Я все еще стою на мине. Сегодня утром мы отправились в дозор, и я, как всегда, был замыкающим; они все прошли мимо,  а я почувствовал, как под ногой у меня щелкнуло, и застыл на месте. Они взрываются, только когда с них сойдешь. Я бросил остальным все, что у меня было  в карманах, и велел им уходить. Теперь я один. Надо бы подождать, пока они вернутся, но я им велел не возвращаться;  можно было бы попробовать броситься на живот, но что за ужас жить без ног… У меня остались только блокнот и карандаш. И я их выброшу перед тем, как переступить с ноги на ногу, а переступить обязательно придется, потому что я сыт войной по горло, а еще потому, что нога у меня затекла и по ней бегут мурашки.

— Борис Виан. «Мурашки»

Страшно подумать — свой последний успех на европейской арене «Барселона» отпраздновала восемь лет тому назад. Страшно – не потому, что давно, а как раз наоборот. Картинки еще даже цвет не успели потерять, благо форма была запоминающейся — цвета морской волны… Вот же он, живой такой, веселый — Фернандо Коуту — бьет свой кучерявой башкой в девятку французских ворот и хватает себя за патлы, узнав об отмене гола… Физиономия португальца съезжает куда-то в сторону и вместо нее более отчетливо предстает спина Рональдо — разбег, точно в угол!.. А в конце, когда ты уже сто раз перенервничал и даже не помнишь, что было после гола бразильца, во весь экран показывают приятное лицо, и ты знаешь, что это Георге Попеску — один их лучших футболистов одного из лучших Чемпионатов Мира в истории… На плече у него желто-гранатовая повязка, а в руках металлическая бандура… Они опять стали лучшими… Ты сползаешь обессиленный в кресле, даже и не рад толком этой победе — слишком много энергии отдал игре. Расползтись в улыбке в этот вечер тебя заставляет лишь один момент — очередной провал защитников «Барсы», которых выручает штанга, и тут же крупным планом седой старик, яростно трясущий в их сторону дряхлым кулаком. Чудак-человек!... Они же не мальчики тебе, они — звезды, у каждого из них миллионный контракт и мировая известность… И 102 забитых в одном чемпионате гола…

Когда Роберт Робсон только начинал карьеру игрока, футболистам в Англии платили — смешно представить — по семь фунтов в неделю и шесть — в межсезонье. И, тем не менее, Бобби умудрялся выделять из этой суммы какую-то часть, чтобы вечером после тренировки пойти и отправить денежный перевод в Сэкристон своей девушке Элси. Остальные игроки команды занимались любимым делом провинциальной молодежи — проводили свободное время за выпивкой в местном баре.

Одноклубник Робсона по «Фулхэму» Джимми Хилл вспоминает: «Готов был поставить миллионов фунтов, что кто-кто, а Робсон никогда не станет тренером, не говоря уже — великим». И действительно, когда коуч лондонской команды пытался донести до своих подопечных предматчевую установку, ему постоянно приходилось покрикивать на рассеянного и невнимательного Бобби, чей взгляд обычно был устремлен в потолок. Возможно, причина столь прохладного отношения игрока к словам наставника кроется в том, что в середине пятидесятых роль тренера ограничивалась по большей части психологической подготовкой команды, а смысл тренировок по сути сводился к физическим упражнениям и пробежкам. Но скорее дело здесь в банальных проблемах со слухом, из-за которых Робсон получил от своих товарищей по команде не самое привлекательное прозвище — «уши из материи»

Тем не менее, игровые качества Бобби Робсона не подвергались сомнению. Быстрый, всегда нацеленный на ворота, с хорошо поставленным ударом с правой, он был чрезвычайно неудобным игроком для защиты соперника. В августе 1956 года Робсон переходит в более известный «Вест Бромвич» к Вику Бэкингэму (о нем читайте в статье «Старик и поле» — прим. автора), который понимал роль коуча более современно и много времени уделял игровым заданиям. Но даже не столько Бэкингэм повлиял на становление Робсона как тренера, сколько Уолтер Уинтерботтом — менеджер сборной Англии и одновременно ее старший тренер. Он убедил Робсона записаться на тренерские курсы, дабы узнать футбол изнутри, узнать, как заставить игроков получать удовольствие от игры. Робсону было 27 лет и ему, как и любому фанатику от футбола, казалось, что играть он будет до конца дней своих. Роберт все-таки прислушался к мнению авторитетнейшего человека и, еще продолжая играть, стал дипломированным тренером. Продолжая карьеру игрока, юный специалист уже работал со студентами Оксфорда за два с чем-то фунта в час.

