Перейти к основному содержанию

Тер Штеген: «Гвардиола звал меня в "Манчестер Сити"»

Марк-Андре рассказывает о трансферных слухах, конкуренции с Клаудио Браво, стиле игры и суевериях
10 Января 2017, 4:00
23
Тер Штеген: «Гвардиола звал меня в "Манчестер Сити"»

2017 год несёт с собой множество надежд и вызовов для главного стража ворот «сине-гранатовых». Марк-Андре тер Штеген (Мёнхенгладбах, 30.04.1992) в «Барселоне» уже два с половиной года, а потому встречает нас отменным кастильским произношением.

— Каким было начало ваших отношений с испанским языком?

— Сперва мне было дико сложно, но еще сложнее освоиться в команде без знания языка, поэтому для меня было очень важно выучить испанский как можно скорее, чтобы облегчить себе жизнь.

— Бывали случаи, когда из-за нового языка случались недоразумения?

— Да. Я делаю все возможное, чтобы объясняться на испанском, чтобы меня понимали, но люди должны знать, что иногда я подбираю не совсем верные слова и злюсь на себя, когда из-за этого меня понимают превратно или пишут не то, что я на самом деле имел в виду.

— В личном плане, как оцениваете 2016 год?

— Он был очень интересным. Мы продолжили расти как команда. Во второй половине года, уже в нынешнем сезоне, матчи стали немного отличаться, потому что изменился подход, с которым соперники обороняются против нас, но мы приспособились к ситуации — сейчас мы на втором месте и полны желания побеждать в каждой игре. Победой в дерби (4:1) мы закончили год в Примере на хорошей ноте.

 

 

— Это ваш третий сезон в «Барселоне». Оглядываясь назад, помните тот день, когда вам впервые сказали, что «Барса» проявляет интерес?

— В самом начале, когда со мной связались представители клуба, мне сразу сказали, что на меня есть серьезные планы. Я был счастлив, потому что случилось то, о чем я и не думал мечтать — я здесь, в лучшем клубе мира, вокруг меня прекрасные люди, и это очень ценно для меня.

— Когда контракт был подписан, какие советы дал Субисаррета?

— Советов было много, но главным образом он хотел дать мне понять, какой бывает жизнь голкипера «Барсы». Он объяснил, что эта позиция уникальна в принципе, а в «Барселоне» и подавно, что здесь к вратарям особое отношение, но и особые требования. У меня не было никаких сомнений — я хотел быть здесь и сразу же поставил подпись там, где было нужно.

— Вратарская позиция на «Камп Ноу» — зона особой ответственности. Что вы знали об этом?

— Вратари, оставившие след в истории «Барсы», особенно Виктор Вальдес, служат образцом тому, каким должен быть голкипер каталонцев. Клуб хотел подписать вратаря, умеющего хорошо играть ногами, который понимал бы игру «Барселоны», и мне льстит, что выбор остановился на мне.

— Как вы сохраняете спокойствие в тех атаках, когда нападающие соперника применяют высокий прессинг у самой штрафной, и вы часто оказываетесь последним защитником?

— В эти моменты я предельно сконцентрирован, потому что всегда ищу наилучшее решение для выноса мяча – в этом плане я тоже стал опытнее в минувшем году. Игра в Примере учит новым вещам, которые отличаются от того, что происходит в Лиге Чемпионов. Много матчей, ты постоянно должен быть в форме, не терять ритм, с каждой игрой становиться лучше. Это та атмосфера, о которой я мечтал с первого дня здесь, и сейчас я могу сказать, что мечта сбывается. Всякий раз, когда мяч оказывается у меня, я ищу самое правильное решение, и если нападающий в этот момент рядом со мной — ну что же, рядом так рядом.

 

 

— Недавно вы совершили ошибку в гостевом матче против «Сельты», о которой сами потом высказывались в очень критическом тоне. Как вратарь переживает подобную ситуацию?

— После каждого матча мы всегда анализируем все произошедшее с Делой (Хосе Рамон де ла Фуэнте, тренер вратарей «Барселоны» — прим. переводчика) и с главным тренером. С холодной головой обсуждаем ошибки и удачные действия. Всегда можно чему-то научиться, проговорив то, что случилось в этой игре, и что может вновь произойти в другой. После ошибок я собираюсь с мыслями и концентрируюсь уже на следующей встрече.

