1 марта 1981 года, случилось одно из самых скандальных и печальных событий в истории испанского футбола — неизвестными был похищен нападающий «Барселоны» Кини. Легенда астурийского и каталонского клубов три недели провел в неволе. Администрация БарсаМании предлагает вспомнить о настоящем бомбардире, который прошел через чудовищное испытание в жизни. История остается с нами.

 


 

«...и жили они долго и счастливо»,

 


 

 Такой концептуальной строчкой заканчивается абсолютное большинство сказок. Сказки любого народа  это, как известно, прежде всего, проявление этнического менталитета и общего отношения к жизни и смерти. Поэтому скрытый оптимизм, который солидарно демонстрируют группы населения, живущие в разных регионах мира, только радует.

Но не все так однозначно, если проникнуться глубже. За каждым этим «...и жили они долго и счастливо» стоит определенная судьба героя или героев. Иногда, прочитав сказку, ты с трудом представляешь себе, как они могли жить долго и счастливо. Например, лирические герои немецкого киндерэпоса Гензель и Гретель проживают во время одноименной четырехстраничной сказки целую жизнь: их обманом пытаются выгнать из дома, оставляя ночевать в лесу (причем, трижды подряд!!!); затем они попадают в лапы страшной ведьмы с явной каннибальской внутренней сущностью; затем умирает их мачеха. Впрочем, последний факт не совсем примечателен, ибо мачеха играет в данной поэме немецкого народа явно отрицательную роль.

И вот, после всех этих жутких пертурбаций, авторы сказки (а ее записали братья Гримм) радостно заявляют нам  и жили они долго и счастливо. Все плохое забыто. Только радость, только ветер, только все атрибуты трогательного детского счастья впереди. Наши герои заглянули в Бездну, счастливо избежали падения в нее, и убежали дальше  в ничем не омраченный мир детства.

Но авторы всех этих сказок забывают об одной чрезвычайно важной составляющей  ответном взгляде Бездны...

 


 

Когда ты смотришь в Бездну, Бездна тоже смотрит в тебя...

— Фридрих Ницше, «По ту сторону Добра и Зла»

 


 

Часть Первая. КОЛДУН

 

Энрике Кастро (КИНИ)/«El Brujo»/«Quinocho»/«Quinigol» Гонсалес.

Один из лучших нападающих за всю историю испанского футбола, легенда хихонского «Спортинга» и «Барселоны». Забил трехтысячный гол «Барсы» в национальном первенстве.

 

Чемпион мира среди молодежных команд 1969 года.

Лучший бомбардир Чемпионата Мира среди молодежных команд 1969 года.

Обладатель Кубков Короля 1981 и 1983.

Обладатель Суперкубка Европы 1982.

Обладатель Суперкубка Испании 1984.

Обладатель Кубка Лиги 1983.

Обладатель семи трофеев Пичичи (в дивизионах Примера и Сегунда)  испанский национальный рекорд.

Пятикратный обладатель трофея Пичичи в Примере  испанский национальный рекорд.

Единственный из всех футболистов «Барселоны»  двукратный обладатель Пичичи в составе клуба.

За сборную Испании провел 35 матчей, забил восемь голов.

Участник двух Чемпионатов Мира и двух Чемпионатов Европы.

 

Карьера:

Игры и голы:

1967-1968, «Энсидеса» (Сегунда 2Б), 14 матчей, 19 голов

1968-1969, «Спортинг Хихон», (Сегунда) 26 матчей, 16 голов

1969-1970, «Спортинг Хихон», (Сегунда) 29 матчей, 24 гола — Пичичи

1970-1971, «Спортинг Хихон», 30 матчей, 13 голов

1971-1972, «Спортинг Хихон», 24 матча, 9 голов

1972-1973, «Спортинг Хихон», 34 матча, 11 голов

1973-1974, «Спортинг Хихон», 34 матча, 20 голов — Пичичи

1974-1975, «Спортинг Хихон», 32 матчей, 12 голов

1975-1976, «Спортинг Хихон», 34 матча, 21 гол — Пичичи

1976-1977, «Спортинг Хихон», 38 матчей, 27 голов — Пичичи

1977-1978, «Спортинг Хихон», 32 матча, 15 голов

1978-1979, «Спортинг Хихон», 33 матча, 23 гола

1979-1980, «Спортинг Хихон», 34 матча, 24 гола — Пичичи

1980-1981, «Барселона», 30 матчей, 20 голов — Пичичи

1981-1982, «Барселона», 32 матча, 25 голов — Пичичи

1982-1983, «Барселона», 21 матч, 3 гола

1983-1984, «Барселона», 16 матчей, 6 голов

1984-1985, «Спортинг Хихон», 21 матч, 9 голов

1985-1986, «Спортинг Хихон», 24 матча, 7 голов

1986-1987, «»Спортинг Хихон», 16 матчей, 1 гол

 

