Перейти к основному содержанию

За последние полвека Чемпионат мира по футболу полностью утратил прежнее значение. Не для зрителей — рейтинги мирового первенства по-прежнему зашкаливают, — но для самой игры.

Весь XX век мундиаль был выставкой тактических инноваций. Когда мы говорим о развитии футбольной мысли, мы прежде всего обращаемся к сборным — Австрии, Венгрии, Нидерландов, СССР, Германии, Италии, Бразилии. Во времена естественной технологической закрытости Чемпионат мира становился ярмаркой, на которой можно было увидеть нечто уникальное.

Сегодня футбол — такое же дитя глобализации. При желании вы можете смотреть по вечерам хоть чемпионат Камеруна. Национальные команды полны легионеров, которые играют в топ-чемпионатах и учатся у топ-тренеров. Теперь все эксперименты проводятся в клубном футболе, а уже оттуда они просачиваются в куда более консервативный международный футбол сборных.

Вспомните хотя бы, каких тренеров мы последние десятилетия называем сильнейшими, называем новаторами — это все специалисты из клубного футбола. Много ли со сборными работает реально сильнейших специалистов современности?

KNVB Media

Футбол сборных сильно отличается от клубного футбола из-за разных принципов комплектования состава, разных способов поддержания физической формы и вопросов сыгранности. Из-за невозможности тренироваться ежедневно на протяжении года (двух, трех и так далее) сборные команды играют куда проще, чем клубы.

Условная «Бавария» может позволить себе постепенно вкатываться в сезон, пробовать разные модели, проиграть и добрать очки позже. Международный футбол практически всегда живет в режиме плей-офф — даже в квалификации, потому что из-за разницы в уровне между соперниками важно не потерять очки с прямыми конкурентами.

Нынешний чемпионат мира уникален тем, что проводится в ноябре, в разгар клубного сезона. Физические кондиции игроков находятся на непривычно высоком уровне. К тому же, в наследство от пандемии досталась практика пяти замен. Мы далеко не всегда держим в уме эти изменения, а ведь они радикально корректируют сценарий матча. В сравнении с предыдущими турнирами на этом команды вплоть до самого финального свистка способны поддерживать высокую интенсивность действий, даже несмотря на катарскую жару. Хотя бы потому, что тренер может заменить половину полевых игроков.

Это, прежде всего, облегчает задачу командам, предпочитающим играть от позиционной обороны и поддерживать агрессивный прессинг. Вспомните, сколько матчей в свое время выигрывала «Барселона» Гвардиолы просто потому, что за 60 минут соперник выдыхался от бесконечных перекатов мяча и поиска лазеек. При нынешних правилах замен каталонцам было бы сложнее добиться положительного результата в таких матчах.

Характерная черта нынешнего чемпионата — поддержание комфортных условий, в которых играет команда.

Возьмем сборную Аргентины. Последние пару лет эта команда добивалась успеха, играя как самый настоящий андердог — закрыто, ориентируясь на соперника, не гнушаясь выступлений вторым номером. Это принесло результат в играх с Бразилией и европейскими соперниками топ-уровня.

Но на Чемпионате мира Аргентина в первом же матче встречается с соперником, которому куда больше подходит роль андердога — Саудовская Аравия. Аргентинцы вынуждены брать инициативу на себя и ощущают себя уже не столь уверенно. Саудовцы, напротив, играют ровно так, как и привыкли, блестяще используя: а) искусственные офсайды в первом тайме; б) редкие шансы убежать в контратаку; в) смену тактической модели на низкий блок.

@Argentina

И таких примеров на нынешнем турнире было много. Если ты привык доминировать на поле, то надо вот так и играть со всеми, как сборная Испании. Если твоя сила в сдерживании и контратаках, то такая модель тоже вполне работоспособна на краткосрочных турнирах, особенно с учетом пяти замен.

В свое время Пеп Гвардиола не принимал критику, которой досаждали его журналисты в Каталонии. Они требовали «план Б» (часто эта идея сводилась к банальному «давайте купим таранного форварда и будем на него навешивать»). Пеп отвечал, что не надо придумывать никакой план Б, надо сделать так, чтобы исправно работал план А.

Manchester City F.C.

У команды, которая реально претендует на высокие достижения, должна быть идентичность, и не так важно, какая именно. Это в любом случае эффективнее, чем безыдейность Бельгии, Уругвая, Уэльса и других. Отсутствие игрового почерка нивелирует даже высокий индивидуальный класс исполнителей.

Но даже самая отточенная стилистика не гарантирует вам положительный результат просто в силу формата турнира. Можно ли вообще ставить знак равенства между обладателем кубка Чемпионата мира и сильнейшей командой на планете?

Сила фаворита проявляется на дистанции. Итоги национальных чемпионатов в этом смысле более показательны, чем кубковых соревнований, где нужно сыграть меньше игр и важнейшую роль играет жеребьевка.

Команды, попавшие в группу, А, по сути, получили халявные 3 очка, потому что им противостояла недееспособная команда Катара, наивно рассчитывавшая стать ближневосточной Испанией. В то же время команды Германии и Аргентины, проиграв первый матч, оказались на краю пропасти из-за высокой конкуренции в группах и минимальной потери концентрации в дебютных встречах.

Короткие турниры привлекают аудиторию из-за меньшей предсказуемости, но именно поэтому их результаты сложно воспринимать в отрыве от контекста. Была ли Греция сильнейшей командой в Европе в 2004 году? Вряд ли, но она блестяще действовала в рамках своей игровой модели, ей благоволил жребий и обстоятельства.

Чемпионат мира — это не раскладываемый перед нами пасьянс реального соотношения сил между командами. Скорее, увлекательный художественный фильм с неожиданными поворотами сюжета.

5
В среднем: 5 (3 голоса)
Комментарии