Перейти к основному содержанию

Виктор Фонт (49 лет) заявляет, что он не был и не будет классической оппозицией. Бизнесмен, который занял второе место на последних выборах президента «Барселоны», пользуется межсезоньем в футболе, чтобы напомнить о себе и предупредить об ошибочном векторе развития клуба при Лапорте. Он делает это в свойственной ему мягкой манере. Некоторые считают, что такая позиция контрпродуктивна, но Фонт уверяет, что вести себя по-другому для него противоестественно.

 

– Вы видели новый фасад стадиона, Spotify Camp Nou?

Явный признак нового времени, в котором мы живём…

– Хороший спонсор...

Да, я прекрасно знаю Spotify, это хороший бренд, как и Rakuten. Они позволяют нам добиваться синергии, выходящей за рамки традиционного спонсорства.

– А как вам новое огромное изображение на фасаде, где футболисты и футболистки впервые изображены вместе?

Я этому рад. Разнообразие и женская «Барса» должны быть приоритетом.

– Больше споров вызывает конфиденциальность финансовых деталей сделки со Spotify. Можно ли было сделать это более прозрачно?

Я не участвовал в переговорах, но я защищаю отличительные особенности «Барсы» и её уникальную модель владения (имеет ввиду сосьос – прим. переводчика). То есть мы всегда должны стараться ставить прозрачность на первое место, и мы должны ясно дать понять это любому коммерческому или стратегическому партнёру, который присоединяется к нашему проекту. Я сравниваю это с покупкой футболок: у нас, членов клуба, всегда должно быть право выбирать те, которые нам больше всего нравятся.

FC Barcelona

– Необходимо ли платить комиссионные при заключении договоров такого масштаба?

Примечание: речь идёт о футбольном агенте Даррене Дэйне, который выступил посредником при заключении сделки «блауграны» со Spotify, и получит за это примерно 2-4% комиссионных от общей суммы, прописанной в соглашении.

Конечно, этого можно было избежать. В Клубе должны быть определённые компетентные специалисты, способные налаживать контакты со стратегическими партнёрами, не прибегая к помощи внешних элементов. Лапорту спросили об этом, и я думаю, что его ответ был подходящим. Он сказал, что если ему придётся платить комиссионные, то он их обоснует. Почему они будут оплачиваться и сколько они будут составлять.

– И?

Ну, он этого не сделал... Не было прозрачности.

– Вы компромиссный человек?

Нет, но я хотел бы им стать. Я типичный сосьос, который любит вносить свой вклад и участвовать в жизни Клуба.

– Проголосовали бы вы «за» два знаменитых «рычага» на последней Ассамблее?

Другого выхода не было. Либо мы голосуем «за», либо нас ждёт катастрофа. Но дело не должно было доходить до такого.

– Каким образом?

У моей команды были свои меры, но мы не называли их «рычагами». Идея заключалась в том, чтобы сразу же воспользоваться преимуществами трёх перспективных сфер в бизнесе: мерчандайзинга, а также аудиовизуальной и игровой. Мы могли бы объединиться с партнёрами, которые бы приумножили те активы, что у нас уже есть – вот как можно развивать бизнес. Простая продажа активов за фиксированную сумму не имеет никакой стратегической ценности, мы её не рассматривали.

– Виновато ли во всём этом наследие правления Бартомеу, или же в первый год Лапорте не хватило идей и деловой хватки?

Не во всём виновато наследие, но оно, несомненно, является самым важным фактором. Ситуация была очень сложной. В этом вопросе я сочувствую Лапорте и его команде. Проблема в том, что у них ничего не было продумано заранее. Уже тогда было видно, что "Барса" – это поезд, несущийся в стену на скорости 200 км/ч. Не было никакого планирования.

– «Мы обнаружили, что Клуб в худшем состоянии, чем мы думали», – утверждали они...

Моя команда проанализировала ситуацию заранее.

Pere Puntí (Mundo Deportivo)

– Продажа доли телеправ сняла напряжение...

Раз уж вы прижаты спиной к стене, то становитесь жертвой неудачных, импровизированных решений, которые усугубляют ситуацию в краткосрочной перспективе...

– О чём конкретно идёт речь?

Об убытках в прошлом финансовом году. Это ошибка, которую признаёт сам Клуб.

– Они не сделали этого публично...

Они признались мне в этом на днях, говоря о бюджетах. В момент прихода к власти, у них было лишь два варианта: оптимизировать ситуацию, насколько это возможно в краткосрочной перспективе, сокращая убытки, внедряя новые направления бизнеса, назовём это «рычагами», чтобы уменьшить отрицательную чистую стоимость, которую вы уже унаследовали; или использовать резервы, увеличивая уже имеющиеся убытки до €600 млн и более.

– Балласт для финансового фэйр-плей...

Первый вариант позволяет вам вздохнуть свободно, даёт больше возможностей для фэйр-плей. При втором варианте вам придётся объяснить, что будет два года переходного периода и вы временно утратите конкурентоспособность в спорте. Руководству необходимо было извлечь выгоду из тех экстраординарных преимуществ, которыми обладает «Барселона» как клуб. У моей команды был план, как это сделать.

– Десять процентов телеправ были проданы компании Sixth Street.

Очень хорошая компания. Я знаю их. Но я снова должен сказать, что они являются лишь финансовым партнёром, который не принесёт нам никакой стратегической ценности. Их интересуют только денежные операции.

– Эта компания только что оформила крупную сделку с мадридским «Реалом». А ещё же есть Суперлига. Не слишком ли много у нас общего с «Мадридом»?