В сборной у Робсона откровенно не сложилось. Начав «за здравие» — дубль в своем дебютном матче (27 ноября 1957 года англичане на «Уэмбли» в товарищеской игре разгромили сборную Франции 4:0), Бобби во время подготовки к ЧМ-1962 получил травму. Вместо него на Мундиаль поехал никому тогда еще не известный Бобби Мур... А Робсон вернулся в «Фулхэм», где тихо-мирно и закончил карьеру игрока.

Своеобразным транзитным пунктом для ипостасей «игрок» и «коуч» стали полгода в канадском «Ванкувер Роялс», где Робсон работал в качестве играющего тренера. После чего его пригласили в клуб, которому он отдал одиннадцать лет как футболист — все тот же «Фулхэм». Впрочем, на этот раз в Лондоне Робсон не задержался. Провальный старт команды привел к решению руководства клуба отказаться от услуг британца. С начала сезона не прошло и три месяца... После фиаско в «Фулхэме» Робсон пообещал себе, что такого больше не повторится. Но и опускать руки он не собирался.

Возглавив с января 1969 года скромный «Ипсвич», Робсон первые восемь месяцев работал бесплатно. Менеджеры клуба попросту не рискнули сразу подписывать с ним контракт. Первое время Робсон был тренером не столько для команды, сколько для самого себя. Понимая, что в таком клубе все и сразу получиться не может, Роберт Робсон терпеливо нарабатывал схемы, изучал манеру игры того или иного футболиста. Естественно, не обходилось и без казусов. На одной из тренировок он повздорил с двумя игроками, возникла потасовка, которая едва не переросла в настоящую драку.

Робсону предоставили все условия для того, чтобы проявить свои теоретические знания на практике. Фактически он был и менеджером, и тренером, да еще занимался подготовкой резервов (открывал для основной команды молодых талантов). Причем, последнему аспекту уделялось ничуть не меньшее, если не большее  внимание.

Начиная с сезона 1972/73 и вплоть до прощального матча Робсона, «Ипсвич» ни разу не финишировал за пределами первой шестерки. В 1974 году Робсон отказался перейти в «Лидс» на место самого Дона Риви (хотя Робсону предлагали втрое больше того, что он получал в «Ипсвиче»). Бобби потом еще трижды отклонял предложения «Эвертона» в семидесятых, а в 1981 году — еще и «Сандерленда»

Первым триумфом стала победа в Кубке Англии в 1978 году — в финале был обыгран «Арсенал». Главным фактором успеха была ставка на воспитанников клуба. За все время, что Робсон тренировал «Ипсвич», клуб купил лишь четырнадцать игроков общей стоимостью около £1 миллиона. В стартовом составе команды-победителя кубка страны было всего лишь трое игроков, не прошедших школу «Ипсвича». Через три года в решающем матче Кубка УЕФА «Ипсвич» одолеет голландский АЗ, а журнал «France Football» признает «Ипсвич» командой года.

Робсон считал своих подопечных родными детьми, которым он дал путевку в жизнь. Команда из города, который рисовали далеко не на всех картах, и где проживало около 120 тысяч человек, был на задворках даже в самой Англии. Болеть за «Ипсвич» было немодно. Люди говорили друг другу: «Ипсвич? Где это? Но спустя десять лет уже каждый знал новое слово, потому что эти ребята играли против таких команд, как "Барселона" и "Реал Мадрид"».

В 2002 году город отблагодарил своего героя. На Портман Роуд (что неподалеку от клубного стадиона) поставили статую Бобби Робсона. Автором скульптуры значится некий Шон Хеджес-Куинн, фанат «Ипсвича».

Примерно к этому времени относятся следующие слова уже седеющего Робсона: «Если ты художник, ты никогда не станешь богатым при жизни. То же самое и с тренерами. Тебя никогда не оценят по достоинству, пока ты не уйдешь. И люди скажут: "А ведь он был хорош. Прямо как Пикассо"».

В 1982 году, не впечатленная выступлениями национальной сборной (команда закончила выступление на втором групповом этапе) Английская  Футбольная Ассоциация (АФА) уволила Рона Гринвуда и пригласила на тренерский мостик Бобби Робсона. Его кандидатура после феноменальных успехов «Ипсвича» даже не обсуждалась.

