Хави был ключевым игроком в «Барсе» и в сборной Испании. Теперь прямо из Катара он анализирует прошедший сезон. Ни одна деталь не осталась без его внимания.

 

 

— Похоже, вы всё еще наслаждаетесь, играя в футбол. Как вам это удаётся после стольких завоеванных трофеев, к тому же в таком чемпионате, как катарский?

— Мой организм уже не выдерживает максимальные нагрузки, а Катар дает мне возможность играть. Мне хочется продолжать, потому что это мне нравится, и я всё еще конкурентоспособен. Я с удовольствием хожу на тренировки. То чувство, когда я получаю мяч, непередаваемо, я никогда не разлюблю это занятие. Я приложу все усилия, чтобы играть как можно дольше, хотя этот год может стать для меня последним. Этот чемпионат не простой.

— Как вас уговорили?

— В 2014 году мне поступили два интересных предложения, одно из них от «Нью-Йорк Сити» из МЛС, так что я сообщил Бартомеу и Субисаррете, что ухожу. Но в то лето президент позвонил моему агенту и сказал ему, что ему пришла в голову идея о том, чтобы я остался до января, когда в МЛС начинается сезон. Я позвонил Луису Энрике, и за неделю до начала предсезонной подготовки я уже определился. Мне понравилось то, что мне сказал Луис Энрике, его лидерские качества, и я решил остаться. Он всегда говорит прямо, он честный человек. Лучо сказал, что, возможно, я не всегда буду выходить на поле, но смогу принести пользу команде.

— Почему вы потом не поехали в МЛС?

— Там часто нужно далеко ехать, нужна высокая концентрация, это контактный чемпионат, конкуренция достаточно высокая. Он становится всё сильнее, а мне хотелось начать снижать нагрузки. В Катаре предложили работу всей моей семье. Я поговорил с Раулем, и у меня начала складываться картинка.

— В Катаре говорят, что вы — олицетворение спортивных ценностей.

— Я — обычный человек, имею то воспитание, которое мне дали мои родители и «Барса». В моем доме царит взаимоуважение, мы живем обычной жизнью, без изысков. Я не верю в лидерство, я люблю работу в команде. Мне кажется, мой характер подходит для футбола, ведь это командный спорт.

— Вы хорошо адаптировались к арабской культуре?

— Катарцы похожи на испанцев больше, чем может показаться. Они — хорошие люди, гостеприимные и простые. Эта страна — словно одна семья. Раньше я ничего не знал о ней, так что не буду говорить о том, с чем не сталкивался. Мне не нравится, когда об арабской культуре судят на основе стереотипов, не познакомившись с ней.

 

 

— Вам тяжело смотреть на сегодняшнюю «Барсу»?

— Нет, потому что обычно она сильнее соперников, не считая Суперкубка. Уже много лет я не видел её такой, потому что даже в прошлом сезоне «Барса» была сильнее на «Бернабеу» и на «Камп Ноу» тоже чаще доминировала.

— Какой вы видите «Барсу» в настоящий момент?

— Я был частью такой невероятной эпохи, что кажется, что нынешняя ситуация не такая. Команда хорошо играет в футбол, но трансферы могли быть и лучше. Такая слабая активность объясняется тем, что пять-шесть лет назад в системе «Барсы» играли лучшие игроки мира. Теперь из этой системы осталось пять или шесть игроков — Андрес Иньеста, Жорди Альба, Жерар Пике, Луис Суарес, Серхио Бускетс. Но «Барса» должна иметь в одиннадцать таких футболистов. Раньше ни о ком извне нельзя было сказать: «Этот хорошо подойдет "Барсе", потому что все они уже были здесь. Были куплены футболисты, которые не подходят этой системе».

— Кантера оказалась забыта?

— Из неё вызывают футболистов, другое дело — станут ли они игроками стартового состава. Нужно довериться ей. Если что, искать нужно дома. В лучшую для «Барсы» эпоху, по меньшей мере, на 60% она укреплялась благодаря кантере. Тьяго имел полное право уйти, потому что ему не давали шанс, но им стоит иметь терпение, это самый сложный клуб в мире.

— Почему вы так считаете?

— Потому что здесь требуют побеждать, играя хорошо. «Реал» выигрывает 2:3, совершая камбэк после провального матча, но он все же лучший, все говорят как это эпично, про дух Хуанито... Мы побеждаем на 90-й минуте и анализируем это всю неделю, почему не было достаточного владения мячом, почему нам чуть не забили три раза, почему не атаковали латерали, почему тотальное доминирование не отразилось на результате. В «Реале» не задают вопросы, они побеждают, и нет дебатов.

— «Реал Мадрид» сильнее по духу, чем «Барселона»?

— Отличие «Реала» в том, что когда у них дела идут плохо, как болельщики, так и футболисты, тренерский штаб и пресса, объединяются. В «Реале» нет конкурентов на пост президента вот уже много лет. «Барса» практически никогда не бывает едина. Я настаиваю: это самый тяжёлый клуб, чтобы здесь добиться успеха, не только для футболистов.

— По вашему мнению, какие краткосрочные или долгосрочные решения могут быть у «Барсы»?

— Терпение. В год нашего требла, у «Реала» была длинная серия из побед. В январе они казались непобедимыми, но потом потерпели поражение в Валенсии, затем дома, и, в конце концов, мы завоевали три титула. В клубе должны заботиться о футболистах, они должны быть счастливыми, как это было при Лапорте, ведь быть игроком «Барсы» — уже само по себе довольно трудно. Нужно покупать. В «Барсе» должны быть собраны все ресурсы, чтобы победить, «Реал» — очень мощный. «Реал», проигрывая по ходу матча, идет в атаку без комплексов, у них много смелости.