Подобное сотрудничество и своевременное согласование действий друг с другом порой неизбежны. Однако союз с мадридским «Реалом» никогда не был хорошей идеей. Я скажу иначе: неправильно идти рука об руку с Флорентино [Пересом], потому что его интересы диаметрально противоположны интересам «Барсы».

FC Real Madrid

– Вы бы подписали контракт с CVC, чтобы сохранить Месси?

Наш план по сохранению Месси был другим. Мы бы сократили Фонд заработной платы и убытки в первый год, предложив Лионелю пожизненную сделку. На днях я читал, что доход от бренда Jordan, разработанного в компании Nike, в этом году превысил $5 млрд. Из них Джордан получит $150 млн, больше, чем любая нынешняя звезда НБА, и больше, чем он получал в бытность игроком. Мы собирались выйти за рамки традиционного продления контракта. Я уверен, что Месси это бы понравилось, ведь укрепило бы его связь с «Барсой». Сегодня необходимо срочно восстановить эту связь.

– Другим «рычагом» является продажа части BLM.

Вы должны выбрать наилучшего партнёра, когда речь идет о мерчандайзинге. Мы не должны действовать поспешно, и я верю, что они этого не сделают. Это хорошая новость.

– Мы уже говорили о Sixth Street. Но есть также многомиллионные кредиты, предоставленные Goldman Sachs. Действительно ли «Барса» принадлежит своим сосьос?

Да, это так, но мы должны воспользоваться предстоящей реформой Устава не для того, чтобы сделать косметический ремонт, а для укрепления и защиты действующей модели владения Клубом, для укрепления положения сосьос. Больше прозрачности, лучшая организация Ассамблей, модернизация...

– Если не заплатить кредиторам, то всё это будут просто слова на бумаге…

Это зависит от гарантий, которые вы даёте финансовым учреждениям, одалживающим вам деньги, особенно если вы делаете это в сжатые сроки и под давлением. Вы не можете подвергать риску права сосьос. Мы должны создать такие правила, чтобы тот, кто управляет Клубом, действовал с гораздо большей прозрачностью, чем это было до сих пор.

– Опасаетесь ли вы смены модели владения Клубом?

Отсутствие профессионализма ставит модель под угрозу, да. Не по воле Лапорты, но риск реален и высок.

– Поддерживаете ли вы контакт с Жоаном Лапортой?

Не очень. После проигрыша на выборах я решил не противостоять ему в СМИ. Наши отношения – конструктивные и взаимовыгодные.

– Вас обвиняют в мягкости.

Желание быть конструктивным означает ставить интересы «Барсы» на первое место. Вы можете быть сильным и вежливым одновременно.

Pepepue©

– Как бы вы тогда определили свою позицию?

Это современная оппозиция, сочувствующая, но в то же время сильная благодаря надзору за тем, что делает нынешнее правление. Цель всего этого – помочь.

– Вы из какой группировки?

Как радикальный кройффист, я убеждён, что «-измы» и разнообразие обогащают Клуб. Но само деление на группировки делает нас слабее, разобщает.

– Признайтесь, вас не раздражает, что Лапорта реализовал часть ваших предвыборных обещаний: Хави-тренер, Жорди Кройфф, электронное голосование…

Все эти пункты не работают сами по себе, они должны быть частью более сложного механизма. Мне нравится, что они воплощены в реальность, но меня злит, что они не являются частью общей системы. Электронное голосование, например, реализуется весьма плохо.

– Как складываются ваши отношения с Хави?

Отлично, если честно. Мы знали друг друга задолго до выборов. Мы общаемся и видимся время от времени. Он замечательный человек.

– А с Жорди Кройффом?

Это другой случай. Наши отношения были более профессиональными. Жорди был удивлён, что я поздравил его с получением должности в Клубе, и я хочу сотрудничать с Фондом Кройффа.

– Каким вы видите Espai Barça?

Через два года исполнится 10 лет со дня референдума. Что-то всегда идёт не так. Теперь у нас проблемы с поставками, галопирующая инфляция... Сейчас первоочередная задача – наконец-то сделать этот проект реальностью.

– Поедете ли вы на Монжуик?

Примечание: имеется ввиду переезд «Барселоны» на «Олимпийский стадион», расположенный на горе Монжуик, в сезоне 2023/24, во время активных строительных работ на «Камп Ноу».

Если понадобиться, конечно.

Llibert Teixidó (La Vanguardia)

– Вы согласны с Лапортой, что «Барса» «может управляться как большой семейный бизнес»?

То, что нужно «Барсе», диаметрально противоположно этому. Она нуждается в профессионализации, чтобы иметь лучших специалистов в каждой области: деловой, спортивной и институциональной. Президент пережил множество нелояльных поступков в свой адрес, и это заставило его полагаться только на тех, кому он доверяет.

– Как бы вы оценили нынешнее руководство «Барсы»?

Я его особо-то и не знаю. Лучшим решением Лапорты, хотя и запоздалым, было привлечение Хави, а также выбор Феррана Ревертера исполнительным директором. Но его команда была расформирована за пять месяцев. Это вызывает беспокойство.

– Почему?

Это большой риск и проблема.

– Расскажите о Лапорте...

Он очень хороший человек. Он любит «Барсу» и предан ей душой и телом, но в то же время это источник проблем.

– Чрезмерно персоналистичен?

Но он никого и не обманывает. Заранее было известно, что так и будет. Несколько лет назад его так и подавали. Инволюция очевидна.

– Видите ли вы себя однажды президентом?

Я не теряю надежды.

Фото превью – Mané Espinosa (La Vanguardia), подложки – FC Barcelona