Моя мама всегда говорит мне, интуицию я унаследовал от нее. Очень часто мы делимся своими ощущениями перед матчами. 25 апреля 2004 года она позвонила мне на мобильник в тот момент, когда автобус с командой ехал по направлению к «Сантьяго Бернабеу»: «Хави, мы должны их сегодня сделать». Не стоит напоминать, что мама настоящий куле от макушки до пяток. «Да, да, именно так. Кроме того, у меня есть предчувствие, что ты забьешь победный гол. Пусть это будет гол на последней минуте, чтобы они не смогли отыграться» - сказала мне мама, передавая поцелуй от оставшихся членов моей семьи.

Мы приехали на стадион, и предчувствие уже мне подсказывало, что сегодня вечером должно произойти нечто грандиозное. Тем не менее, сюжет на поле начинает раскручиваться с гола Солари в наши ворота. Нас это немного контузило, но перезарядив все орудия, мы начали создавать моменты у ворот соперника. Райкаард решает заменить Савиолу на Клюйверта. Патрик, проведя на поле всего минуту после выхода на замену, сравнивает счет ударом головой. И мы поняли, что это уже не тот Мадрид во главе с Зиданом, который изумлял всех своей игрой. Да, Зизу находился на поле, но он был не похож на себя обычного. Бекхэм и Фигу также растворились на поле. К тому же, португалец был удален с поля за вторую желтую карточку. Остается двадцать минут до конца встречи, и мы в большинстве. «Бернабеу» потихоньку замолкает, а мы продолжаем штурмовать ворота Касильяса. За четыре минуты до конца Рональдиньо закидывает на меня мяч, и я бью с лета парашютом поверх вышедшего на удар Икера. Мяч влетает в сетку, ставя жирную точку в этом поединке.

Этот гол был отпразднован в доме моих родителей намного более эмоционально, нежели у нас в раздевалке. Мама, находящаяся в зале в окружении практически всей семьи, подпрыгнула так, что чуть не ударилась о потолок. Но вот кто вообще удивил, так это отец. Он смотрел матч на втором этаже вместе с моим братом Алексом, и не нашел ничего лучше для своего возраста, как скакать в лучших традициях Гервасио Деферра.

По правде говоря, этот гол пока самый важный в моей карьере, а еще важнее то, что он означал. Он поменял динамику противостояния «Барса» - «Мадрид». Мы окончательно поверили в себя и свои будущие победы. Все это было концом цикла Зидана и его команды. Мне не нужны были обложки газет, я лишь хотел играть важную роль в этой команде. В этом плане этот мяч стал жизненно важным для меня лично, а у команды и у болельщиков выросли крылья.

Этот гол перевернул мир, но честности ради надо отметить, что в первую очередь это заслуга Роналдиньо. В тот момент Ронни был на пике своей карьеры и хоть ты усрись, извините, он был нашим всем.

Этот мяч послужил бальзамом на мое задетое самолюбие и был ответом всем, кто критиковал меня за излишне поперечную игру и маленький рост, что по мнению критиков не позволяло мне играть в «Барселоне».

Вы уже можете представить, что творилось у нас в раздевалке. Все с ума посходили. Сразу после выезда с «Бернабеу» я получил сообщение на мобильный телефон от Икера Касильяса: «Этот гол я не прощу тебе никогда, козел». Икер – фантастический парень, способный всегда пуститься в тактику взаимных подколов, но было очевидно, что это сообщение в равной степени пропитано чувством гнева и восхищения. Я предпочел ничего не отвечать, дабы не сыпать ему соль на раны, хотя в такие моменты я вспоминаю очень многие вещи, за которые я его просто ненавижу, в хорошем смысле этого слова. Тысячи раз он спасал «Реал» своими невероятными действиями в рамке.

Для меня есть два игрока в составе мадридцев, к которым я испытываю подобные чувства: Икер Касильяс и Рауль. Я люблю их как людей и ненавижу в то же время, так как я куле. Они мои друзья, но хочешь ты этого или нет, временами меня подбешивают. «Мадрид» много раз отскакивал, именно благодаря им. Ни для кого не секрет, что они «мадридисты» до мозга костей, и что всегда будут рвать и метать за свой клуб. Я все это понимаю, но не могу избежать малюсенького чувства ненависти.

Подколы между нами это что-то само собой разумеющееся. Но это не касается обсуждения внутрикомандной кухни или ситуации в турнирной таблице. Мы обсуждаем лишь темы, касающиеся нас лично. Есть неписанное правило, что запрещены сообщения типа: «Мы на семь очков впереди» или «Лига уже наша». Надо уважительно относиться к делам клубов, и если ты делаешь на чем-то акцент, то исключительно на индивидуальных моментах.

Я помню один случай, когда Касильяс, переведя мяч на угловой, спел песню на всю ивановскую. Угловой ни к чему не привел и в итоге они выиграли. После матча я отправил ему СМС: «Где гитару-то забыл?» Вот такие у нас шутки, которые мы воспринимаем, как соревнование с хорошим чувством юмора.

В любом случае, этот вечер расстроил не только Касильяса, но и двух моих лучших друзей, Хуареса и Германа, смотревших матч на «Бернабеу». Я достал им два билета, так как они были отъявленными «мадридистами». Мои товарищи путешествовали с командой и вынуждены были на обратном пути воспринимать все кричалки и песни с буддийский спокойствием и монашеским самопожертвованием. При этом в «Секретных материалах Барсы» осталось воспоминание, что оба орали гимн «Барселоны»! Вы не можете представить, сколько издевательств и подколок было вылито на них обоих.

Дабы не расстраивать их еще больше, идея была в том, чтобы я остался в Мадриде, так как на следующий день мне предстояло присоединиться к сборной в «Лас Росас». Но у меня не было никакого желания проводить ночь в столице, и я решил вернуться с командой, а первым утренним рейсом вылететь обратно в Мадрид. Когда Хуарес и Герман увидели меня в аэропорту «Барахас», они не знали куда деваться. Меня встретили упрекам: «Что ты тут делаешь? Мало того, что сегодня нас потопил, хочешь еще поиздеваться в лицо?»

Когда я прилетел в Барселону, в аэропорту меня ждали все мои друзья, чтобы продолжить празднование. Там была и Эльса, с которой мы тогда только-только стали встречаться. Никто еще об этом не знал, хотя многие догадывались. На самом деле, Эльса была главной причиной моего красочного возвращения в Барселону этой ночью.

Мы продолжили праздновать у Хустри. Там была вся наша компания, в том числе оба «мадридиста», с покорностью выдержавших путешествие обратно. В ту ночь мне так и не удалось поспать, а когда на часах было семь утра, я уже был в аэропорту «Прат», чтобы вылететь в Мадрид. Но все эти перелеты того стоили.

 

< Глава 12  Оглавление  Глава 14 >