Перед тем как приступить к размышлениям о судьбе Каталонии и Испании, необходимо совершить экскурс в относительно далёкое прошлое, которое, на первый взгляд, абсолютно не имеет ничего общего ни с Испанией, ни с Каталонией.

 

Венецианские купеческие семьи
и их роль в мировой истории
 

В XV веке представители 12 влиятельных Венецианских купеческих семей из-за нарастающей экспансии со стороны Османской империи и, вследствие этого, осложнения ведения торговых операций, приняли решение покинуть Италию. Страной — прибежищем для них сперва стала Голландия. Но через 30 лет венецианцы поняли, что допустили ошибку — Голландия была очень уязвима, как со стороны Франции, так и со стороны Германских княжеств, а «гавань» должна быть, в первую очередь, безопасной. Следующей страной — прибежищем стала «старая добрая» Англия. Но венецианцы отправились отнюдь не на «пустое место». На Альбионе их ждали бывшие торговые партнёры — купцы из Испании, которые покинули Пиренеи из-за нарастающего влияния испанской инквизиции. 

Венецианцы привезли в Англию мощнейшее организационное оружие — разведку, возраст которой уже насчитывал около 1000 лет. Кстати, главный разведчик Англии конца XVI века, небезызвестный Джон Ди, который «по совместительству» подрабатывал астрологом и математиком английской королевы Елизаветы 1, подписывал свои донесения как «Агент 007». Венецианцы привезли с собой картографию, которая очень пригодилось английским мореплавателям и благодаря которой английский флот стал «лучшим в мире». Используя деньги своих испанских друзей и знания о функционировании финансовых систем, венецианцы заложили основу новой структуры, сыгравшей колоссальную роль в истории человечества. 

В 1613 году в Англии появляется первый настоящий банк, который в наше время не числится в официальных списках и реестрах, но те, кто «в теме», знают, что это банк всех банков — «Честер Стэндарт Банк». Кому он принадлежит? С вашего позволения, в рамках этой статьи, мы не станем это обсуждать. 

Таким образом, с середины XV до середины XVI века на маленьком западноевропейском острове возникает совершенно новая структура, которая начинает развиваться не по евразийским циклам, а по совершенно новым, с необычными для того времени закономерностями. Эта структура вступает в борьбу с остальной частью Евразии, а этап получает название Североатлантического или капиталистического цикла, одной из целей которого, становится накопление капитала.

 

 

Три цикла накоплений

 

Всего в мировой истории было три цикла накоплений: нидерландский, британский и американский, и, соответственно, три гегемонии: Нидерланды, Великобритания и США. Переход «почётного звания гегемона» всегда сопровождался мировыми войнами и революциями. 

Чуть позже в Европе начинают появляться новые необычные династии, которые создаются при активной помощи капитала для решения специфических задач. Как правило, они возникали в результате слияния финансистов и аристократии. Забегая вперёд, отметим, что в начале XX века процесс появления таких династий значительно ускорился. Это связано со смертью королевы Виктории в 1901 году — она была ярой противницей браков между аристократией и финансовой элитой. 

Во многих книгах о капитализме рассказывают, что капиталистическая система — это капитал, государство и их взаимоотношения. Но в рамках такой структуры взаимодействия по разным причинам не упоминается и не учитывается крайне важный элемент, который объединяет государство с капиталом и снимает базовое противоречие капитализма. 

Что такое капиталистическая система? Это единый мировой рынок без границ — целостная структура. Но политически, капитализм — это международная система государств. Таким образом, невооружённым взглядом видно, что возникает противоречия между политикой и экономикой, между целостностью и суммарностью, между национальным и мировым уровнем. 

Представьте себе, что у английского капиталиста есть интерес во Франции, а у французского капиталиста есть интерес в Германии, и для того чтобы они могли реализовать свой интерес, им необходимо решить вопросы и в своём, и в чужом государстве, порой нарушить или обойти законы, и вообще-то совершать такие действия систематически. Но для системного подхода нужна какая-то организация. Таким образом, сама политэкономия капитализма требует, чтобы у него были надгосударственные, закрытые и постоянно функционирующие организации с управлением и согласованием на международном уровне. 

Причём тут венецианцы? Первой наднациональной структурой была Ост-Индская компания, которая была и английской, и голландской. Ост-Индская компания функционировала как в рамках закона, так и абсолютно вне его рамок, и, помимо официальной торговой деятельности, неофициально занималась работорговлей, шпионажем, организацией и финансированием военных конфликтов. Согласно повествованию, логично предположить, что создали эту организацию представители венецианских семей. Уважаемый читатель, вам деятельность Ост-Индской компании ничего не напоминает?

Львы — символы Венеции, изображены на гербе Ост-Индской компании, разумеется, совершенно случайно
 

Следующим этапом в формировании наднациональных структур стало создании масонских лож. Основной задачей масонов было претворение в жизнь пяти упразднений: упразднение монархии, частной собственности, патриотизма/национализма, упразднение семьи и брака и упразднение религии. Судя по тому, что происходит в современном мире, можно сделать вывод, что с поставленными задачами они справились на оценку «отлично». 

Следует выделить пять очень важных моментов исторического развития этого, можно сказать незаслуженно обделённого вниманием цивилизованной общественностью, процесса. 

Первый. С 1780 до 1870 года капитализм приобретает адекватную возрастающим потребностям производственную базу — индустриальную. Произошла промышленная революция, сначала, конечно же, в Англии, с последующим распространением по Европе. 

Второй. Масонская буржуазная революция, которая проходила в период с 1789 до 1848 года, в результате которой, масоны пришли к власти практически во всех странах Европы. На этом «позитивная» история масонства заканчивается, потому что фактически произошло их огосударствление. 

Третий — торжество финансового капитала. 

Мы привыкли к схеме, логику которой описывали Карл Маркс и Чарльз Киндлбергер: сначала формируется промышленный капитал, потом финансовый. Но это не соответствует действительности. Финансовый капитал был очень силён уже в начале XIX века. Кстати, борьба рабочего класса против промышленного, к которой призывал Карл Маркс, была очень выгодна именно финансистам. При любых проблемах, связанных с деньгами, промышленники вынуждены были обращаться к ним. 

Четвёртый. В начале XIX века происходит объединение всех западных господствующих групп - Великобритании, как гегемона, финансовых элит, масонов и части французской верхушки. 

И пятый — превращение европейской мир-системы в современную мировую систему, которая в середине XX века уже превратится в глобальную. 

Сформировавшаяся структура подчинялась финансово-экономическим и политическим интересам семей или кланов, объединённых в единое целое, и логично предположить, что руководящие структуры были тесно связаны с правящей элитой и претворяли в жизнь то, что нужно отнюдь не простым гражданам стран, которыми они «руководили». 

Образно говоря, «случайные люди», не могли попасть в правящие круги, а инакомыслие, даже среди «своих», очень жёстко пресекалось. Достаточно вспомнить, как в XIX веке, за проявление свободы воли были физически уничтожены американские президенты Линкольн, Гарфилд и Мак-Кинли. А в XX веке показательно казнён Кеннеди. Демократия? Или я ослышался?

 

 

Ближе в делу

 

Да, дорогой читатель, наконец-то мы плавно приближаемся к ситуации в Каталонии. Очень сжато вышеперечисленные исторические «нюансы» было необходимо упомянуть, чтобы прояснить более-менее привычную картину того, как всё происходит в нашем прекрасном «новом» мире. 

Но есть момент, на котором придётся остановиться. Идея управляемого хаоса, которая является инструментов в стратегии создания единого глобального социума. А именно это и есть одна из основных целей наднациональных структур. 

Первые шаг, или даже эксперимент, уже проводится: объединённая Европа. Ни для кого не секрет, что жизнь большинства европейцев после создания ЕС ухудшилась, и в Испании в том числе. Об этом говорят сами испанцы, и эта информация не из газет или интернета, а из разговоров с самими испанцами. Я прожил на Тенерифе около 3 лет и имел счастье принимать непосредственное участие в увлекательном приключении «наука выживания по — канарски». 

Какова же цель управляемого хаоса? Создание ситуации, при которой знаменитый европейский средний класс постепенно начнёт терять уровень благосостояния и обратит взор либо на другие территории и государства, либо останется там, где он обитает сейчас, но в постепенно ухудшающейся экономической ситуации. И в какой-то момент, следуя логике, можно предположить, что сформируется общее чрезвычайно плохое и даже агрессивное настроение, при котором недовольные люди будут готовы выйти на улицы. 

Как это сделать технически? Очень просто. Обязать европейские правительства принимать на свою территорию выходцев из других стран и территорий, не очень белых и не очень образованных, чуждых по своим культуре и менталитету, в большинстве своём оказывающих деструктивное воздействие и, как правило, совершенно не стремящихся «окультуриться» и ассимилировать. Полагаю, что даже без конкретных определений, читатель поймёт, кого я имею ввиду. 

Заметьте, что для выходцев из славянской части бывшего СССР переезд в Европу — крайне проблематичное предприятие. И это абсолютно не случайно, я бы даже сказал намеренно. 

В Европе уже сформировалась тенденция — молодые, образованные, в самом расцвете сил англичане, немцы, французы, португальцы предпочитают переезжать в другие, неевропейские страны. 

Кроме того, классическим примером отнюдь немирного создания управляемого хаоса, являются, конечно же, войны. Из современных событий можно вспомнить ситуации на Ближнем Востоке, в результате которых поток беженцев в Европу сильно увеличился, и войну в Югославии, после которой, практически в центре Европы появилась «бомба замедленного действия» — государство Косово.

 

Испания ли Каталония?
И есть ли более важные вопросы?

 

Полагаю, что теперь становится понятно почему, в той же Испании и Каталонии так высок процент безработных именно среди местного населения и именно среди молодёжи — наиболее восприимчивой и внушаемой прослойки населения для того чтобы посеять в умах будоражащие идеи независимости. Пример революции в России и активного участия в нём студенчества либо ничему не учит, либо на уроках истории в европейских школах этому просто не учат. С другой стороны, удивляться не нужно — на вопрос моему голландскому коллеге, закончившему, между прочим, колледж, о том, кто победил во Второй Мировой Войне, я получил мгновенный и уверенный ответ — американцы. 

Ситуация в Каталонии, скорее всего, является «пробой пера», чтобы посмотреть и проанализировать, насколько успешным может быть сценарий при котором «цивилизованные европейцы возьмут дубину и выйдут на улицы». Говорить о каком-то особом каталонском самосознании и стремлении жить отдельно от Испании мне видится в корне неверным. 

Во-первых, правительства, что, надеюсь, должно быть понятно после прочтения этой статьи, самостоятельно по сути ничего не решают — ситуация в Каталонии была прекрасно срежиссированной. А вообще, кто-то ещё верит в честные выборы?! 

Во-вторых, в парламенте и местных органах власти Каталонии преобладают национал-демократы евролиберальной формации. Элита самого богатого региона Испании давно и очень прочно интегрирована в наднациональные структуры и ориентирована на Лондон в гораздо большей степени, чем истеблишмент «провинциального», в контексте данной ситуации, Мадрида. 

В-третьих, когда экономически всё «шоколадно», никто никуда отделяться почему-то не собирается. Просто нужно было выбрать правильный момент для раскрутки маховика под названием «национальное самосознание». 

В-четвёртых, предлагаю поразмышлять, поставив себя на место обычного испанского/каталонского обывателя, который, поверьте, ничем от нас по факту не отличается. Неужели он спит и думает о том, как бы ему стать независимым? Особенно, когда у него есть работа — сиеста — испанское вино и остальные сопутствующие атрибуты. Перемены, вопреки поговорке, не всегда к лучшему, и, совершенно понятно, что в ситуации с Каталонией, как минимум, перемены со знаком вопроса. Любой здравомыслящий каталонец понимает, что экономика региона слишком тесно связана с экономикой Испании и разрушение устоявшихся экономических связей не приведёт ни к чему хорошему в ближайшей перспективе. Получится ли создать что-то новое и лучшее — большой вопрос. Даже, если предположить, что Каталонию примут в ЕС, никто не знает, на каких условиях это произойдёт. Сельское хозяйство Испании и Греции, а вместе с ними молочная промышленность Прибалтики могут провести неутешительную предварительную консультацию.

 

 

Выводы

 

Референдум, с последовавшими силовыми акциями, был репетицией. Продолжение мы как раз сейчас наблюдаем. В случае «успеха», предполагаю, что возникнут аналогичные «манифесты» в других Европейских странах, особенно в тех, где можно будет «сыграть» на национальных интересах малых этносов. Известное правило «разделяй и властвуй» никто не отменял. Раздробленными мелкими провинциями всё же много проще управлять, чем большими полунезависимыми государствами — сателлитами. 

Я прекрасно понимаю, что многих посетителей нашего замечательного сайта волнует исключительно судьба ФК «Барселона» и её положение в гипотетической структуре координат новой Испании и потенциально независимой Каталонии. Но процессы, которые происходят в современном мире, могут коснуться практически каждого человека, населяющего нашу отсталую планету одомашненных приматов. 

Дорогие читатели, время, в которое мы живём, вряд ли можно назвать самым счастливым, но совершенно точно — крайне интересным. Читайте правильные книги, повышайте уровень осознанности и меньше смотрите телевизор (если речь не идёт об играх сине-гранатового клуба).