29 августа 1991 года я был представлен на «Мини Эстади», как новый игрок сине-гранатовых своим товарищам по команде «Алевин А», которую тренировал Хуан Мануэль Асенси. Уже три дня спустя у меня на рукаве красовалась капитанская повязка, так решил тренер. Кто-то должен был ее одеть (все были новенькими), но после трех тренировок Асенси отдал повязку мне до конца сезона. Не было сомнений, что такое начало – хороший знак. На меня возложили ответственность, под бременем которой, я чувствовал себя, что греха таить, превосходно.

Я играл «шестого номера», немного в стиле Бакеро. Очевидно, что в этом возрасте никто не учит тебя командным движениям и тактикам. Главное – мяч в ногах и получай удовольствие! Но Асенси обладал педагогическим талантом, что позволяло ему уже тогда давать нам начальные уроки футбольного мастерства. Одним из первых был, как обманывать соперника корпусом. В момент приема мяча ты делаешь движение в одну сторону, а уходишь в другую. Второй – как располагаться относительно друг друга в соответствие с игровой расстановкой. Тренировки были короткими и очень не напрягающими.

Но если я страстно пиарю замечательные качества Асенси, то еще и потому, что благодаря нему, я имел возможность лично познакомиться с Йоханом Кройффом.

Голландец был одним из главных участников серии передач «Учитесь играть в футбол со звездами». Идею продвигал каналTVE и Испанская Федерация футбола в рамках спортивно-социальной программы «Играй чисто, без насилия». Передачи включали в себя мастер-классы таких звезд, как Марадона, Гуллит, Пеле, Платини, Куман, Бекенбауэр, Футре и так далее. Кройфф был одной из приглашенных звезд. Асенси был в хороших отношениях с голландцем еще с игроцких времен, и попросил Йохана провести занятие с его мальчишками из «Алевин А».

Долго ли, коротко ли, но в один прекрасный день Йохан Кройфф оказался в нашей раздевалке для участия в телепрограмме. Урок был посвящен различным аспектам игры, но что меня поразило больше всего, так это его крученный! С угловой отметки Йохан отправлял один за другим мяч прямиком в ворота. Но что удивительно, он одинаково здорово выполнял это прием и справа, и слева. Тогда я играл только правой ногой, левая нужна была мне для ходьбы. Занятие хоть и длилось полчаса, но можно было смело сказать, что у этого человека мы многому научились, да и повеселились вдоволь.

Так как я жил в Террасе, и моя мама наотрез отказалась оставлять меня в «Ла Масии» (ей не нравился район, в котором находилась школа, да и все мы были слишком домашними), можно сказать, что именно я учредил службу такси на «Камп Ноу», которой впоследствии пользовались многие футболисты юношеской школы. Каждый день, ровно в пять часов, такси забирало меня у дверей моей школы, чтобы доставить на очередное занятие. Позже, клуб в целях сокращения издержек решил, что массажист «Инфантиля» сеньор Блас на своем фургоне будет забирать всех мальчишек округа Вальес: двоих из Террасы и двоих из Сабаделя.

В первом же сезоне мы побили рекорд результативности в нашей возрастной группе. Забивая, в среднем, по шесть в каждом матче, мы закончили сезон со 108 мячами в восемнадцати встречах.

Переход в «Инфантиль В» оказался для меня достаточно болезненным, так я покидал своих старых товарищей и должен был стать частью уже сформированной команды. Это сломало все мои планы. Только Миге составил мне компанию в этой авантюре. Остальные мои партнеры отправились прямиком в «Инфантиль С». Было очевидно, что этот переход был только мне на пользу, так как, по мнению тренеров, с моим уровнем я бы быстрее адаптировался категорией выше. Я так не считал.

Для начала я потерял звание «капитана» и покатилось. Первые три месяца я провел на банке. Тем не менее, понемногу, я оправился от первоначального потрясения и начал привыкать к нынешнему положению вещей. В том сезоне я познакомился с людьми, которые были рядом вплоть до дубля: Бермудо, Идальго и Пратс.

Мануэль Лобо был в ту пору наставником «Инфантиля В», человек очень строгий и требовательный, но при этом, опытный и грамотный. Он всегда приводил нам примеры, каким не должен быть настоящий профессионал. Сам Лобо в свое время был нападающим огромного таланта, но из-за молодецкого легкомыслия не добился больших успехов. По факту, он сыграл всего лишь один матч за основу, и то в связи со стечением любопытных обстоятельств. Дело в том, что в сентябре 1984 года состоялась забастовка профессиональных футболистов, и клубы были вынуждены в рамках первенства выставлять на поле любительские составы. У Лобо был один шанс и, он им не воспользовался. Говоря спортивным языком, «Барса» обыграла в том туре «Сарагосу» 4-0, а Лобо отметился одним голом с пенальти и все.

Лобо говорил нам, что является плохим примером для подражания, так как начал вести разгульный образ жизни слишком рано: «Конечно, всем пацанам охота повеселиться с девочками! Но мухи отдельно, котлеты отдельно. Нужно идти по правильной дороге и слушать своих родителей». Его советы несли в себе большую смысловую нагрузку и по своему содержанию были направлены не на детей, а уже на полупрофессионалов. Лобо много рассказывал нам о своих ошибках молодости, чтобы научить нас замечать их по жизни и избегать. Он настаивал: «Чтобы добиться высот в футболе, вы многим должны пожертвовать и забыть про дискотеки вместе с девчонками». Действительно, создавалось впечатление, что он был бывалым уличным мужиком.

С Лобо мы прошли продвинутый курс практического футбола: от кого бежать и куда.

В то же время, тренировки были простыми и понятными. У Лобо я столкнулся с основными концептуальными футбольными понятиями: перемещение мяча, подачи с флангов, линии паса… Он всегда говорил просто и доходчиво. В этом смысле, он мне очень напоминал нынешнего Луиса Арагонеса.

Но, если до конца вспоминать мои первые шаги в «Барсе», помимо Асенси, мастер-класса Кройффа и особенно Лобо, то на ум приходит тостер «Филипс», подаренный мною маме на первую зарплату в ФК «Барселона». На самом деле это было ежемесячное клубное пособие на проезд, и равнялась сумма 4000 песетам. С этими деньгами в кармане я решил сделать маме настоящий сюрприз. Мы пошли с ней на местную ярмарку электроники, и я сказал ей выбрать что угодно, но на сумму, не превышающую 4000. Мама выбрала тостер «Филипс». Она была настолько взволнована, что, когда мы выходили из магазина, я не мог не заметить слезы в ее глазах.

Но все-таки самым убойным подарком была именная карточка сосьо с забронированным конкретным местом на трибуне. Я знал, что ей понравится, так как она была куле до мозга костей. Она уже была сосьо. Оскар уже дарил ей карточку, но без точного места. Я поговорил с Алехандро Эчеваррией, человеком, которого я очень ценю за его отношение к друзьям, и он сказал мне, что с этими карточками она может занять два места на трибуне. Даже, если бы маме положили пред ногами полмира, это не затмило бы в ее глазах ценности этих двух карточек!

 

< Глава 1  Оглавление  Глава 3 >