер»), был самым фантасмагорическим портретом в истории футбольного клуба «Барселона». Его называли «сюрреалистом», потому что его гений создавал на поле иллюзии, которые с недоумением воспринимались как реальность.

Футбольная революция в Каталонии достигла своего пика в начале 1920-х годов, а Самитьер был одним из тех людей, которые привнесли луч света в мировой футбол, отразившийся множеством отблесков на улицах Барселоны. Это было начало первого «золотого века».

Со строительством стадиона «Лес Кортс» клуб собрал группу талантливых молодых игроков. Жозеп Самитьер, а также Паулино Алькантара, Рикардо Самора, Эмили Саги-Барба, Висенс Пьера и Агустин Санчо стали первым поколением кумиров клуба. Самитьер, среди прочих, был неотъемлемой частью восстановления характера «Барселоны», и стал одной из самых значимых личностей как в спортивном, так и в культурном плане.

 


 

Самитьер родился 2 февраля 1902 года в каталонской семье рабочего класса. Будучи маленьким мальчиком на улицах Барселоны, где дороги страсти и мечты ведут к грандиозному «Лес Кортс», «Эль Сами» пинал мяч, помахивая рукой проходящим мимо горожанам.

В те годы «Барселона» была довольно тесно связана с пролетариатом, особенно во времена промышленных бунтов, а стадион – всегда заполнен представителями рабочего класса. Юные умы, такие как Самитьер, выросшие на улицах Барселоны, всегда были с мячом в ногах и с клубом в сердце.

Поначалу, с 1914 по 1916 года, Самитьер выступал за молодёжную команду каталонского «Интернасьоналя», а через 3 года, в возрасте 17 лет, уже дебютировал за «Барселону». В клубном музее до сих пор бережно хранятся костюм-тройка и наручные часы с подсветкой – такова была оплата Жозепа за подписание контракта с «блауграной». К 1925 году Самитьер стал самым высокооплачиваемым игроком как в клубе, так и во всей стране.

В первые годы европейского футбола разделение труда было очевидным. В то время, как задняя линия оставалась статичной ради защиты ворот, нападающим приходилось самим вести борьбу и продвигать мяч. Самитьер стал одной из ключевых фигур, способствовавших отходу от преобладающего «баскского стиля» игры, где нападающие единолично отвечали за отбор мяча и прокладывали свой путь к воротам соперника. Самитьер был в числе футбольных первопроходцев, которые стали организовывать игру в защите. Именно Жозеп преобразовал схему 2-3-5 в 3-2-5. Он был похож на мастера оперной сцены, который контролировал и управлял ритмом, и течением игры.

Жозеп Самитьер (в центре), вместе с товарищами по команде Эмили Саги-Барба (слева) и Висенсом Пьера (справа) из успешной команды «Барселоны» 1920-х годов

Самитьер был исключительным игроком, способный манипулировать мячом как волшебник, и кружить по полю как балетный танцор. Он был первым в истории испанского футбола генералом полузащиты, роль которого представляла собой гибрид между опорником (Pivote) с функциями костолома (Leñero) и либеро (последний защитник-чистильщик). Самитьер был предвестником современной роли бокс-ту-бокс (полузащитник, играющий по всему полю). Несмотря на то, что Самитьер занимал позицию в глубине поля, он был выдающимся бомбардиром. А это было довольно необычно для полузащитника того времени – наколотить 184 гола за какой-либо клуб Европы.

Несмотря на то, что в «Барселоне» 1920-х годов встречалось много талантливых игроков, Самитьер был ядром этой великолепной команды. Он выгрызал мяч у соперника, чтобы протащить его через середину поля и отдать разрезающий пас в финальную треть. Его славные дни на «Лес Кортс» были наполнены захватывающими ударами «лобстера», которые сегодня известны как «чилена», или удары через себя. На поле Самитьер был артистом. Его игра на публику привлекала каталонцев на стадион.

Блестящие тринадцать лет Самитьера в футболке «блауграны» украсили 11 Чемпионатов Каталонии, 5 Чемпионатов Испании и испанскую Ла Лигу, которая началась в 1928 году. Более того, его голы в составе «Барсы» стали победными в финалах Кубка Короля 1922, 1925, 1926 и 1928 годов.

 


 

Знаменательная карьера Пепа Самитьера в «Барселоне» превратила его из спортивной знаменитости в культурную икону каталонского общества. Его репутация в клубе создала для него сильный политический контур в среде интеллектуалов. Это был беспрецедентный период в социокультурном сценарии Европы. Появление субъективного творчества и его понимания в лице Сальвадора Дали, Эдварда Мунка, Винсента Ван Гога и других выдающихся деятелей искусства вытеснило существующие концепции импрессионизма и натурализма.

