Лео Месси – самый вертикальный игрок, которого я когда-либо видел на футбольном поле. Он поражает тебя, потому что вне игровой площадки – это сдержанный и застенчивый парень, но когда он выходит на поле, то превращается в дракона, способного сотворить все что угодно с мячом в ногах. Кроме того его не пугают самые непроходимые защитные ряды противника, а наоборот, чем больше его пытаются остановить, тем больше его желание заполучить мяч. Лео никогда не пытается затаиться, а всегда просит, чтобы ему отдали «круглого», не теряется, его бьют по ногам, а он продолжает играть… Он настолько хорош, что если однажды он выбирает худший вариант продолжения игры, в конце концов, он превращает его в хороший. Всем нам, остальным, нужно думать о том, что мы делаем, а ему не нужно, ведь что бы Лео ни делал, он превратит это в угрозу для соперников. Каждый раз, когда мяч у него в ногах, ты знаешь – что-то должно произойти.

Полагаю, что прозвище «Блоха» для него стало слишком «маленьким»; он стоек как скала, обладает великолепной скоростью и необыкновенной силой. Хотя, глядя на него, не кажется, что он обладает сильным характером. Лео злится, когда на него не делаешь передачи, и не сомневается, когда встречается лицом к лицу с защитниками оппонента. В любом случае он всегда уважителен, возможно, потому что вырос в футбольной школе «Барсы» или же благодаря воспитанию, которое получил в семье. Я очень хорошо понимаю, что ключом к успеху является команда, хотя Лео – это парадигма индивидуальной и выводящей соперника из равновесия игры.

Его сравнение с Марадоной логично. Только этих двоих я видел проходящих с такой почти оскорбительной легкостью через окружение трех или четырех оппонентов. Диего и Лео – это квинтэссенция зрелищности футбола. Я не возьму на себя смелость сказать, что Месси превзойдет Марадону, но очевидно, что в ближайшие десять лет он будет лучшим футболистом, глядя на которого мы будем наслаждаться на «Камп Ноу», потому что никто не должен забывать, что мы говорим об очень молодом парне, который доставляет нам столько радости. Кроме того, он всегда может рассчитывать на помощь Хуанхо Брау, который всегда рядом с ним и заботиться о его здоровье.

Все звезды – это прирожденные победители, а конкурентоспособность Лео максимальна. Он хочет выигрывать всегда, и я имею в виду не только матчи, но также и любую игру, в которой он принимает участие, на тренировке или же в раздевалке. Когда мы играем в футбольный теннис, и он проигрывает, то просто звереет. Лео очень гордый, но это не столь заметно из-за того, что он – интроверт.

С определенной ностальгией вспоминаю первую предсезонку, которую Лео провел с главной командой – тур по Японии, где мы с ним жили в одном номере. Ему едва исполнилось 16 лет, и его поселили со мной, чтобы я был для него чем-то вроде «гида», так как я был одним из ветеранов команды. Он был такой застенчивый, что спрашивал у меня разрешения прежде, чем переключить канал на телевизоре или посмотреть что-либо на компьютере. Пять лет спустя этот парень, который едва осмеливался произнести хоть слово, боясь побеспокоить кого-либо, завоевал весь мир.

И что рассказать о Марадоне? Для меня он был самым великим. Он вытворял такие вещи, которые я до сих пор не видел в исполнении кого-либо другого на поле. Возможно, Месси будет близок к нему, но пока ему не хватает триумфа на Мундиале, чтобы сравняться с достижениями Диего. То, что сделал Марадона на Чемпионате мира 1986, просто невероятно. Он – «звезда» в любом значении этого слова, потому что он комфортно себя чувствовал под грузом ответственности того, кто играет решающую роль в важных матчах. Недавно он приезжал в Барселону, чтобы встретиться с Месси, и подошел ко мне на одной из тренировок. Марадона вышел на поле в Ла Масии, от всего сердца поприветствовал Гвардиолу и направился ко мне. Я был поражен. Лучший игрок в истории футбола хотел познакомиться со мной. «Диего, для меня – ты самый великий, поздравляю тебя с новым этапом твоей карьеры в качестве главного тренера сборной Аргентины и надеюсь, что мы встретимся в финале Мундиаля», – проговорил я. «А я тебя поздравляю, Хави, со всем, с твоей игрой и с тем, кто ты есть», – ответил он. Диего удивил меня, потому что при личном общении он оказался очень приветливым, радушным, простым и искренним.

Но настоящим «чело» «Барселоны» является Хавьер Савиола. Я начал называть его так, потому что тогда играл один игрок, которого звали Чело*, и мы всегда пошучивали над этим именем. Кроме того слово «че»** всегда было у него на устах: «Че, произошло то-то», «Че, пойдем туда-то», и так без остановки каждый день с этим таким забавным аргентинским акцентом. 

Я горжусь тем, что мы с Хавьером великолепно дружим, несмотря на то, что он перешел в «Реал Мадрид». Мы многое пережили вместе, хорошие, обычные и плохие моменты. Когда он приехал в Барселону, умер его отец. Ему позвонили в три часа утра, и ему нужно было возвращаться в Аргентину. Эта трагедия нас сплотила еще больше, потому что Савиоле нужна была забота, так как в Барселоне с ним жила только его мать. Я предложил ему всю свою дружбу, познакомил со своей семьей и друзьями. Его адаптация прошла одномоментно.

«Чело» – очень тревожный человек, на него влияет все. Создавалось ощущение, что он ничего не понимал, но он все схватывал на лету. Правда, ему было трудно вписаться в жесткие требования Ван Гааля, но он замещал эти недостатки своей ловкостью. Хавьер был очень сообразителен, на поле он был самым ушлым, он не упускал ни единой возможности, у него всегда был наготове гол. Вспоминаю, как на одной из газетных обложек нас назвали «Хавиола» из-за его голов, забитых с моих передач.

Кроме того у нас были схожие интересы. Не нужно забывать, что нам тогда было 21 и 22 года, поэтому мы вместе ужинали, ходили куда-нибудь. У нас была репутация «сонь», что отчасти было правдой. Несколько раз мы умудрялись проспать. Проблема коренилась в том, что мы спали в одной комнате. Хавьер никогда не ставил будильник, ожидая, что это сделаю я, а я не всегда вспоминал об этом. Однажды все закончилось тем, что нам начали колотить в дверь, чтобы разбудить нас.

Это был очень хороший период в моей жизни, но, к сожалению, на клубном уровне ситуация была весьма хаотична. Очевидный конфликт, за который Жоан Гаспар был назван главным ответственным, и постоянная смена тренеров, которая не способствовала воцарению спокойствия в раздевалке.

Ван Гааль никогда не был слишком уверен в Савиоле. Он со своими характеристиками не вписывался в его схемы. К сожалению, также в нем не был уверен и Райкаард, поэтому ему пришлось искать свое место в других клубах. Когда он мне сказал, что ему лично позвонил Бернд Шустер, интересовался его ситуацией с контрактом и уговаривал его подписать соглашение с «бланкос», я окаменел. Моя первая реакция, в качестве шутки, была: «Черт подери! Ты что не можешь перейти в другой клуб?». Но потом я его успокоил, сказал, что прежде всего мы – профессионалы, и должны иметь обязательства перед той командой, в которой к тебе лучше относятся и больше ценят. Но, в конце концов, если говорить честно, в глубине души я думал: «И все-таки ты мог уйти в «Валенсию», в «Вильяреал» или, в конце концов, в «Эспаньол»!»

Я желал ему лучшего. Было очевидно, что в «Барселоне» с ним бы не подписали новый контракт, поэтому его уход из клуба был предопределен. Шустер, по крайней мере, казалось, рассчитывал на него, хотя, как выяснилось позже, это оказалось не так.

Сейчас с «Чело» я вижусь скорее мало, чем много, но мы поддерживаем контакт через сообщения по мобильному телефону. Получается так, что когда он приезжает в Барселону, я обычно нахожусь в сборной. Судьба нас разделяет, но дружба нас сближает. Чело, я люблю тебя!

 

* chelo – блондин (исп.)

** che – испанское междометие, наиболее часто употребляемое в Аргентине и Уругвае. Используется в качестве восклицания «эй!», обращения к людям – парень, приятель, друг, а также как слово-заполнитель.

 

< Глава 22  Оглавление  Глава 24 >