Магический обряд рождения состоялся в маленькой деревушке, затерянной в аграрной Астурии и был датирован 23 сентября 1949 года. Испания погрязла в ненависти и этнических междоусобицах. Эпоха Франко грязно ругалась за каждой оградой и под каждым окном.

Его отец работал на предприятии «Энсидеса», и вскоре семья Гонсалес переселилась поближе к промышленной зоне, в город Линарес. Его отец Энрике в юношеские годы играл в футбол — на позиции голкипера, и резонно хотел, чтобы сын продолжил его спортивное начинание. Сын продолжил — впрочем, не слишком успешно. Хорошего вратаря из него не получилось, и когда во встрече молодежных команд, юный Энрике пропустил дальний удар между ног, он окончательно решил завязать с неблагодарным амплуа. Тренеры начали ставить его на левый фланг полузащиты, где Кини (это — прозвище, данное ему родителями в глубоком детстве) тоже ничем особым не выделялся.

Однако, настоящим откровением стала тренировочная игра «Энсидеса» — «Линарес». Тренер «Энсидесы», потерявший по ходу матча трех нападающих — все они покинули поле с травмами, решил поставить Кини на место нападающего. Просто для того, чтобы закрыть позицию, благо, до конца матча оставалось 25 минут, и «Энсидеса» безнадежно полыхала всеми огнями радуги — 0:4.

Эти 25 минут товарищеского матча, перевернули целую историю. Кини отличился трижды, и сделал еще одну результативную передачу. Команды сыграли вничью 4:4. Тренеры «Энсидесы» включили новоявленного шестнадцатилетнего бомбардира в заявку команды на сезон, болельщики смотрели на него с уважением, в общем, все шло хорошо.

 


 

До столкновения с Бездной оставалось 15 лет...

 


 

«Энсидеса» играла в одной из четырех подгрупп дивизиона Сегунда 2Б. В первый же сезон Кини произвел настоящий фурор, отличившись 19 раз в 14 матчах. Сразу посыпались предложения из команд, действующих классом выше, то есть, выступающих в Сегунде. За Кини повели настоящую охоту две лучшие команды Астурии — «Овьедо» и хихонский «Спортинг». Он выбрал «Спортинг», за который болел его отец. Контракт со «Спортингом» был подписан сразу же после матча, в котором дочерняя хихонская команда позорно проиграла на своем поле полулюбительской «Энсидесе». Девятнадцатилетний Кини рвал и метал — четыре гола и две результативные передачи.

Кини, которого потрясенные покером болельщики «Спортинга» тут же прозвали El Brujo («Колдун»), дебютирует за новый клуб 22 декабря 1968 года, в выездной партии против «Бетиса». Несмотря на все усилия юного форварда, его команда уступает «вердибланкос» в упорной борьбе — 0:1. Уже через неделю, в домашнем матче, «Колдун» открывает счет своим голам за «Спортинг». На «Эль-Молинон» астурийцы обыгрывают «Ферроль» со счетом 1:0 и решающим голом Кини.

К концу следующего сезона, 24 гола талантливого нападающего позволяют ему стать Пичичи Сегунды, а его команде — обеспечить выход в высший испанский футбольный свет. Что примечательно — «Спортинг» одержал победу во втором дивизионе с достаточно большим отрывом.

«Колдун» постепенно начинает шаманить и в молодежной сборной. На молодежном Чемпионате Мира в Италии он не только завоевал золото турнира, но и с четырьмя забитыми голами становится лучшим голеадором. За Кини закрепляется еще одно прозвище — «Кинигол», образованное по формуле «Кини=гол».

В 1970 году, хихонцы наконец-то начинают играть в Примере, а «Колдун» приглашается в первую сборную страны. 28 октября 1970 года, он выходит на замену Гарате, под 13-м номером, в матче против сборной Греции. Он делает результативный пас и забивает гол. Испания побеждает 2:1.