 


 

—  Специалист, с которым вы работаете больше всего — Де ла Фуэнте. Какие у вас с ним отношения?

— Дела акцентирует мое внимание абсолютно на всем, всегда говорит, что я сделал так, а что не так, и для меня его мнение очень важно. Мы постоянно работаем вместе, и он рассказывает, как многие вещи видятся со стороны — без этой обратной связи мне было бы трудно. Кроме этого, я постоянно общаюсь с партнерами по команде, спрашиваю у них, в чем можно прибавить, как можно сыграть еще лучше. В «Барсе» каждый игрок хочет постоянно самосовершенствоваться, и это очень круто.

— А как вы ладите с Луисом Энрике?

— Он много говорит с игроками, всякий раз, когда мы выходим на поле, он заряжает нас своими эмоциями, и это дает легкость и задор. Наши мотивации полностью совпадают, это чувствуется. Каждый человек здесь, включая технический персонал, хочет побеждать всегда и везде, и каждый делает для этого все, что в его силах.

— Сейчас, кроме вас, в команде еще два вратаря — Силлессен и Масип. Что расскажете нам про каждого из них?

— Мы много общаемся друг с другом, вместе тренируемся. У меня хорошие отношения с обоими, и я очень это ценю. Мне знакома подобная ситуация, возможно, не так хорошо, как им, но я могу представить, что для них нелегко постоянно поддерживать нужный игровой тонус. И я испытываю к ним огромное уважение, потому что оба они отлично с этим справляются.

— Тем, кому в итоге пришлось уйти, стал Клаудио Браво. С тех пор было сказано уже много слов о ваших с ним отношениях. И все же, если сейчас посмотреть назад, что вам вспоминается?

— Это была очень тяжёлая конкуренция, потому что каждый из нас хотел играть постоянно. В результате, после всего, что произошло прошлым летом, ситуация изменилась, и, кажется, нам обоим сейчас хорошо. Он играет в «Сити», а я здесь, в «Барселоне». Что-то обязательно должно было поменяться, потому что было сложно поддерживать то положение дел.
 


 

— Пеп Гвардиола признался, что сначала пригласил в «Манчестер» вас. Было такое?

— Я полагаю, он хотел приобрести вратаря, который хорошо играет ногами, ведь весь мир знает Гвардиолу и как человека, и как футболиста, и то, как он видит игру. Для меня было очевидно, что, если бы ситуация не изменилась, я был бы вынужден искать другое решение, но в клубе сказали, что пришло моё время, все поддержали меня, так что у меня больше не было сомнений, и я остался. Гвардиола звал меня в «Манчестер Сити», но моё будущее здесь.

— Говорят, вы — это вратарь «Барселоны» на грядущее десятилетие. А сами видите себя в каталонской форме в течение 10 лет?

— Конечно, а почему нет?

— Как идут дела с продлением контракта? Вы уже начали это обсуждать?

— Мы находимся в постоянном контакте с руководством клуба, но пока много не говорили об этом — до конца контракта еще 2,5 года, торопиться некуда.

— Ваши кумиры?

— Когда я был в академии в Мёнхенгладбахе, я четко представлял себе, каким должен быть идеальный вратарь, а поскольку рос я в эпоху Оливера Кана, то он и был для меня лучшим в мире. Позже в этот список добавились Буффон и Касильяс.

— Что попросите у 2017 года?

— Прежде всего, здоровья, потому что от него зависит абсолютно всё. Надеюсь, всю нашу команду ждёт год без травм и проблем, чего желаю также своей семье и друзьям.

— А спортивные планы?

— Чтобы мы выиграли максимально возможное количество матчей и трофеев и опередили на финише «Мадрид».

— Последний вопрос: вы начинали играть в зеленой форме, а сейчас она черная с фиолетовым. Была какая-то причина сменить цвета? Суеверие?

— Совсем нет, я не суеверный человек. Всё зависит от матча и настроения, не более того.

Нет голосов