Самитьер придерживался сюрреализма, потакая духу субъективности. Он отражал это как в игре, так и в своих внешних пристрастиях. Его знакомые, в основном, состояли из радикальных художников и политических деятелей того времени, включая маэстро танго Карлоса Гарделя, актёра Маурисио Шевалье и художника Сальвадора Дали, и, в противовес своему образу идола в Каталонии, он поддерживал близкие отношения с диктатором Франко.

В 1933 году, после драматичной междоусобицы с руководством «Барселоны», стареющий «Эль Сами» выпал из первой команды. Мадридский «Реал», который тогда назывался «Madrid CF», воспользовался этим разногласием и смог убедить его перейти в клуб. Однако именно его тайная преданность генералу Франко помогла Мадриду осуществить этот трансфер.

Несмотря на то, что его короткое пребывание в «Мадриде» не было по-настоящему прославленным, Самитьер все же привел команду к завоеванию титула Ла Лиги в 1932/33 году и Кубка Испании в 1934 году. Но он оказался наиболее полезен для «Мадрида» не как игрок, а как футбольный агент в определившем десятилетие трансфере Альфредо Ди Стефано, первоначальной целью которого была «Барселона». Это подписание стало переломным моментом для «Мадрида» в 1960-х годах, так как Ди Стефано в дальнейшем забил 216 голов и сыграл важную роль в европейском господстве «сливочных». Хотя верность Самитьера Генералу Франко была заметна, эта трансферная сага обнажила их отношения для всего общества.

Подписание Альфредо Ди Стефано навсегда изменило историю мадридского «Реала»

До начала гражданской войны в Испании в 1936 году, Самитьер недолго руководил мадридским «Атлетико», сменив Фреда Пентланда в середине сезона, но не смог удержать команду в высшей лиге. Тем не менее, сезон был сорван, как только началась гражданская война, и Самитьер, имевший тесные связи с националистами, попал в черный список и был арестован ополчением анархистов.

В конце концов, он был освобожден ополченцами и бежал во Францию. Его изгнание было позже использовано режимом Франко для распространения антикоммунистической пропаганды, показав это событие в фильме под названием «Звезды ищут мир», где Самитьер сыграл самого себя. Во время пребывания во Франции Самитьер выступал за «Ниццу», где он объединился со своим старым товарищем по команде Заморой. В 82 матчах «Эль Сами» забил 47 голов. В 1939 году он повесил бутсы и недолго в 1942 году поработал тренером «орлят».

Спустя два года и 8 месяцев гражданская война закончилась, и альянс националистов под руководством Генерала Франко разрушил вторую испанскую республику, создав новое испанское государство. Жозеп Самитьер вернулся в страну в 1944 году и возглавил «Барселону». Его возвращение на родину было ознаменовано завоеванием «сине-гранатовыми» второго в истории титула Ла Лиги в 1945 году, а также победой в Копа де Оро Аргентина (Суперкубке Испании), где был обыгран «Атлетик» из Бильбао (5:4), триумфатор Кубка Генералиссимуса.

Впоследствии Самитьер стал главным скаутом клуба, и его острый нюх на таланты привел к открытию и подписанию Ладислао Кубалы, игрока, который стал легендой «Барселоны». Приобретение Кубалы стало искуплением для Самитьера, который потерял свой блеск после трансферной саги с Ди Стефано.

В 1972 году Самитьер упокоил свою душу и оставил в памяти каталонцев свои зрелищность и колдовство. Несмотря на службу в Мадриде и близкие отношения с Генералом Франко, он был удостоен почетных государственных похорон как герой Каталонии. Самитьер был самым значимым игроком в истории клуба. Его тесная связь, как с культурным, так и со спортивным контекстом «Барселоны», сформировала его незыблемый авторитет в каталонском обществе.

С одной стороны, Самитьер, как футбольный провидец, является образцом для современных полузащитников, с другой – он стал культурной иконой, воплотившей в своей жизни революционное социокультурное движение. Путь Самитьера от амбициозного мальчика на улицах Барселоны до легенды футбола остается одним из вдохновляющих и животрепещущих повествований в истории игры. Даже сегодня, проходя по улице Жозепа Самитьера, можно услышать загадочное скандирование, прославляющее величайшего художника в истории «Барселоны».

 


Рецензия от Андрея Чайка

Безусловно, Жозеп Самитьер – это человек-легенда, стоящий в одном ряду с Гампером и Кройффом. Однако, называя его «самым значимым игроком в истории клуба», журналист Амаль Гош, кажется, что просто выдаёт стандартную фразу для нагнетания нужной атмосферы. Едва ли, Ладислао Кубала или Лионель Месси менее великие футболисты, менее важные в историческом контексте. А были ведь и другие знаковые личности.

Но вот то, что Самитьер являлся «социокультурным феноменом» – это чистейшая правда. Поэтому, от себя хотел бы добавить несколько интересных историй о Жозепе, которые не вошли в статью Гоша. Так сказать, чтобы дополнить портрет его личности.

История Первая. Самитьер с детства мечтал о дорогой машине с открытым верхом. На зарплату игрока «Барселоны» он смог её себе позволить. Исполнилось и другое его желание – стать настолько известным, что куда бы он ни пошёл, люди бы его приветствовали. А говорят, что детские мечты не сбываются!

Жозеп и его автомобиль

История Вторая. Жозеп был известным сладкоежкой, поэтому барселонские кондитеры при любом удобном случае одаривали его конфетами, а Самитьер и не думал отказываться. Тем более, что ни один каталонский дантист не посмел бы взять с него плату за лечение зубов.

Кстати, существует футбольная карточка Жозепа, на обратной стороне которой расположена реклама шоколада «Orthi».

Шоколад «Орти». Карточка Самитьера.

История Третья. Карлос Гардель – легендарный аргентинский певец и композитор в стиле танго, был близким другом Самитьера. Карлос любил футбол и дружил со многими игроками «Барселоны» и сборной Испании. И это не было просто поверхностное увлечение, которым можно было пощеголять перед бомондом на очередном светском рауте.

Например, Гардель навещал Франца Платко и Жозепа Самитьера в больнице после победного кровавого (в прямом смысле этого слова) финала Кубка Испании 1934 года против «Реала» (2:1). Он пел им песни для поднятия морального духа.

Гардель навещает Платко (слева) и Самитьера (на кровати) в больнице

Гардель также специально прилетел в Лондон в 1931 (хотя боялся самолётов) на товарищеский матч Англии и Испании на «Хайбери». Увы, но тогда англичане разгромно победили 7-1. Так ещё и перед поединком, не зная города, Карлос заказал такси не до стадиона, а конечной автобусной остановки, где выходили болельщики. Посему пришлось пройти ещё 15 кварталов пешком, чтобы добраться до футбольной арены!

По словам Гибурга, друга Гарделя, после матча Карлос сказал следующее: «Какие же глупые мячи забили эти "Джонни"… И аж семь, больше никогда не вернусь в Лондон, только если сюда приедет играть одна из наших команд».

История Четвёртая. Наручные часы с подсветкой циферблата, которые получил Самитьер как подписной бонус – это весьма занимательная вещица. С 1920-30-х годов такие часы пошли в массовую продажу и были завидным аксессуаром, хотя до этого применялись исключительно в военных целях во время Первой мировой.

Вот только есть один нюанс – свечение это достигалось использованием радиоактивных изотопов тория или радия в комплексе с сульфидом цинка. Не сказать, что это было безопасно для здоровья. Хотя, в первую очередь, вред больше наносился работникам заводов по изготовлению этих часов и самой краски, чем пользователям итоговой продукции. Вплоть до того, что на производстве фирмы «United States Radium Corporation» случались смерти от лучевой болезни, а про увечья и говорить не стоит («радиевая челюсть»). Уже в 1925 году был установлен факт вреда радиоактивной краски, но радиевая подсветка была запрещена только в 1968 году, а сама компания все иски урегулировала в досудебном порядке, и во времена Второй мировой войны снова стала важным поставщиком светящихся изделий для армии. В фирме изначально знали о вреде радия, но сообщили женщинам-работницам, что вещество безопасно, и никаких средств индивидуальной защиты они не имели.

Кстати, в США потом произойдёт ещё один подобный скандал, но уже с тефлоном и компанией «Дюпон». Об этом даже недавно был снят фильм «Тёмные воды» с Марком Руффало. Рекомендую к просмотру, если кто не видел.

Рекламные проспекты часов и прочих люминесцентных приборов того времени

Удивительно и то, что до конца 1940-х годов, радиация считалась не только не вредной, но и полезной! К слову, доктор Сабин Арнольд фон Сохоцки, изобретатель сией чудесной радиоактивной краски, умер в 1928 году от лучевой болезни.

На замену радию пришло другое радиоактивное вещество – тритий, который используется в некоторых часах и поныне. Исследования показали, что суммарная годовая доза радиации, испускаемая таковыми изделиями, более чем в 15 раз меньше, чем один рентгеновский снимок грудной клетки, а потому абсолютно безопасна для здоровья. Тем не менее, сейчас часто используется нерадиоактивный алюминат стронция с добавлением европия.

Интересно, какой фирмы часы получил Самитьер, и каков уровень их радиоактивности? Вероятно, в пределах нормы, в противном случае они бы не стали экспонатом в клубном музее.

Кстати, Самитьер был большой поклонник ночной жизни, и когда его 17-летнего, поймали с поличным на рассвете в центре Барселоны, то Жозеп на ходу сообразил гениальную отмазку – сказал, что проверял, как работает светящийся циферблат на его новеньких часах.

Да-а-а… в жизни события могут переплетаться самым неожиданным образом.

В среднем: 5 (2 голоса)