Кини раскачивался в Примере три сезона, и, будем честными, ниспровергателем авторитетов за это время «Спортинг» не стал. К 1973 году в активе лучшего нападающего астурийцев, за три сезона в высшем испанском дивизионе, было, соответственно, 13, 9 и 11 голов. К 1974 году «Колдуна» прорвало, он забил в Примере 20 голов, и им заинтересовались «Валенсия» и «Бетис». Естественно, предложения этих клубов были с негодованием отвергнуты руководством «Спортинга». Кини было 25 лет, он расцветал и как форвард и как весьма значимая фигура в истории своего клуба. Энрике Кастро Гонсалес в 1974 году стал первым футболистом хихонского «Спортинга», когда-либо получавшим приз Пичичи.

В том же 1974, «Колдун» вступает в брак с Марией де ла Нивес, своей давней подругой.

К 1976 году, сразу после смерти диктатора Франко, в борьбу за бомбардира включается «Барселона». Ее предложение в 40 миллионов песет, настолько щедрое по тем временам, что Фелью, президенту «Спортинга» пришлось созывать специальную ассамблею для акционеров клуба. На повестке дня стоял один вопрос — продавать Кини или не продавать? С небольшим перевесом в несколько голосов, ассамблея принимает решение — не продавать! «Колдун» испытывает двойственные чувства — СМИ уже обсасывают новую сладкую парочку Кройф — Кини, гипотетически способную стать лучшей, по мнению испанских журналистов, в мире. С другой стороны, форварду приятно, что его родная команда настолько им дорожит.

В матчах испанского чемпионата Кини продолжает действовать с огромным усердием и неизменным успехом. В 1977 году, после того, как он забивает 27 голов в Примере, «Колдун» признается лучшим футболистом за всю историю «Спортинга». С тех пор еще ни у кого не возникало желания пересмотреть это решение.

Через год «Колдуна» начинает обхаживать мадридский «Реал», но нападающий, познавший отчужденность и страх эпохи Франко, даже и слышать не хочет ни о каких переговорах о переезде в столицу Испании.

1 июня 1980 года Пиренейский полуостров взрывает сенсационная новость — Кини переходит в «Барселону». В кулуарах говорят о цифре в 80 миллионов песет. «Спортинг» объясняет продажу трехкратного испанского Пичичи (последний раз — как раз в минувшем сезоне, с 24 голами) тем, что хочет как-то компенсировать нападающему все, что «Колдун» сделал для клуба, тем более всем известно, что Кини явно не против перехода в стан каталонской команды.

«Барса» обставляет переход с большой помпой. Все радостны и счастливы.

Лишь где-то далеко-далеко, на другом ментальном уровне, хорошо известно, что до столкновения останется совсем немного.

 


 

Совсем скоро Колдун должен посмотреть в Бездну. 

А Бездна — в него.

 


 

 

Часть Вторая. БЕЗДНА

 

Барселона встречает новоявленное приобретение с распростертыми объятиями. В столице Каталонии, известной своими сепаратистскими настроениями, Кини пользуется особым уважением: во-первых, из-за своей постоянно декларируемой любви к Астурии, а во-вторых, из-за отказа перейти в мадридский «Реал».

На тренерском мостике Ладислао Кубалу сменяет Эленио Эррера. Фантастическое трио каталонцев, состоящее из тренера «Мага» Эрреры, медиапунты «Архитектора» Шустера и триггермэна «Колдуна» Кини, устремляется в погоню за мадридским «Атлетико», которому каталонцы на старте сезона уступали три очка.

1 марта 1980 года, «Барса» не оставляет камня на камне от «Эркулеса» — 6:0 с двумя голами и двумя голевыми передачами Кини (учитывая этот дубль, он уверенно лидировал в списке бомбардиров). Удовлетворенный проделанной на поле работой, «Колдун» садится в собственный автомобиль и отправляется домой. «Барселона» наконец-то возглавляет турнирную гонку, и все говорит о том, что каталонцы могут ее выиграть.

 


 

...Примерно в тот же момент, Бездна открывает глаза...