Не секрет, что тренер сборной иногда месяцами не видит своих футболистов, а когда, наконец, встречается с ними, понимает, что времени на обстоятельную работу у него практически нет.

Чтобы преодолеть вынужденное одиночество, Робсон решил заняться формированием тренерских кадров для АФА и возглавил в ней соответствующий отдел, не оставляя и поста в сборной. Он поучаствовал в открытии нескольких центров переподготовки, школы-интерната, где впервые в Британии всерьез занялись подготовкой тренеров. Спрашивается, зачем ему лично это было нужно? Робсон отвечает на этот вопрос в своем стиле: «У меня просто было свободное время,  к тому же, мне это нравилось». Конечно, никому из тех, кто работал со сборной после Робсона, лишняя головная боль была не нужна, так что теперь тренер любой национальной команды сосредоточен исключительно на своих прямых обязанностях.

Мексиканский Мундиаль 1986 года стал первым серьезным испытанием для новой сборной. В своем дебютном матче англичане уступили сборной Португалии 0:1, однако потом благодаря хет-трику Гари Линекера одолели сборную Польши. А дальше был ¼ финала… «Рука Бога»... «Марадона обокрал нас, и я никогда ему этого не прощу. Но нельзя отрицать, что он — лучший игрок, когда-либо появлявшийся на свет», — вспоминает Робсон.

Путевку на следующий Чемпионат Мира сборная Англии получила в самый последний момент — как лучшая среди занявших второе место в группе. Новая волна критики обрушилась на Бобби Робсона после того, как сборная в первом же матче поделила очки с Ирландией. Вы представляете, что значит для простого англичанина проигрыш его любимой команды аргентинцам и ничья с ирландцами?!.. Таблоиды на островах пестрели заголовками «Возвращайтесь домой!». Однако англичане сумели переломить ситуацию, вышли из группы, а ½ финала встретились с другим принципиальнейшим соперником — сборной Германии...

В течение года после поражения от немцев Бобби Робсон каждый день думал о том матче. Вспоминал Уоддла, сотрясающего ударом стойку ворот в серии послематчевых пенальти. Англичане играли лучше. Но победу одержали немцы, увековечив свою победу в афоризм Гари Линекера.

Когда Робсон оставил пост тренера сборной, многие спрашивали у него: ну, и чем теперь ты будешь заниматься? Посудите сами — что еще нужно простому английскому тренеру после работы в национальной сборной?! Выше, как говорится, только звезды.

За все восемь лет работы со сборной лишь дважды у Бобби Робсона была неделя (!) на подготовку к матчу — оба раза удавалось уговорить клубы перенести их субботние игры. Ко всему прочему, на пять лет из тех восьми, что Робсон был у руля, лучшие клубы страны были исключены из европейских турниров (после трагедии в финале Кубка Чемпионов 1985 года на матче «Ливерпуль» — «Ювентус» — прим. автора). Футболисты элементарно лишились возможности пополнять международный опыт. Даже в таких условиях Робсон умудрялся тренировать. И в глазах своих соотечественников он — коуч, который был наиболее близок к тому, что во второй раз привести сборную Англии к победе на Чемпионате Мира.

«Я счастлив, что мой отец сумел застать время, когда я руководил сборной. Но я сомневаюсь, что он поверил бы в то, что настанет миг, и его сына назначат тренером самого "Ньюкасла"»!..

В июле 2002 года королева Великобритании наградила Бобби Робсона рыцарским званием. «Считаю, что это признание не только моих заслуг, но и всех людей, с которыми я работал за последние 50 лет», — скромно прокомментировал это знаковое для любого англичанина событие тренер.

После ЧМ-1990 Робсон отправился работать за границу, в эйндховенский ПСВ. Здесь уже было все по-другому. Все, о чем приходилось думать — это работа с первой командой, определение состава и тактики. Закончил тренировку — свободен. Если, скажем, у команды нет послеобеденного занятия, считай, что у тебя выходной. Никто не заставлял ходить на совещания по коммерческим вопросам, селекционной работе, подготовке резервов и прочему. Для этого были другие люди. В Англии же рабочий день продолжался с девяти утра до семи вечера — это если не надо было лететь на континент просматривать игроков.

В первый же сезон с ПСВ Робсон завоевал титул чемпиона страны, а год спустя защитил этот титул. Секрет успеха, по словам Бобби, заключался в идеальном микроклимате в его команде. Ни с одним из футболистов не возникало ни малейших проблем, а ведь среди них были игроки мирового класса: Эрик Геретс, Ханс ван Брекелен, Люк Нилис, Рууд ван Нистелрой…

Кстати, именно Робсон отчасти устроил карьеру ван Нистелроя в «Манчестер Юнайтед». Уже во время работы в «Ньюкасле» Бобби летел в Эйндховен и увидел в самолете Мартина Фергюсона, брата сэра Алекса, шефа скаутской службы «Юнайтед». Подошел и сказал ему: «Знаю, кого ты едешь просматривать, и знаю, сколько стоит ван Нистелрой — у моего «Ньюкасла» таких денег нет. Но в «МЮ» они есть, и я советую купить этого игрока без промедления...»

На семью у Робсона совсем не оставалось времени. «Я все время либо на матчах, либо на просмотрах потенциальных новичков, либо на вручении каких-то призов. Дети растут, и однажды ты понимаешь, что пропустил мимо себя уже большую часть их жизней…»

Завоевав с ПСВ два чемпионских титула, Бобби отправился еще южнее — на Пиренеи. О португальском периоде Бобби Робсона  стоит упомянуть хотя бы потому, что именно в это время судьба свела великого наставника с такими личностями, как Жозе Моуриньо и Сергей Щербаков.

Когда Робсон прибыл в «Спортинг» на встречу с президентом клуба, последний абсолютно не говорил по-английски, а Бобби соответственно — по-португальски. Однако в Лиссабоне нашелся юноша, который прекрасно владел английским языком — учитель, практикующийся как переводчик.

Шесть лет этот юноша рука об руку работал с Бобби Робсоном сначала в «Спортинге» и «Порту», затем в «Барселоне», и, наконец, в Английской Премьер-лиге, но уже по разные стороны баррикад. Сейчас к Жозе Моуриньо прочно прилипли эпитеты «высокомерный» и «заносчивый». Робсон предпочитает называть его «самоуверенным», добавляя, что португалец своими успехами в «Порту» заслужил высокого мнения о себе. На самом деле, Моуриньо есть еще чему поучиться у того же Бобби Робсона — прежде всего, уважительному отношению к старшим. Возглавив «Челси» в прошлом году, Моуриньо даже не подумал о том, что стоит встретиться за пределами стадиона со своим учителем, чем весьма удивил старого соратника.

Когда Моуриньо попросили сравнить методы работы Робсона и ван Гаала, португальский наставник, успевший побыть помощником обоих, подумал и ответил: «Робсон был тренером во время игры, а ван Гаал — до нее».

Моуриньо имел ввиду, что Бобби Робсон был не особо заинтересован в планировании игры. При ван Гаале вся программа тренировок и упражнений была продумана задолго до начала этих самых тренировок. Роль Жозе сводилась исключительно к тому, чтобы помогать тренеру вести игру во время матча, советовать насчет замен и т.п. При Робсоне все было с точностью до наоборот. Моуриньо помогал ему составлять планы и программки, но со стартовым свистком на скамейке существовал только один человек — Бобби Робсон…

Двенадцать лет назад в Лиссабоне оказался и другой, не менее талантливый юноша, чья карьера в отличие от Жозе Моуриньо вместо положенного по всем законам логики взлета, трагически оборвалась. Великолепно играющий сначала за молодежку, а потом и за олимпийскую сборную России Сергей Щербаков обратил на себя внимание Бобби Робсона, когда тот еще работал в ПСВ. Полтора месяца стажировки в Нидерландах хватило, чтобы подтвердить правильность выбора седовласого коуча. Сезон 1993/94 Робсон начал уже в «Спортинге», уговорив Щербу уйти с ним.

Президент «Спортинга» Жоао Роша сразу невзлюбил Щербакова. Постоянно говорил, что это не тот игрок, который нужен клубу. Собственно в футболе Роша мало что понимал, так как больше интересовался бизнесом, но своими рекомендациями упорно вмешивался в работу тренера. Тут как назло у Сергея не пошла игра в товарищеских матчах. Когда зашел разговор о контракте, руководство «Спортинга» заявило, что на него еще надо посмотреть. В конце концов, Бобби Робсон все-таки убедил президента, и контракт на небольшую сумму был подписан.