— В настоящий момент «Реал» намного превосходит «Барсу»?

— В таблице они ниже, в том то и радость футбола — что ничего нельзя предугадать. При Гвардиоле я имел такое чувство превосходства на поле, какого у меня никогда не было после, но вместо того, чтобы завоевать четыре Лиги Чемпионов, которые мы заслуживали, мы завоевали только две.

— Так значит, вы не видите больших различий между ними?

— «Реал» стал командой-победителем, у них есть заряд. Такое ощущение, что у «Реала» более слаженная команда, а «Барса» начинает новый этап, но это не говорит о том, что она не может победить в Примере. В год требла в январе все уже хотели выгнать Луиса Энрике.

— Вам нравится Паулиньо?

— Я играл против него в Кубке Конфедераций, и он потрясающе блокировал нас с Иньестой. Он очень мощный. Если бы «Реал» подписал Паулиньо, критики бы не было.

— У вас нет ощущения, что с момента ухода Гвардиолы, «Барса» испытывает проблемы?

— Я не хочу думать, что мы отходим от идеи. Я вижу, что команда старается играть в той же манере, что принесла нам столько титулов. Если она изменится, это будет эпическая ошибка. С момента прихода Кройффа «Барса» — другая, её уважают во всем мире, она влюбляет в себя любителей футбола. Как мы отойдем от этой идеи? Я не знаком с сегодняшним руководством, но мне не хотелось бы, чтобы «Барса» играла в другой манере.

— Когда вы смотрите матчи «Барсы», мелькает ли у вас мысль: «Как бы им подошел кто-то типа Хави?»

— С эгоистической точки зрения, мне нравится слышать, что по мне скучают. Но вообще в грандах, когда дела идут плохо, вспоминают тех, кого нет. И так всегда.

— Вам не всегда было легко в «Барсе», правда?

— Было и тяжело. В первые три-четыре года после ухода Фигу, пока не пришел Лапорта, критика была жесточайшей. Мне нравятся вызовы, я не убегаю, когда дела идут плохо. Я преданный куле, и это плюс, я всё принимаю близко к сердцу. Если «Барса» проигрывает, мне хреново.

 

 

— Неймар ушёл из-за того что не был счастлив?

— Он ушел по нескольким причинам. Он хотел сменить обстановку, потому что в «Барсе» он уже не был доволен всем, поступило хорошее предложение, и в ПСЖ он станет неоспоримым лидером. Он мне сказал только что хочет уйти.

— Но играть вместе с лучшим, это же делает тебя самого лучше...

— Да, Месси из любого сделает лучшего. Меня таковым делала вся команда, потому что мне нужны мои товарищи, я один ничего не могу, я не мощный, я лучше играю в позиционный футбол, я должен знать, где находятся мои товарищи... Я быстро думаю, а не бегаю. В «Барсе» и в сборной я играл, адаптируясь к условиям: организовывать треугольники, находить свободные зоны, придумывать комбинации.

— А Месси? Криштиану с ним на одном уровне?

— Месси — мастер своего дела, как член команды, так и сам по себе. Конечно, товарищество дается Криштиану труднее. Месси всё делает хорошо. Если, например, тренер сказал бы ему: «Будем играть в защиту», Месси и в этом был бы лучшим. Если Криштиану скажут играть в одно-два касания, я не знаю, был бы он лучшим. Лео, как нападающий, в этом он невероятен, легендарный футболист. Месси бесполезно с кем-то сравнивать. Он лучший в «Барсе», и был бы лучшим и в «Атлетико» Симеоне.

— Какой Месси в жизни?

— Миру футбола повезло, что самый великий игрок — Месси — скромный человек, который является примером для детей. Он никогда не будет замешан в скандале вне поля, он всегда ко всем хорошо относится. Он умный, может сочувствовать и не выделяться. Он простой. Если Лео счастлив, проблем нет. Быть руководителем Месси намного проще, чем кажется. Только нужно общаться с ним. Быть лидером футбольной раздевалки — это пантомима, должен быть примиритель. Роль тренера в футболе переоценена, иногда кажется, что он — рупор клуба, но важнее всё-таки игроки.

— Месси откладывает продление контракта, чтобы заставить руководство совершать трансферы?

— Не думаю, что дело в этом, но у него есть на это право.

— Вы довольны выбором тренера?

— Мне очень нравится Вальверде, его план хорошо подходит «Барсе». Он уверен в своих решениях. С его кандидатурой угадали.

— Что вы думаете по поводу того, что некоторые болельщики хотят, чтобы вы вернулись в качестве тренера?

— Я всегда чувствовал это давление. Меня наполняет гордость от осознания, что меня ждут. В краткий срок это невозможно. У меня нет лицензии, и пока я получу её, пройдут два-три года. Мне хотелось бы уметь управлять временем, и нужно многому научиться, чтобы тренировать «Барсу».

— Вы хотите привести Иньесту в Катар?

— Если он хочет сменить обстановку, то я ему порекомендую переезд сюда. Здесь живется хорошо. Но ему всего 33 года, и я думаю, что он вполне может играть на этом уровне футбола еще два-три года.

— Расскажите о паузе в футболе...

— Это синоним понимания игры, когда видишь правильный момент для атаки. Я — фанат философии Кройффа: мяч всего один, если он у тебя, то у соперника его нет. Как мы защищаемся? Держа снаряд у себя.

 

 

Источник: