Перейти к основному содержанию

Первым легионером в истории «Валенсии» стал родившийся в Роттердаме голландский нападающий, один из лучших дриблёров в истории футбола, поразивший десятилетнего Йохана Кройффа.

Его звали Сервас «Фас» Вилкес, и во времена игры в Испании именно он был противовесом двум гигантам чемпионата – Кубале из «Барсы» и Ди Стефано из «Реала». Его подписание вызвало такой ажиотаж, что президент «Валенсии» Луис Касанова смог расширить «Месталью» на 15 тыс. мест за счёт абонементов, которые он продал болельщикам, жаждущим увидеть голландца.

Sport.es

Фас родился в 1923 году и с ранних лет помогал управлять семейным мебельным бизнесом Wilkes & Zoonen в Роттердаме, разрушенном нацистскими бомбардировками в мае 1940 года.

Свою футбольную карьеру Вилкес начал в «Ксеркс Роттердам» (стадион клуба теперь назван в его честь) и вскоре стал известным игроком. У него были предложения от «Чарльтона» и «Милана», но в то время, в середине 1940-х годов, голландский футбол был исключительно любительским, и Федерация (KNVB) была против того, чтобы игрокам не только платили зарплату, но и отпускали в иностранные клубы.

Футбольный мир уже начал говорить об игровых качествах голландца, искусного, как мало кто другой, отличного дриблёра и великолепного бомбардира.

Сервас был на пике своей карьеры и всё же решил пойти ва-банк и попробовать себя за границей: вопреки запрету KNVB, он тайно подписал контракт с миланским «Интером», за что, в качестве наказания, пять лет не вызывался в сборную страны. Вилкес был тем самым бунтарём, который создал прецедент. Его путём стали следовать другие футболисты, и под давлением обстоятельств и мнения общественности (все видели, что профессиональный футбол сильнее любительского), пускай и спустя годы, но в 1956 в родных Нидерландах возник профессиональный чемпионат – всем нам известная Эредивизи.

Вилкес же, три года отыграв в «Интере», перешёл в «Торино». 20 июня 1953 года «быки» провели товарищеский матч на «Месталье» в память об Антонио Пучадесе. Итальянцы победили со счётом 1:4. Выступление Фаса было таким ярким, что президент местной Федерации футбола, Гусман Саморано, спросил президента «Торино», скорее в шутку, чем всерьёз:

Сколько грузовиков апельсинов вы хотите в обмен на Вилкеса?

Итальянская пресса и вовсе окрестила его как «Мона Лиза из Роттердама». Шутка стала реальностью уже несколько недель спустя. Для «Валенсии» это было стратегическое подписание, которое должно было помочь клубу совершить качественный скачок и стремиться к завоеванию титулов. Если у «Мадрида» был Ди Стефано, а у «Барсы» – Кубала, то у «летучих мышей» – Вилкес.

Sport.es

Вилкес рядом с Ди Стефано и Пако Хенто

«Валенсия» в то время занималась реконструкцией «Местальи», и приход Фаса стал решающим для расширения вместимости и, прежде всего, для оплаты реконструкции. «Это подписание поможет вам покрыть расходы на строительство новой арены», – сказал Гусман Саморано Луису Касанове, президенту «Валенсии», когда они рассматривали возможность трансфера голландца.

С первого дня стало понятно, что Сервас – игрок совершенного иного уровня: он обладал потрясающей техникой, был элегантен в обращении с мячом и выделялся, прежде всего, своим дриблингом.

Он делал это, всегда глядя прямо перед собой. Он смотрел тебе в глаза, а потом обыгрывал на «раз-два-три». В плане контроля мяча, он был лучшим футболистом, которого я когда-либо видел, настоящим жонглёром

Тонин Фуэртес, партнёр по «Валенсии»

Другой его товарищ по команде, Мануэль Местре, прекрасно подытожил достоинства Вилкеса:

Это единственный игрок в мире, способный сыграть в стеночку с самим собой

Фас очень любил «крокету», известную сейчас как «финт Иньесты». В те времена, такое перекладывание мяча с ноги на ногу было в диковинку. Однако, как все гении, Сервас был способен и на лучшее, и на худшее, потому как у него бывали игры, когда казалось, что его и нет на поле.

Голландец отлично адаптировался в Валенсии: часто посещал ресторан La Pepica, жил рядом с пляжем Ла Мальварроса, был влюблён в паэлью и свободно говорил на валенсийском. Товарищи по команде дразнили его, спрашивая: «Эй, Фас, как поживаешь?» (в оригинале звучит в рифму, «che, Faas, què fas?»), – используя популярное местное междометие «че», намекая на то, что Сервас стал уже как будто своим в этих краях.

«Я видел, как играли Пеле, Ди Стефано и Кубала, – вспоминал президент Луис Касанова, – «но Вилкес был чем-то другим: элегантность, ускорения, воображение, смена темпа».

В последний свой сезон в «Валенсии» постоянные проблемы с горлом вынудили его часто ездить домой и его результативность упала. Фас был убеждён, что у него рак, но в итоге ему поставили диагноз «зоб» (увеличение щитовидной железы).

Карьера Вилкеса, как казалось, подходила к концу, поэтому он подписал контракт с нидерландским «Венло», вернувшись на родину. В этот момент 10-летний Кройфф и влюбился в его футбол.

Фас был неотъемлемой частью жизни Кройффа с самого его детства: Йохан вместе со своим братом Хенни любил читать комиксы о Кике Вильстре, выдуманном футболисте, собирательном образе, вдохновлённом знаменитыми игроками – Киком Смитом, Фасом Вилкесом и Эйбом Ленстрой. В комиксах он обладал силой Смита, элегантностью Вилкеса и техникой Ленстры.

Cees van Nijnatten / Voetballegends

В книге «Молодой Кройфф», опубликованной в 2013 году Яном Эйландером, приводится любопытная деталь: в комнате, которую делили братья Кройфф, было пять вымпелов «Аякса» и два плаката. Один – Вилкеса, кумира Йохана, другой – Ленстры, кумира Хенни.

Через два года Серваса снова потянуло в Валенсию, но это был уже «Леванте» из Сегунды.

В свои 35 лет и с больным коленом, Фас всё же провёл достойный сезон за «лягушек», но в матче плей-офф за повышение он не принял участия из-за травмы и «Леванте» проиграл «Лас-Пальмасу».

Нападающий окончательно вернулся в Нидерланды, где провёл сначала немногим меньше сотни матчей за «Фортуну 54», а повесил бутсы на гвоздь аж в 41 год, в родном «Ксерксе», который и сделал его когда-то известным.

Сервас Вилкес умер в Роттердаме, 15 августа 2006 года, в возрасте 82 лет. Его имя по-прежнему занимает почётное место в голландском футболе (он является восьмым лучшим бомбардиром сборной), а его статуя – одна из одиннадцати, украшающих здание KNVB в Зейсте, наряду с такими легендами, как Кройфф, Ван Бастен, Райкаард и Ринус Михелс.

Ди Стефано знал в совершенстве, как использовать пространство на поле. Вилкес был похож на него: превосходный дриблёр, он начинал в полузащите, обыгрывал четырёх или пятерых соперников и проникал в штрафную площадь. Он был невероятен.

Йохан Кройфф

 

Фото: превью - AP Photo/ Tiemen van der Reyken/Spaarnestad (CC), подложка - Joop van Bilsen / Anefo