Тандем Фигу — Щербаков обещал стать одним из самых перспективных в Европе, и единственное, о чем сожалел Робсон, покидая «Спортинг» (поводом для увольнения послужил вылет португальцев из Кубка УЕФА) — то, что его любимчик теперь будет выходить на поле супротив его новой команды — «Порту».

После проводов Робсона всей команде официально было дано разрешение взять небольшой отгул. Что случилось затем — шокировало не только Россию и Европу, но и весь мир. Сергей Щербаков, которому прочили славу лучшего полузащитника континента, попал в автокатастрофу… Вместо футбольного поля — инвалидное кресло. Вместо товарищей по команде — больничный персонал. Сразу же куда-то подевалось большинство знакомых. Единственными, кто регулярно посещал «Щербу», были его родственники, самые близкие друзья из России и Бобби Робсон.

Кстати, далеко не все знают, что сам Робсон когда-то также был на волосок от смерти, причем дважды. В 1991 году, в бытность тренером ПСВ внезапно возникли острые боли в животе. Это была ранняя стадия рака кишечника, и проблем удалось избежать лишь с помощью срочного хирургического вмешательства.

Но это было далеко не все. Еще в «Ипсвиче» Бобби Робсон случайно повредил носовую перегородку во время одной из тренировок. Прошло несколько лет, семейство Робсонов прочно обосновалось в Португалии. Внимательно следившая за здоровьем Бобби его жена (там самая девушка Элси, которой он когда-то высылал почтовые переводы) в августе 1995 года отвезла его провериться по поводу старой травмы к врачу, сама того не ведая, что спасает жизнь своему возлюбленному… В больнице сказали, что в носоглотке образовалась злокачественная опухоль, и если сейчас же не сделать операцию, через полгода Робсона не будет в живых. Операция длилась десять часов. Снова обошлось…

После всего, что пришлось пережить Бобби, он все чаще слышал советы следующего толка: завязывай ты с этим футболом! «После такой операции в спорт не возвращаются», — раздавалось тут и там. В конце концов, врачи, утомленные строптивым пациентом, дали добро на его возвращение к тренерским обязанностям, но только через полгода. Шесть месяцев без футбола?! Бобби Робсон просто не мог ждать столько времени и начал работу в октябре.

Пик трудолюбия Бобби Робсона пришелся на последний (на данный момент) этап тренерской карьеры — «Ньюкасл Юнайтед». Когда несколько лет тому назад наставник «МЮ» Алекс Фергюсон объявил о том, что он собирается завершать тренерскую карьеру, первым, кто начал отговаривать его от этой затеи, был Робсон. Фергюсон посмотрел на не в меру активного коуча «сорок», подумал и… отказался от этой затеи.

Когда президент клуба Фредди Шеппард принял «самое трудное решение в его жизни», освободив в 2003 году Бобби Робсона от занимаемой им должности, никто не поверил, что это может быть окончанием пути седовласого наставника. Казалось, он просто взял паузу. Впервые за 54 года. Ведь не сломался же он после «Барселоны»!..

Впервые представители «Барсы» вышли на Робсона еще в 1981 году. Тремя годами ранее «сине-гранатовые» только в серии пенальти одолели «Ипсвич» в рамках Кубка УЕФА, а чуть позже с трудом прошли английский клуб в Кубке Обладателей Кубков (за счет гола, забитого на чужом поле). В ответ на предложение каталонцев Президент «Ипсвича» Джон Кобольд запросил компенсацию в размере £200 тысяч за преждевременный разрыв контракта с Робсоном. Стороны так и не пришли к согласию, но между президентом «Барселоны» Хосепом Луисом Нуньесом и Бобби Робсоном была договоренность, что последний будет негласным агентом каталонцев.

Именно Робсон в 1984 году в непростой для «Барсы» ситуации (клуб покинули Сесар Менотти и Марадона) помог найти достойную кандидатуру на пост главного тренера. Вице-президент каталонцев Жоан Гаспар выслушал Робсона и попросил еще раз по слогам повторить фамилию. «В-е-н-е-й-б-л-с», — отчеканил Бобби…

В 1986 году наставник «блауграны» Терри Венейблс аккурат посреди сезона неожиданно дал понять руководству клуба, что по окончании сезона он может сменить прописку (на руках у него были хорошие предложения от «Арсенала» и «Тоттенхэма»). Нуньес и Гаспар в срочном порядке вылетели в Лондон подыскать возможную замену англичанину. По словам тренера молодежки «Барселоны» Жауме Оливе, клуб вел переговоры с тремя наставниками: Алексом Фергюсоном, Ховардом Кендаллом и Бобби Робсоном. Имя Робсона было в числе последних, однако именно он больше остальных впечатлил Нуньеса, прямо во время ужина в одном из ресторанов Лондона на примере столовых приборов объяснив «Императору» свое видение игры. В итоге, Венейблса все же уговорили остаться в столице Каталонии, но чудаковатого седого коуча с добрым лицом боссы «Барселоны» не забыли…

Летом 1996 года Роберт Вильям Робсон был представлен как новый тренер «Барселоны».

В дополнение к целому ряду новичков (Роналдо, Джованни, Байи, Коуту, Пицци, Блану, Луису Энрике и вернувшемуся Стоичкову), Робсон от себя пожелал приобрести еще двух футболистов — Эммануэля Амунике и Алана Ширрера. Амунике присоединится к «Барсе», как мы знаем, позже. По поводу Ширрера представители «Блэкберна» заявили, что тот не продается.

«У меня никогда не было полного контроля над происходящим. Потому что контроль был свыше, в среде чиновников. Именно они покупали игроков, оплачивая их трансферы. Я всего лишь мог рекомендовать пригласить того или иного футболиста. И ждать. Здесь все по-другому, нежели в Англии, где тренер всегда стоит у руля».

Величайшим умением Робсона была способность убеждать игрока в том, что он может достичь своего максимума. «Работая с такими великими игроками, как Роналдо, Гвардиола, Де ла Пенья и Фигу, ты должен иметь огромный багаж знаний, куража, спортивной хитрости и уверенности в себе. Если у тебя этого не будет, они пошлют тебя куда подальше».

Больше остальных Робсон верил в Роналдо. Еще в бытность тренером «Порту» он постоянно следил за тем, как играет бразилец в его бывшем клубе — ПСВ.

После того, как трижды был получен отказ касательно Ширрера, Робсон поехал за Роналдо. «Мы купим не только прекрасного футболиста, мы купим наше будущее. Это больше чем конкуренция в линии атаки. Роналдо потрясающе техничен, не обделен талантом и прекрасно готов физически. Я еще не видел игрока, умеющего так работать с мячом на скорости в окружении соперника». Естественно, Бобби сравнивал его с легендами британского футбола — Джорджем Бестом, Томом Финни, Крисом Уодлом.

Нуньес уважал мнение Робсона еще со времен феноменальных успехов последнего в «Ипсвиче», но рисковать не любил. «Твое пребывание здесь зависит от того, насколько успешным окажется этот трансфер», — такой негласный ультиматум был поставлен Робсону. £10 миллионов … £14 миллионов… £17 миллионов… Голландцы поднимали цену на Роналдо чуть ли ежедневно! На сумме в £20 миллионов остановились, и контракт был подписан.

7 сентября 1996 года вся северная трибуна «Камп Ноу» окрасилась в цвета бразильского и каталонского флагов. Это был дебют Роналдо и пришелся он на матч с одним из самых принципиальных соперников — «Эспаньолом». За шесть минут до конца основного времени «Барса» уступала со счётом 0:1, но сначала Джованни сравнял счет, а под самый занавес Роналдо совершил умопомрачительный проход с центра поля. Его хлесткий удар парировал голкипер, однако первым на добивании был Пицци.

Спустя ровно четыре месяца в кабинете Бобби Робсона раздался звонок. Это был президент «Ньюкасла» Фредди Флетчер, который сообщил, что главный тренер Кевин Киган в скором времени покинет клуб. Несколько дней спустя, когда отставка Кигана была подтверждена официально, в Барселону прилетел самолет, на борту которого находились Флетчер, вице-президент Фредди Шеппард, директор клуба Дуглас Холл и Марк Корбридж, отвечающий за экономическую политику клуба. Они предложили Робсону пятитилетний контракт с возможностью продления на два года. По новому контракту доходы Робсона составляли £5 миллионов за три года и делали его самым высокооплачиваемым наставником Английской Премьер-лиги.

Перед глазами Робсона очень отчетливо проплыли картинки из детства: двухкомнатный небольшой домик, в котором живут его папа, мама и четыре брата… он, совсем еще пацан, пинает куски угля на улицах Дюрхема… отец впервые берет его с собой на «Сейнт-Джеймс Парк» посмотреть Футбол...

Как и любой настоящий «джорди» («углекоп», название коренных жителей северо-востока Англии — прим. автора) Робсон сильно расстроился от потери Кигана — человека, прозванного в Тайнсайде (район в Ньюкасле — прим. автора) «вторым Мессией». Он помнил о своих корнях. Он также помнил и о том, что его жена мечтает вернуться на Родину.

Журналисты видели ситуацию по-своему. Газета «Sport» писала: «Футбольный мир, должно быть, сошел с ума. Неужели они всерьез полагают, что им удастся увести тренера из "Барселоны"?! Может быть, "Ньюкасл" по меркам Англии и представляет собой серьезную команду, но сравнивать его с "Барселоной" никак нельзя».

И Робсон остался в «Барселоне». Остался вопреки и не вовремя. Также не вовремя он потом все-таки возглавит «сорок»…

Главной ошибкой Робсона стало его нежелание идти навстречу фанатам и СМИ. И это в таком городе как Барселона! Стрелы критиков были направлены в большей степени на то, что в команде постоянно находились травмированные игроки. Причем, не просто игроки, а звезды: Роналдо, Стоичков, Фигу, Байи и другие. Так, например, в памятном матче с «Атлетико» на «Камп Ноу» в присутствии 90 тысяч зрителей место в воротах занял четвертый (!) голкипер клуба Франсеск Арнау. Неудивительно, что та встреча закончилась со счётом 3:3. В отсутствие лидеров Робсон доверял место в основе Луису Энрике и Ивану Де ла Пенье. И оба отлично справлялись. Но если в команде не было Роналдо, народ неистовствовал. «РоналдоМания» захлестнула в то время Барселону с головой, что наглядно демонстрирует следующий факт: самолет с игроками «Барсы» в Мадриде встречала толпа из двух тысяч (!) восторженных фанатов, прибывших в столицу Испании днем ранее. Вице-президент клуба Николау Касаус говорил тогда: «Мы как будто на Пасео дэ Грасия (одна из центральных улиц в Барселоне — прим. автора), а не в аэропорту Мадрида». «Барса» уступила со счётом 2:0. Рональдо имел три отличные возможности для взятия ворот, но не реализовал ни одну из них. Бобби Робсона обвинили в отсутствии четкого плана на игру, а также в том, что некоторые игроки использовались не на своих позициях.

От любви до ненависти, как известно, один шаг. Когда в январе 1997 года, через неделю после награждения ФИФА лучшего игрока года, каталонские издания провели опрос в среде болельщиков: кто, на ваш взгляд, является сейчас лучшим игроком «Барсы», Роналдо набрал всего лишь 17% голосов. На первом месте оказался Луис Энрике (68%).

В феврале обложки каталонских газет запестрели снимками, на которых был изображен Роналдо, в обнимку со своей пассией Сюзанной развлекающийся в Бразилии во время карнавала. Мигель Рико, журналист газеты «Sport» написал тогда: «Эти фотографии затронули душу каждого, кто так или иначе связан с "Барсой". Клуб — в шаге от провала, а его самая главная звезда позволяет себе прохлаждаться на карнавалах! Как Робсон мог допустить такое?!».

«У него нет системы!». «Игроки не слушают его!», — тон местной прессы изменился в момент. Робсона начали откровенно топить. Все как в известной песне: «Движения  становятся резче, поступки становятся жестче»…
Три месяца спустя «Барса» одержала победу в Кубке Обладателей Кубков, одолев в Роттердаме французский ПСЖ со счётом 1:0 (гол с пенальти забил Роналдо). На послематчевой пресс-конференции Робсон не выглядел радостным. Он говорил, что понятия не имеет, останется ли он здесь работать в следующем сезоне или нет. «Слово "месть" не входит в мой словарь», — закончил свое общение с журналистами Робсон и покинул зал.

Ни один из британских тренеров не добился такого успеха на континенте, да еще с разными командами, как Бобби Робсон. «Мне хотелось нового опыта, новых ощущений», — любил он повторять. Но никто просто так не приходит в «Барсу» и никто просто так ее не покидает.