 


 

Жена футболиста, Мария прибывает в международный аэропорт столицы Каталонии в тот же день, первого марта. Прождав мужа в аэропорту полтора часа, и не дождавшись, она на такси отправляется домой. Дверь их дома распахнута, везде зажжен свет. Она звонит в офис «Барселоны». Через час, служба безопасности Футбольного Клуба «Барселона» и Национальная Полиция Каталонии начинают поиски футболиста. 3 марта, в полдень, Хунта «Барсы» делает официальное заявление, в котором сказано, что футболист каталонского клуба Энрике Кастро (Кини) Гонсалес пропал без вести.

Их было трое. Двоих Кини увидел сразу — они наставили на него пистолет и в ультимативной форме потребовали, чтобы футболист влез в небольшой фургон. Внутри транспортного средства «Колдун» был связан по рукам и ногам. Кляп во рту ставил крест на любой попытке закричать или позвать на помощь.

Началась долгая дорога, изобилующая кочками и иными неприятными ощущениями. Рядом с Кини постоянно находился один из похитителей. Грязная бесформенная фигура периодически прикладывалась к бутылке с алкоголем, после чего начинала колошматить форварда ногами. «Сепаратистская сука!», — кричала фигура.

4 марта, ранним утром в офисе «Барселоны» раздался звонок. Говоривший на другом конце провода представился членом организации «Испано-Каталонский Батальон», известной своими антикаталонскими акциями. Похититель сказал, что ИКБ берет на себя ответственность за похищение Кини, и требует перевести сумму в $1,2 миллиона на определенный счет в швейцарском банке, где распространена анонимность держателя. Так же было сказано, что сепаратистская команда не должна стать чемпионом Испании.

Деньги были переведены на счет немедленно.

«Барса», находившаяся в тревожном ожидании, впала в ступор. Футболисты команды-лидера Примеры, были совершенно убиты морально. Потеря товарища и требование отказаться от турнирной борьбы, выбили команду из колеи. Бернд Шустер, один из лидеров «Барсы», заявил на специальной пресс-конференции, что футболисты клуба, конечно же, готовы отказаться от претензий на золото, лишь бы похитители отпустили Кини. Сказано — сделано. В следующих шести матчах, «блауграна» набрала лишь одно очко, и окончательно лишилась шансов на чемпионство.

18 марта, новообразованный Генералитет Каталонии перевел все свои капиталы в тот же швейцарский банк, на котором находился счет злоумышленников, после чего Президент Каталонии Жорди Пужоль имел долгую встречу с президентом банка. После четырехчасового диалога, Пужоль добился своего — администрация банка согласилась снять анонимный гриф со счета, на который «Барселона» перевела более $1 миллиона. В тот же день, полиция Каталонии получила необходимую информацию и принялась за расследование. Один из членов ИКБ был арестован в Галисии. На допросе он сумел сообщать лишь одно — что злоумышленники держат «Колдуна» где-то в Арагоне.

25 марта 1981 года полицейские силы Каталонии и Арагона ворвались в небольшой дачный городок в пригороде Сарагосы. В железном ангаре они атаковали двух человек, имеющих оружие. Завязалась перестрелка, в которой был ранен один из полицейских и убит один из злоумышленников. Второй преступник находился без сознания — полицейские несколько раз ударили его прикладом по голове. В ходе розыскных мероприятий в гаражном ангаре, под листовым железом на полу, был обнаружен погреб размером 3*4 метра. В нем не было вентиляции и отопления. Из зловонного пара физиологических испражнений (туалета там не было тоже) выполз человек. Полицейские мгновенно наставили на него оружие, и кричали типичные фразы, вроде «Лежать!» и «Руки за голову!». Человек в одежде, более всего напоминавшей лохмотья, с трудом прополз несколько метров по полу, после чего поднял исхудалое лицо Его борода и остекленевшие, не привыкшие к солнечному свету глаза, создавали ужасающе впечатление встречи с существом из загробного мира.

«Не стреляйте», — тяжело захлебываясь собственным кашлем, просипел человек.

«Я... Я — Кини».

В ночь с 25 на 26 марта, Футбольный Клуб «Барселона» созвал срочную пресс-конференцию. Несмотря на позднее время, барселонский зал PC был полностью забит пишущей братией. Кини рассказывал, что ни разу не видел солнечный свет с тех пор, как его похитили. Ежедневно ему давали кружку воды и один сэндвич. Злоумышленники никак не реагировали на просьбы футболиста предоставить ему какую-либо емкость для справления естественных надобностей. Периодически Кини подвергался истязаниям, избиениям и унижениям. Каждый день ему ставили пластинку с тремя песнями Хулио Иглесиаса — «Колдун» в одном из интервью, еще в бытность футболистом «Спортинга», признался, что Иглесиас — его любимый певец.

По одну сторону от Кини сидела его жена Мария, не сдерживающая рыдания, по другую сторону друга поддерживал один из самых авторитетных футболистов «Барсы» Рамон Алесанко. По лицу будущего прославленного капитана «сине-гранатовых» беспрерывно текли слезы.

«Как вы играли без меня?», — прямо на пресс-конференции спросил Кини у Алесанко, после того, как узнал, что одним из условий его освобождения назывался отказ каталонцев от борьбы за чемпионство. «Мы набрали одно очко», — тихо ответил Алесанко.

Кини все понял. «Колдун» низко опустил голову. По его щекам, не знавших лезвия бритвы 25 дней, и по его бороде потекли большие чистые слезы.

«Император» Нуньес, все это время стоявший сзади футболиста и державший, в знак поддержки, его за плечи, немного наклонился и обнял «Колдуна»...

Кини сам настоял на своем обязательном участии в финальном матче на Кубок Короля. «Барса» играла со «Спортингом» из Хихона. Каталонцы победили 3:1, а Кини забил два гола — первый и второй, решающий.

Когда «Барселона» везла свой трофей по городу, Кини говорил в громкоговоритель: «Я всю жизнь играл за "Спортинг". Мне грустно от того, что я забил два гола команде, в которой навсегда останется мое сердце... Но мы заслужили эту победу. Я забил два гола — за тебя, "Барселона", и за тебя, Каталония!».

Кини все равно стал Пичичи прошедшего сезона с 20 забитыми голами. На следующий сезон он выиграл турнир лучших бомбардиров Испании в третий раз подряд, наколотив 25 голов соперникам «Барсы» в Чемпионате Испании. Тем самым, «Колдун» показал, что обладает сильным характером.

Ответный взгляд Бездны дал о себе знать в 1982 году. У Кини начали появляться странные фобии — он боялся оставаться один, боялся темноты, и закрытых помещений. Он никогда не ездил на лифте, его ужасали самолеты и поезда. Возраст давал о себе знать — лучшему голеадору Испании уже исполнилось 33 года, но более всего давило странное чувство некоей безысходности, чужого взгляда и чужой воли, живущих в его душе.

В Примере «Колдун» забил лишь три гола — так мало он еще никогда не забивал. В следующем сезоне он отличился шесть раз, и принял решение оставить футбол — фобии не давали ему не то, чтобы играть, но и вообще — просто спокойно существовать в этом мире.

10 сентября 1984 года состоялся его прощальный матч «Барселона» — Сборная Испанской Лиги, в котором приняли участие все звезды «Барсы», как того времени, так и времени прошлого.

Отвергнув предложения нескольких клубов, Кини поехал домой, в Астурию, где неожиданно, почувствовал себя лучше. Он тут же предложил свои услуги «Спортингу», за который, в конце концов, провел еще три сезона. Чрезвычайно знаменательно, что свой последний матч, как действующий футболист, Кини провел против «Барселоны». Это было 14 июня 1986 года. «Колдуну» было 37 лет...

О Бездне теперь не напоминает ничто. Практически ничто. Кини — видный деятель «Спортинга», официальный делегат хихонского клуба в мире, одна из живых легенд «Барселоны».

Может быть, лишь иногда...

Когда в доме становится очень тихо, и лишь ветер уныло дует за окнами...

Или когда подъезжает пустая кабинка металлически-уныло лязгающего лифта...

Или когда, проходя мимо «McDonald's», на витрине можно увидеть сэндвич...

Или когда в динамике слышно пение Хулио Иглесиаса...

Тогда лицо «Колдуна» передергивает невольная гримаса. Он отворачивается, чтобы никто его не видел. Ибо в эти моменты в нем можно узнать того самого бородатого оборванца, когда-то вылезшего из погреба, воняющего испражнениями. 

И если в эти моменты заглянуть ему в глаза, то можно заметить, как меняется его взгляд, и можно увидеть тоненькую серую полосу вокруг глазных яблок.

Это глаза человека, когда-то посмотревшего в Бездну.

И увидевшего ее ответный взгляд...