«Если бы я шел вторым в Англии и пробился в ¼ финала кубка страны и Кубка Обладателей Кубков, имея хорошие шансы чтобы пройти и дальше, я стал бы героем города. Но здесь тебе нужно побеждать в каждом матче и быть выше мадридского «Реала». Знаете, когда я сменил Йохана Кройффа, он был больше, чем легенда. И как игрок, и как тренер. И никто не вспоминал о том, что с ним команда ничего не завоевала в течение последних двух лет. Мы забили 60 голов за полсезона, но публика все равно продолжала ворчать».

Робсон был убежден, что его отставка не имела ничего общего с футболом. Впрочем, в самом политизированном клубе мира по-другому и быть не могло.

«Кройфф был здесь восемь лет. И это время незабываемо для города. Честно говоря, поначалу я не осознавал, во что ввязываюсь. Кройфф очень много значит для «Барселоны». Полгорода было за его уход в 1996 году. Другая половина — против. В итоге, когда он все-таки ушел, эта самая вторая половина была крайне негативно настроена по отношению к президенту и, естественно, новому тренеру… Весь воздух Каталонии пропитан необходимостью всегда и везде побеждать. Ежедневные встречи с прессой, добрая половина которой давит на меня, надеясь, что я сломаюсь. Я спросил себя: «А оно мне надо? Я приходил сюда не ради политических баталий. А ради игры под названием футбол».

Вскоре после своего назначения Робсону позвонил сын Йохана Кройффа — Жорди и сказал: «Я хочу продолжать выступать за "Барсу" и надеюсь, что вы примете решение по этому вопросу, основываясь исключительно на моих технических и физических данных, а не на атмосфере, царящей вокруг моей фамилии». Это была игра с нулевым результатом. Робсон просто не мог при живых Роналдо, Джованни, Стоичкове и Фигу гарантировать место на поле Кройффу-младшему. К тому же, присутствие Жорди в команде превращало его в невольного шпиона. Все разговоры в раздевалке могли стать доступными Йохану, а это не пошло бы никому на пользу. Уход Жорди из команды стал манной небесной для бригад «анти-Робсон». И даже больше — для бригад «анти-Нуньес». Дело в том, что рано или поздно Жорди Кройфф должен был пролить свет на то, что собственно произошло. По словам футболиста, у него был личный разговор с Жоаном Гаспаром, в котором последний заверил Кройффа-младшего, что даже если все 25 игроков основной команды одновременно получат травмы, останутся еще четырнадцать резервистов, и именно им, а не Жорди, будет отдано предпочтение.

28 июня на «Сантъяго Бернабеу» «Барса» в драматичном противостоянии с «Бетисом» взяла Кубок короля. 35 тысяч обезумевших «кулес», размахивая сине-гранатовыми флагами, прямо на трибунах мадридского стадиона пели гимн и кричали «Visca el Barca! And Visca Catalunya!». Это было своего рода компенсацией за упущенное чемпионство. На своей последней пресс-конференции Робсон пошутил, что он, видимо, вошел в историю как первый тренер, завоевавший три (Кубок Кубков, Суперкубок и Кубок Короля) из возможных четырех титулов в свой первый сезон и затем отправленный в отставку.

Руководство «сине-гранатовых» в одностороннем порядке разорвало с ним двухлетний контракт, предложив, правда, остаться в структуре клуба в качестве главы скаутской службы. Роберт Робсон дипломатично отверг предложение, заявив, что на данный момент у него есть другие цели. Кстати, если бы Робсон согласился, у него была бы самая большая заработная плата в мире среди скаутов. Но где вы видели скаута, завоевавшего в общей сложности восемь титулов с разными командами?!

В списке представителей «Барсы», выдвигавшихся в Германию на ответный матч Суперкубка Европы против дортмундской «Боруссии», фамилия Робсона уже не значилась...

Свой каталонский опыт Бобби Робсон обобщил в одном предложении: «Представьте себе финал какого-нибудь турнира… Наэлектризованная атмосфера, лихо закрученный сюжет матча… И ты знаешь, что в случае поражения с тобой будет покончено, и люди будут глубоко несчастны, и снаружи тебя уже ждет пресса… И это чувство будоражит твою кровь… Потому что эта армия не может проиграть».

Чудак-человек!.. Они же не мальчики тебе, они — звезды, у каждого из них миллионный контракт и мировая известность… И 102 забитых в одном чемпионате гола…